Быль дороже легенды

Поныне братьев-купцов Михаила Иллиодоровича и Николая Иллиодоровича Ляпиных славят как крупных московских и российских меценатов 1870–1890-х годов. Они часто упоминаются и в Интернете.

Ляпины владели в Москве суконным производством, торговали шерстью. Они построили и содержали благотворительный дом для вдов и учащихся девиц; в Ляпинский ночлежный приют ежедневно приходили более тысячи нуждавшихся; бесплатное общежитие – «Ляпинку» – на Большой Дмитровке для студентов университета и учеников училища живописи, ваяния и зодчества.

 В Ляпинском приюте ночевал Владимир Маяковский и бывал Лев Толстой. Сцена, когда нищие собираются на ночлег в этот приют, изображена на известной картине В.Е. Маковского «Ночлежный дом» (1889 г.), причем искусствоведы полагают, что фигура на первом плане срисована с опустившегося живописца А.К. Саврасова. А общежитие «Ляпинка» связано с именем Исаака Левитана и многих других художников. 

Однако в России совершенно не известно, что братья Ляпины происходили из коренного воронежского купечества!

Здесь приходится говорить и о том, что генеалогия этого сословия остается малоизученной, и о том, что сами Ляпины, по-видимому, запутывали свое происхождение, в чем им основательно помог известный российский литератор Владимир Гиляровский.

Истину же помогли установить документы Государственного архива Воронежской области.

Для многих россиян знакомство с фамилией Ляпины начинается с очерков Гиляровского «Купцы» и «Ляпинцы» – из цикла «Москва и москвичи», с нарисованного писателем образа чудных и добрых богачей, холостяков, уже стариков. Общежитие «Ляпинка» находилось в той же усадьбе братьев Ляпиных, где стоял их жилой особняк. Почти напротив, на Большой Дмитровке, размещался купеческий клуб, и Гиляровский прежде всего знал братьев Ляпиных в конце XIX века как постоянных и легендарных посетителей этого клуба:

«Неразлучники – звали их (…) Они являлись в клуб обедать и уходили после ужина. В карты они не играли, а целый вечер сидели в клубе, пили, ели, беседовали со знакомыми или проводили время в читальне (…) Старший – Михаил Иллиодорович – толстый, обрюзгший, малоподвижный, с желтоватым лицом (...) Младший – Николай – энергичный, бородатый, был полной противоположностью брату. Ляпины обладали хорошим состоянием и тратили его на благотворительные дела...».

Однако воронежский краевед не может не заметить и явное несоответствие того, что зафиксировано в архивных материалах и дореволюционных воронежских газетах, тому, что сообщает Гиляровский о происхождении Ляпиных:

«История Ляпиных легендарная, и зря ее не рассказывали всякому купцы, знавшие Ляпиных смолоду. Ляпины родом крестьяне, не то тамбовские, не то саратовские. Старший в юности служил у прасола и гонял гурты в Москву. Как-то в Моршанске, во время одного из своих путешествий, он познакомился со скопцами, и те уговорили его перейти в их секту, предлагая за это большие деньги. Склонили его на операцию, но случилось, что сделали только половину операции, и, вручив часть обещанной суммы, докончить операцию решили через год и тогда же и уплатить остальное. Но на полученную сумму Ляпин за год успел разбогатеть и отказался от денег и операции».

Но ревизские сказки (документы по переписи населения) однозначно свидетельствуют, что и Михаил с Николаем, и их предки родились в Воронеже в обширной купеческой семье.

Их деду, Михайле Федосеевичу, купцу третьей гильдии, по ревизии 1812 года было 67 лет, а 1816 года – 71 год. Михайла с супругой Екатериной всем своим шести сыновьям дали непростые имена: Дормидонт, Ардалион, Илиодор, Африкан, Измоград, Аннеподист!

Отец благотворителей Илиодор (в поздних материалах – Иллиодор) родился около 1791 года. Он был трижды женат. Умер в 1847 году еще не старым, когда ему было около 56 лет. Будущие меценаты появились на свет в его первом браке: судя по ревизиям в 1835 и 1850 годах, Михаил родился около 1826 года, а Николай – около 1830-го.

Уже по ревизским сказкам видно, что в семье было мало благополучия. Другие же, имущественные, документы областного архива свидетельствуют, что история рода Ляпиных – это болезни и ранние смерти, тяжелые долги и долговые обязательства не только прямых наследников должников, но и их родственников. Становится ясно, почему в середине XIX века сыновья умершего Иллиодора отправились из Воронежа в Москву искать лучшей жизни.

И родилась легенда, что они пошли на заработки из неких сел, чуть ли не в лаптях, а разбогатеть сумели благодаря «начальному капиталу», полученному от скопцов. Но и в отношении источника богатства легенда далеко не отвечает действительности. На самом деле, несмотря ни на какие казусы в семье, и отец братьев, и сами они все-таки достигли в Воронеже достаточных успехов в коммерческих делах и добились престижного общественного положения.

Во-первых, в документах отмечено право Иллиодора «в торговле комиссионерства в Москве».

Во-вторых, в 1847 году по указу Сената его сын, молодой коммерсант Михаил Ляпин, уже повысил свой сословный статус – был возведен в звание личного почетного гражданина Воронежа, а затем почетное гражданство обрел и Николай.

В-третьих, перед переездом в Москву братья развернули бурную коммерческую деятельность, даже не сравнимую с примитивной «службой у прасола». Они временно приписались к купечеству города Ейска, делая там выгодные поставки продовольствия. Вместе с тем в 1863 году приобрели в Воронежской губернии приличную недвижимость и извлекали из нее большие доходы. В самом Воронеже они стали владельцами трех усадеб с двухэтажными каменными домами, причем одна усадьба ранее принадлежала их умершим родственникам, не уплатившим при жизни долги, и братьям пришлось ее выкупать как наследникам.

Под Воронежем – вблизи сельца Маклок, на речке Усманке – братья Ляпины завладели живописными и плодородными лесными угодьями с винокуренным заводом. По их доверенности заводом управлял купец Николай Веневитинов, который впоследствии стал собственником ляпинской недвижимости, и именно эта лесная усадьба дала имя известной ныне базе отдыха «Веневитиново»!

Необходимо заключить: братья пришли в Москву явно не на пустое место и не с пустыми карманами. И не сомнительная хирургическая операция, а прежде всего воронежский капитал позволил им начать в Москве новое суконно-шерстяное дело, а затем стать меценатами.

В позапрошлом веке была мода на такие легенды – как разбогатели и превратились в купцов наиболее сметливые и удачливые самородки, вышедшие из простого люда. Вероятно, братьям Ляпиным было почетнее прослыть везучими крестьянами, чем выходцами из купеческой семьи с подмоченной торговой репутацией, да еще неудачниками в вопросах женитьбы. Увы, богатство часто стояло по другую сторону от счастья в личной жизни…

Для нас важно и то, что братья Ляпины зарекомендовали себя благотворителями воронежскими – уже после того, как покинули родной город.

Михаил и Николай Иллиодоровичи периодически присылали из Москвы в Воронеж деньги для раздачи их бедным. Как правило, сумма в размере нескольких сотен рублей поступала в городскую управу Воронежа в преддверии крупного праздника - Рождества или Пасхи, а управа решала, кому раздать эти деньги в праздник.

Например, в 1891 году газеты «Воронежский телеграф» и «Дон» сообщали, что московский филантроп Ляпин препроводил нашему городскому голове 600 рублей. Их получили, конечно, только немногие нуждавшиеся: 60 бедным вдовам раздали по 10 рублей «в четверг и пятницу, на Страстной неделе Великого поста». Вообще же, по замечанию современников, Воронеж кишел нищими, и никакие отдельные благотворители помочь им были не в состоянии.

Самый крупный дар – свой наследственный воронежский дом – Ляпины преподнесли родному городу в 1897 году. Они пожертвовали его в ведение самоуправления с тем, чтобы оно использовало особняк для какого-либо полезного для города заведения. И городская дума решила приспособить его под муниципальный ломбард, открывшийся в том же году. Считалось, что ломбард избавит средние слои населения от кабальных услуг частных ростовщиков. По проекту городского архитектора А.М. Баранова в 1898–1900 годах здание расширили, и ломбард справил в нем новоселье.

Бывший дом М.И. и Н.И. Ляпиных возле Каменного моста доныне цел, его современный адрес – улица Карла Маркса, 43. Он хорошо узнаваем по броской оранжевой раскраске. Особняк охраняется как памятник истории и архитектуры, и в Воронеже это лучшее напоминание о знатных земляках-меценатах.

Источник: http://www.communa.ru/news/detail.php?ID=51925
Дата: 05.08.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ