Казус Какашкина

Итоги переписи можно осмыслить

Антон ЕЛИН, спецкор «ВМ». Родился в 1974 году в Москве под вой глушилок «Радио Свобода» в семье экономиста Геннадия Елина. С конца 80-х получал дубиной по голове на акциях ДС – Демократического союза.
В 1991 году из памперсов делал противохимические намордники во внутренней охране Белого дома. Награжден за это медалью «Защитнику свободной России», уехал пить ракию в Болгарию, вскорости был выслан оттуда, скитался по Балканам, помогал румынским бензиновым контрабандистам из города Сучава. Попал на родину. И пока здесь.
Не привлекался. Не судим. Не уголовник, как могут подумать некоторые.
По пятницам будет вести рубрику под названием «Антоновка».

ПОЧТИ 9 месяцев прошло с начала Всероссийской переписи населения, а статистические ведомства никак не могут разродиться простой информацией, которая волнует меня: сколько в Москве «мавров», «папуасов», «крестьян затундренных», «кацапов», «жителей вселенной», «бульбашей», «гоблинов» и «эльфов».
Звоню замначальника Управления переписи населения Росстата Ирине Журавлевой с вопросом: почему нет информации о «папуасах», «космополитах» и «ня»?
– Мы все делаем постепенно, – отвечает Журавлева. – Вот вы скажите, что важнее – знать, сколько «кацапов» и «советских» в столице или же численность населения России?
Отвечаю честно: мне важнее узнать все про национальность «ня». Кто они, каков их доход, владеют ли они прицепом, а водоотведение у них какое: «через системы труб в выгребные ямы» или же «система канализации отсутствует»? Журавлева сдается:
– Ну, могу сказать, что «гоблинов» и «эльфов» – всего 40 человек. Мы вынуждены были внести в официальный перечень национальностей всех этих «кацапов» с «гоблинами», потому что народ наш ко всему относится с фантазией. Скучно ему писать «русский». Пишут «гоблин». Мы же все знаем, какой полет фантазии у нашего народа. Предварительная информация по национальностям будет уже в ноябре этого года. А окончательные итоги подведем в конце 2012-го.
Ждать столько времени у меня нет никаких сил. Поэтому набрасываю свою классификацию жителей города. Я, Елин Антон Геннадьевич, 36, Москва, двое, в разводе, высшее, без подсобного хозяйства, мусоропровод, водоотведение через коммунальную канализационную систему. Решил вот, что, если Росстат и Мосгорстат пока молчат, попробую понять город через ономастику – то есть изучая имена собственные.
Я ступил на скользкую дорожку антропонимики и изучил москвичей по фамилиям. И первый вопрос: как там мой друг Какашкин? Переписали ли его? Владимир Георгиевич Какашкин (Радужная улица, 8) говорит, что именно фамилия должна стать краеугольным камнем в переписи, а не национальность.
– У меня мистические связи с фамилией, вот все орут: если ты Какашкин, то жизнь тебя наградит в чем-то другом. Обломись! Мне за полтинник, и прожил я именно как Какашкин. Супруга моя – Зотова, фамилию не поменяла. Развелись. После службы в береговой охране поступал я в военную академию – не взяли. С детства одолевали меня художественные наклонности – добился только того, что разрисовываю китайские игрушки.
В общем, фамилия – это карма.
– Никто меня не переписывал, я сам могу. Пись – это бывшие прибалтийские лифляндские дворяне-помещики Писс.
А потом его назвали Пись, но он не заметил: был увлечен революцией.
Про потомка лифляндских помещиков Пися я рассказал Какашкину. Какашкин помялся, потом сообщил, что в начале XX века их род назывался еще Кокажкиными.
И они все из обувщиков албанского города Кокаж, которые в 1920 году помогали советскому разведчику Аркадию Краковецкому налаживать коммунизм. Московский эмиссар завербовал обувщиков Kokaj, многие эмигрировали в советскую Россию, став в Одессе Кокажкиными, а позже просто Какашкиными.
По моей классификации, Пись и Какашкин отчасти могут быть отнесены к большому подвиду. Сюда входят (в скобках – количество жителей по Москве): Рука (2), Нога (58), Попа (17), Пискин (2), Писина (2), Сисин (14), Хвост (11), Пальчик (76), Палец (4), Кость (19), Бошкин (4), Ножкин (100), Глаз (24). Только в Москве живет 58 Ног, 17 Поп, 14 Сисинов. Кстати, честно скажу, что Попы идут на контакт гораздо лучше Ног. Ноги бросали трубки, тогда как Попы исследовали онтологические связи внутри сообщества Поп. Вот Кирилл Борисович Попа (Дубнинская улица, 22) – пятнадцати лет от роду. Попа говорит, что определенные плюсы в его фамилии есть: погоняло ему не нужно. Попа не страдает, говорит, это же не обезличенный Петров! До Ног дозвониться не удалось: в разъездах. Зато Мудраки почти все сидят дома.
В Москве Мудраков 49 человек. Они оказались приветливыми, 30 из них живут в САО. Мудраки – они держатся друг за друга. На одной Весенней улице – клан Мудраков: Полина, Софья, Тамара и Маша Мудрак. Артем Мудрак (проезд Черепановых, 64) уверяет, что все Мудраки деятельные.
Артему сейчас 9 лет, и он смешивает химические реактивы. Скоро Мудрак обещает взорвать скамейку во дворе при помощи смеси селитры и натертого напильником марганца.
На 13 Живых в Москве приходится 16 Неживых. И по сравнению с Неживыми – Живые пассивные, унылые, хотят умереть. Неживые же, напротив, при деле, энтузиасты, директора.
Пора подвести некоторые итоги исследования.
Первый вывод: человек противостоит проклятию фамилии. Неживые живее всех живых, Живые на деле унылые, Мудраки толковые, Попы стремятся к здоровому образу жизни.
Итак, классификация Антоновки (в скобках – количество носителей фамилии по Москве):
ОПТИМИЗМ, ЖИЗНЕЛЮБИЕ:
Неживая (16), Корявая (5), Карявый (4), Хромой (34), Кривой (59), Косой (62), Горбатый (11), Блях (8), Горький (9), Кислый (54), Невеселый (8), Могила (49), Погост (22), Трупов (13), Трупп (2), Грустный (1), Грустная (2), Твоюмать (1), Лох (13), Какашкин (1)
ПЕССИМИЗМ, ИЗОЛЯЦИОНИЗМ:
Живая (13), Богатый (13), Половая (29), Веселый (43), Родный (13), Сладкий (1), Мудрый (30).
ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ:
Больнов (1), Ганжа (239), Шмаль (59), Синебрюхов (17), Шмаровоз (5), Дилер (1).
ДОБРОТА, ОТКРЫТОСТЬ:
Кидло (12), Кидалов (11), Тупов (22), Гнида (6), Портянко (40), Харя (6), Елдин (6), Злая (9), Педик (10).
УМ, ОБРАЗОВАННОСТЬ:
Мудрак (49), Идиотов (1), Дураков (29), Тупов (22).
СПОКОЙСТВИЕ:
Гопота (1), Шабаш (24).
Чтобы понять, сколько в Москве настоящих пассионариев, мы должны дождаться результатов переписи. Я уверен: папуасы, ня, жители вселенной, мавры и крестьяне затундренные – наша надежда.
А вывод такой я сделал, потому что Тупые, Корявые, Кривые, Хромые преодолевают карму своей фамилии, новаторский импульс есть у Неживых, Труповых, Грустных и Лохов. А Кидло, Гнида, Портянко и Харя, возможно, и есть кадровый резерв Москвы.
Только вот с Какашкиным казус вышел. Ну, вы поняли. Один. Всего – один…

Автор: Антон ЕЛИН

Источник: http://www.vmdaily.ru/article/121647.html
Дата: 08.07.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ