Древо у дороги

Династия Историных послужила Транссибу 210 лет.

Фёдор Историн из сельца с домашним названием Собачонки, которое затерялось в мордовских лесах, в 1903 году ушёл на Великую Сибирскую дорогу не от хорошей жизни. На малой родине было холодно и голодно.

В те годы начала века на слуху был Иркутск. Здесь дорога бурно развивалась, энергично прирастала, как нынче принято говорить, инфрастуктурой. Крестьянину Фёдору Историну из глухого села железнодорожное начальство определило быть кочегаром на паровозе в локомотивном депо станции Иннокентьевская (ныне Иркутск-Сортировочный). Всю свою трудовую жизнь он оставался верен нелёгкой профессии, перекидав в паровозные топки тысячи тонн уголька. Именно здесь, в Ново-Ленино, Фёдор разжился деньжатами и срубил знатный пятистенок, который более чем на сто лет стал родовым гнездом для многочисленного семейства Историных.

Шестеро ребят уродились у Фёдора и Зиновии – пятеро сыновей и дочка. Один из них, Миша, по хворости умер в юности, а вот Григорий, Леонид, Иван, Александр выдались на редкость крепкими и жилистыми. Все они пошли по стопам отца, на железную дорогу. Только дочь Евдокия выбрала иную стезю. Перед войной окончила Иркутский финансовый техникум и всю жизнь трудилась, как считали братья, в сторонних организациях. Для них-то дорога осталась зарубкой на всю жизнь, их гордостью и славой.

Разветвлённое генеалогическое древо Историных дочь Александра Татьяна кропотливо воссоздавала не один год. Теперь этот рисунок, аккуратно раскрашенный карандашами, занимает почётное место в первом томе двух увесистых альбомов истории династии. Вся трудовая деятельность выпускницы Иркутского института народного хозяйства прошла в отделении госбанка, но до сих пор она свято верит в то, что почтенное семейство Историных сформировала и поставила на ноги многие десятилетия назад именно железная дорога.

Со станцией Иркутск-Сортировочный связана вся жизнь второго железнодорожного поколения Историных. В здешнем локомотивном депо работал машинистом Григорий, а потом, перед пенсией и далее, пока здоровье позволяло, – нормировщиком. Его сын Владимир трудился здесь же слесарем подвижного состава. Иван стал кондуктором при товарных поездах, уходящих с этой станции. Лёня, окончив училище ФЗО при сортировке, осел в Новосибирске, став со временем на этой ключевой сибирской станции начальником восстановительного поезда. У Леонида сын Геннадий всю жизнь трудился инженером-связистом на Западно-Сибирской дороге.



Пожалуй, наиболее замысловато сложилась судьба Александра, который в рефрижераторном цехе вагонного депо Иркутск-Сортировочный проработал более тридцати лет. После школы он окончил Иркутский ветеринарный техникум. Когда настала война, Александра взяли на фронт. Целых семь лет он служил в Красной Армии кавалеристом. Имел боевые награды, в том числе самую почитаемую солдатскую медаль «За отвагу».

После демобилизации бравый фронтовик работал ветеринарным техником в Тулуне, а потом трудоустроился в заготконтору Усолья-Сибирского. Здесь он встретил Марту. У неё была своя трудная судьба, которую тоже не обошла стороной война.

В девичестве Марта носила фамилию Вяхинен. Родилась она в семье представителей финского национального меньшинства – ингерманландцев в селе Мартышкино, что в нескольких километрах от Ораниенбаума (ныне город Ломоносов Ленинградской области). Эта небольшая народность веками обживала ижорскую землицу и Карелию. Жила семья справно, имела корову, поросят и другую живность. Марта окончила семилетку ровно за месяц до начала войны. Когда фашисты вплотную подошли к Ленинграду, посыпались нещадные бомбёжки. Рядом был Ораниенбаум с аэродромом и Кронштадт с его стратегическими фортами. Пряталась семья Вяхинен на собственном огороде, вырыв окоп. В один из авиационных налётов в их дом угодила бомба.

Во время относительного затишья Марта и её родные рыли противотанковые рвы. Корову пришлось отдать Красной Армии, а от истощения и голода выручал 125-граммовый фронтовой паёк с мякиной пополам, которым делились с землекопами красноармейцы. Когда холода прижали, пришлось семье перебираться к знакомым в соседнюю деревушку Куккозы.



За несколько дней до начала нового, 1943 года, дав сутки на сборы, их посадили на грузовики и повезли по Дороге жизни через Ладогу. Тогда несколько «полуторок» из страшной бомбёжки ушло под лёд вместе с людьми. От греха подальше Советская власть решила депортировать около трёх тысяч ингерманландцев в глубь страны, опасаясь их перехода на сторону врга. Но предателей со стороны представитей небольшой народности не нашлось.

Их посадили в теплушки и повезли неизвестно куда. Многие умирали от антисанитарии и голода. К месту назначения, на станцию Усолье-Сибирское, из 36 изнемождённых пассажиров одного из товарных вагонов, где ехала семья Вяхинен, в живых осталась только половина. Марту в приказном порядке отправили зарабатывать скудную пайку на один из ближних к Усолю-Сибирскому лесоповалов. Тогда они даже не отдавали себе отчёта в том, что стали репрессированными. Назад, на малую родину, по правительственному распоряжению путь им был заказан.

...После войны судьба свела Марту с Александром, а в 1950 году они сыграли скромную свадебку.

– В том же году они решили перебраться в родовое гнездо дедушки, – вспоминает дочь Марты Ивановны Историной Татьяна Александровна. – Тогда в доме жили девять родственников, четверо из которых работали на Восточно-Сибирской дороге. По сложившейся семейной традиции мои родители хотели во что бы то ни стало трудоустроиться на ВСЖД. В 50-е годы это был верный способ заработать на хлеб с маслом. Да и профессия железнодорожника была очень почитаема в Ново-Ленино. До сих пор помню, с каким размахом отмечали День железнодорожника в те далеко не благополучные с материальной точки зрения годы.



Марта Ивановна прошла в локомотивном депо Иркутск-Сортировочный все ступени бухгалтерского карьерного роста. Начинала рядовой служащей, а под занавес трудового пути стала главным бухгалтером этого славного орденоносного предприятия.

– Мама частенько брала работу на дом, светового дня ей не хватало, чтобы справиться со служебными делами. Видя такое дело, я не решилась связать свою судьбу с железной дорогой, – честно признаётся Татьяна Александровна. – Но я знаю, что люди на ВСЖД крепкие, будто из железа они. Такого терпения и кропотливости, как у них, ещё в этом мире надо поискать. Зато мамин портрет не сходил с деповской доски почёта, а все её здесь ласково звали Марией Ивановной. Был окружён почётом и уважением в своём рефрижераторном цехе ВЧД и папа, который, к сожалению, мало пожил на заслуженном отдыхе. Оба они отдали железной дороге по тридцать лет.

Немало горя и страданий выпало на долю этого почтенного железнодорожного семейства, многие из которого связали свою жизнь с Транссибом. Трудную и достойную жизнь прожили на нём три поколения династии Историных.

Источник: http://zdr-gazeta.ru/?newsid=64900
Дата: 23.05.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ