Озаботились прошлым

Вторник. Восемь утра. Около одного из кабинетов Государственного архива Саратовской области уже во всю кипит жизнь. Два десятка человек переминаются с ноги на ногу и составляют какие-то списки. «Как всегда, заходим вшестером, а потом уж кто успеет», – бросает загадочную фразу статный мужчина с кипой бумаг под мышкой. Остальные недоуменно переглядываются и решают, уйти прямо сейчас или попытать счастье позже. Комната, за попадание в которую разворачиваются такие баталии, – читальный зал. В ней изо дня в день любители и профессионалы занимаются «генеалогическими раскопками». Составление генеалогического древа или, проще говоря, родословной любой семьи – дело насколько интересное, настолько и непредсказуемое. А в последнее время поиск в истории своих предков стал еще и своеобразным модным трендом.

Раньше читальный зал Госархива в Саратове, где одновременно могут работать только шесть человек, легко справлялся с наплывом посетителей. Но с тех пор как генеалогия из науки для специалистов превратилась в увлечение для бизнесменов, домохозяек и студентов, столпотворение возле заветных дверей стало обычным делом. Об этом свидетельствует и статистика. В 1999 году сотрудники Госархива исполнили 261 запрос, в 2010-м – уже 1913. Причем если десять лет назад тематических запросов было примерно в два раза меньше, чем генеалогических, то сейчас это соотношение изменилось – 1:3.

АРХИВНЫЕ ЗАГАДКИ ПРОТИВ КРАСИВЫХ ЛЕГЕНД

Специалисты до сих пор не могут определить, благодаря чему так резко возрос интерес к поиску своих корней. Раньше заявители часто останавливались, найдя прабабушек и прадедушек, сейчас же стремятся прокопать родословную в глубь веков.
Одной из причин бума стала телепередача «Моя родословная», в которой всего за час звезды получают в свое распоряжение генеалогическое древо семьи, заполненное чуть ли не до средневековья. На самом же деле процесс поиска длится несколько месяцев, и занимаются им десятки специалистов по всей стране. Так, для того чтобы певица Валерия легким движением руки взяла с полки папку с документами о своей прапрабабушке, саратовская архивистка три недели искала и подшивала в него материалы.
«Папок с личными делами на всех, кто когда-либо жил в губернии, у нас нет, поэтому о том, что поиск будет легким, надо сразу забыть, – говорит начальник отдела использования и публикации документов Государственного архива Саратовской области Наталья Самохвалова. – Занимаясь генеалогией, надо изначально настраиваться на долгую и кропотливую работу и ждать не только неожиданных открытий, но и возможных неудач».
Государственный архив – это отправная точка любого генеалогического поиска. Именно в этом учреждении хранятся метрические книги, документы дворянского депутатского собрания, архивы государственных учреждений и другие эксклюзивные материалы. Джентльментский набор данных, по которым будет проще всего найти предка, выглядит так: фамилия, имя, отчество, место рождения, дата рождения (или хотя бы временной промежуток), социальная принадлежность. Проще всего искать дворян, знатных военных, чуть сложнее купцов и мещан, хуже всего дело обстоит с крестьянами. После отмены крепостного права в 1861 году ревизские сказки, то есть переписи населения, по крестьянам не велись.
От того, насколько точно и грамотно заявитель составит запрос, зависит результативность поиска. Зачастую люди полагают, что найти предка можно и по красивой семейной легенде. По словам Натальи Самохваловой, заявители охотно приукрашивают эти истории: «Если в роду был булочник, то непременно – первый в городе, а если купец, то самый богатый. Иногда выдвигают невыполнимые критерии для поиска. Например, просят разузнать, где мама с папой познакомились. А ведь чаще всего в архиве остаются только две записи о человеке – дата рождения и дата смерти – ведь брака, службы и других событий может и не быть».
За один раз заявителю на руки выдают только пять метрических книг. Повезет найти в них зацепки или не повезет, дело случая. Кроме того, старинный архивный документ – это настоящая головоломка для неопытного человека. Угасающий и неразборчивый подчерк, записи на немецком, польском и старотатарском языках… Не смог с ходу разобраться в этих тонкостях и корреспондент «Взгляда». «Панфера Иванова дочь Пелагея» – эту, казалось бы, простую фразу с трудом удалось прочитать на пожелтевших страницах метрической книги Балашовского уезда за 1802 год.
МИЛЛИОН
ЗА ИСТОРИЮ СЕМЬИ

Предприниматель Андрей Кумаков занялся изучением своей родословной в 2002 году. «Тогда я мог себе позволить по 2-3 месяца сидеть в архиве, – вспоминает он. – Собрал большое количество материалов, изучал книги по истории Саратова, ездил в московские и питерские архивы. В результате выяснил, что мои предки – коренные саратовцы. С помощью архива я смог документально подтвердить многое, что когда-то рассказывал мне дед, листая фотоальбом. Например, то, что среди нас были предводители дворянства, купцы, генералы казачества».
Почти за десять лет поиска Андрей Вадимович успел стать постоянным клиентом архивов и нарисовал генеалогическое древо семьи вплоть до начала XVIII века из почти 600 (!) человек. Свои корни Кумаков искал с усердием и обнаружил много интересных фактов. Например, что триста лет назад имение его предков находилось всего в трех километрах от усадьбы предков его будущей супруги.
Постепенно увлечение генеалогией и краеведением из хобби переросло в его вторую профессию. Около года назад Кумаков открыл интернет-сайт, который подробно рассказывает об истории старого Саратова, о семьях, которые составили род Кумакова, содержит биографические данные о сотнях жителей Саратовской губернии. Желающим Андрей Вадимович помогает искать своих предков, и делает это бесплатно.
Помимо сотрудников Госархива, людей, профессионально занимающихся генеалогией, в Саратове нет. По крайней мере, официально ни одной подобной организации в нашем городе не существует. Такая же картина наблюдается и в большинстве российских городов. Для сравнения: в США уже давно действует разветвленная сеть генеалогических бюро. В Европе активно развивается новое научное направление – ДНК-генеалогия, когда по анализу ДНК можно установить не только общих прародителей у абсолютно незнакомых людей, но и определить регионы миграции предков.
Но России до таких изысков пока далеко. В Москве и Санкт-Петербурге на ниве поисков предков работают известные генеологи. На саратовских просторах услугу беготни по архивам выполняют те, кто когда-то преуспел в поиске своих родственников. Шанс быть обманутым в этом случае невелик, но он все же он есть. А вот с интернет-порталами, где предлагают составить родословную по фамилии, лучше не связываться.
Исключительно своими силами провести генеалогическое исследование сложно. Спустя какое-то время поиски обязательно выйдут за пределы области, и придется писать запросы (а то и ехать лично) в архивные учреждения других городов. Услуги ученого с именем за выполнение поиска по одному предку могут обойтись в сумму до 500 евро, а удачливому, но безызвестному поисковику можно заплатить и пару тысяч рублей. Выполняют запросы и сами архивисты. Просмотр одной книги обойдется всего в 300 рублей, но из-за большого потока заявителей срок выполнения может растянуться до 7 месяцев. Не лишним будет и приобретение специальной компьютерной программы, рисующей генеалогическое древо с главными данными и мелкими фактами, касающимися многочисленных предков.
В любом случае, поиск продолжается до тех пор, пока кредитоспособен заявитель. Андрей Кумаков говорит, что уже давно сбился со счета, сколько потратил на семейные исследования. Знатокам известны случаи, когда за составление родословной вошедшие во вкус бизнесмены были готовы отдать до миллиона рублей.

В МЕЧТАХ О БАРОНЕ

Восстановить род, начиная с первого предка, который когда-то прибыл на саратовскую землю, удается единицам. Больше других везет в этом отношении потомкам немцев Поволжья. Как раз сейчас они активно пускаются в генеалогические раскопки и заваливают архив письмами из всех уголков России, а также из Европы, Америки и Австралии.
Но даже в случае обрусевших иностранцев документы часто ставят перед специалистами невыполнимые задачи. Список иностранных первопоселенцев, приехавших в Поволжье, был составлен в 1766 году, а метрические книги немецких римско-католических церквей сохранились только с 1801 года. Таким образом, одно звено предков теряется, а пропасть почти в сорок лет приходится восстанавливать за счет архивов других городов.
Среди огромного вороха скупых статистических данных архивистам иногда удается откопать захватывающие и почти детективные истории. Несколько лет назад в Саратовский архив обратилась жительница Санкт-Петербурга с запросом на поиск данных о своей бабушке, которая была богатой дворянкой и владела собственным особняком. По этим зацепкам найти ничего не удалось. Но неуступчивую даму это не остановило, и она сообщила дополнительные данные о бабушке – что та якобы окончила Боголюбовское рисовальное училище, стала талантливым скульптором, а в последствии была ни много ни мало связной у Ленина. Эти факты подтвердились. В последствии внучка про архивный поиск и историю жизни своей бабушки написала две книги.
Желание быть причастным к какому-то старинному роду – это еще один стимул для похода в архив. Причем иногда в пользу этой версии могут говорить факты, но подтвердить их удается далеко не всегда. «Как-то раз на нас вышел мужчина из Томска и рассказал, что ему неожиданно позвонили из Германии и сообщили интересную информацию по поводу недавно умершего знатного немца, – говорит Самохвалова. – Он был очень богатым, но бездетным бароном. После смерти он завещал найти своих родственников и разделить между ними баснословное состояние. Главной зацепкой было то, что фамилия у этого сибиряка была точно такая же, как и у барона. Мы искренне хотели помочь ему, хотели, чтобы они на самом деле оказались родственниками. Но чуда не произошло – они были всего лишь однофамильцами».

***
Народная мудрость гласит, что те, кто не знает своего прошлого, не имеет будущего, и в этом свете массовое увлечение генеалогией можно только приветствовать. Если бум на поиск предков сохранится, то в Саратове, возможно, уже в ближайшем будущем появятся специализированные фирмы по составлению родословной и профессиональные генеологи. С нетерпением ожидают специалисты и ввода в эксплуатацию нового корпуса Саратовского госархива. Читальный зал в этом долгострое рассчитан на двадцать мест, что позволит разгрузить основное здание от потока клиентов. Но даже в этом случае рассчитывать на то, что перед поисковиками откроются все вековые тайны, не стоит. На то они и тайны.

Источник: http://sarvzglyad.ru/?news_id=4179
Дата: 06.08.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ