Константин Рокоссовский: Я храню архивы деда

Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский – личность легендарная. В юные годы служил в царской армии, за подвиги награжден тремя Георгиевскими крестами. Свой выдающийся талант полководца проявил в годы Великой Отечественной войны. Войска под его командованием защищали Москву, взяли в плен генерала Паулюса и его армию. В Белоруссии Рокоссовский успешно провел операцию «Багратион» (самую масштабную военную операцию за всю историю Второй мировой войны). После ее победоносного осуществления Сталин называл Рокоссовского только по имени-отчеству.
Маршал был красивым и статным мужчиной, имел богатырское телосложение. Он нравился женщинам. О романах Рокоссовского ходило и ходит много слухов. Где правда в них, а где ложь? Каким был в обычной жизни выдающийся полководец? Об этом рассказал мне его старший внук К. В. Рокоссовский, полковник в отставке, хранитель архивов деда.


ДОМАШНИЙ МУЗЕЙ

Константин Вильевич живет недалеко от станции метро «Сокол». Перешагнула порог его квартиры и замерла от неожиданности. Попала в домашний музей маршала Рокоссовского. Здесь живут любовь и память. Хозяин пояснил:

– Моя семья давно обосновалась на даче в Мытищинском районе, а здесь в двух комнатах храним архивы и вещи деда. Моя бабушка Юлия Петровна много его вещей отдала в различные музеи Советского Союза, а вот эти остались в семье.

В прихожей вы видите рога двух лосей, нескольких коз. Это трофеи, которые маршал привозил с охоты. Еще больше таких трофеев мы увезли на дачу. Дед страстно любил охоту.

В первой комнате в коробке хранится сабля. Она была при маршале, когда тот командовал Парадом Победы 24 июня 1945 года. Мне эту саблю он подарил на 15-летие. Хромовые сапоги, в которых дед был на том знаменитом параде, я передал в музей на Поклонной горе. Правда, шпоры от них остались дома. Не стал их отдавать. Подумал, что затеряются где-нибудь. Они хранятся на полке рядом книгами, с которые Рокоссовскому прислали на фронт из Литературного фонда страны. Здесь тома Теккерея, Марка Твена, Майн Рида… Сохранилось у нас и письмо, которое сопровождало посылку. Сотрудники Литфонда сообщали: «Высылаем Вам книги, чтобы в час отдыха было чем заняться».

В первой комнате вы видите мебель, которая стояла у нас в столовой.


– Какой красивый комод.

– Выглядит празднично, но вещь недорогая. Комод из гарнитура, который был сделан на рижской мебельной фабрике. Дед за дорогими вещами не гнался, во всем любил простоту и строгость. Картина, которую видите над комодом, очень нравилась деду. Иногда он подолгу ее разглядывал. Автор этого полотна – немецкий художник Петрик.


– Напоминает Айвазовского. Бушует море. Большой парусник борется со стихией. Он чуть накренился, но выдерживает мощный удар волн. Пожалуй, эта картина олицетворяет его жизнь, полную тревог и волнений?

– Возможно. Вот черный шкаф, который привезен из Германии. Эта вещь очень интересна с точки зрения истории мебели. Шкаф относится к германо-имперскому стилю, он был частью полевого гарнитура, который стоял в штабе 2-го Белорусского фронта в Берлине. Гарнитур дед вывез на дачу. В 1993 году местные хулиганы нашу дачу сожгли. Сгорела и мебель. Чудом уцелел вот этот шкаф.

На верхней его полке выставлены маршальские головные уборы: два парадных, один полевой. Ниже лежат папки с рукописями деда, его фотоальбомы. Здесь много сувениров, которые дарили маршалу на различных встречах. Очень красива лаковая шкатулка, на ее крышке – портрет Рокоссовского. Это подарок федоскинских художников.

Дед играл в большой теннис. Здесь хранятся его теннисная ракетка и мяч. В буфете вы видите посуду, которой семья пользовалась при дедушке и бабушке. Вот дедушкин стакан с подстаканником. На стене вист его портрет, дед изображен в форме министра обороны Польши.

столике – патефон с пластинками. Дед очень любил его заводить. Все эти вещи вывезены из нашей квартиры с улицы Грановского, которую мы с братом разменяли.

ПОМЕНЯЛ ОТЧЕСТВО

– Константин Вильевич, почему именно вы являетесь хранителем архивов деда?

– Я старший внук. Всегда увлекался историей, особенно военной, хотя по профессии инженер, окончил МАИ. Работаю в Институте военной медицины Министерства обороны Российской Федерации. Моя работа – это техническая поддержка медицины.

Мой брат– адвокат.

– Вас назвали в честь деда?

– Да. Мой отец – Виль Кубасов. Он военный химик. Был заместителем начальника Академии химзащиты. Мой второй дедушка тоже военный химик. Одного сына он назвал Львом в честь Троцкого, а моего отца – Вилем в честь Ленина. Слово «Виль» – это аббревиатура слов Владимир Ильич Ленин.

Я родился в 1952 году. Тогда мы жили на улице Горького в доме 9, рядом с Центральным телеграфом. Мама в это время училась в областном педагогическом институте на факультете французского языка, папа – в академии. Дед трудился в Варшаве, был министром обороны Польши. Он родился там, поэтому не случайно после войны его направили работать в Варшаву. Его отец был поляк, а мама русская.


– Есть сведения, что маршал Рокоссовский родился в городе Великие Луки Псковской области.

– Он родился в Варшаве. Это стопроцентно. Мне мама об этом говорила. И сам он так в анкетах указывал. Но некоторым полякам невыгодно было считать Рокоссовского поляком. Они возмущались, что министром у них стал русский, человек другой национальности.


– Наверно, маршал был в ужасе от того приема?

– Он был в ужасе уже тогда, когда собирался в Польшу на работу. Прекрасно понимал, что ждет его там. Дед знал: одна половина Польши будет его проклинать, а другая станет носить на руках. Когда Рокоссовский вернулся в Москву, одна половина Польши ликовала, а другая была в слезах, слала письма и сожалела, что так вышло. Такое отношение к посланцам из России там было всегда – при русских царях, при польских королях. Вот сейчас почитайте польскую прессу. Из нее можно понять одно: вся страна ненавидит Россию. На самом деле это не так.

Дед много сделал для строительства польской армии.


– Почему тогда бюст маршала установлен в Великих Луках?

– Бюст нужно было поставить на родине героя. Польша – дружественная страна, но все же это заграница. Там ставить нельзя. Выбрали Великие Луки. Почему? Этот город только что сделали областным центром. Ему нужен был свой герой.

В 60 километрах от Великих Лук до революции было поместье барона Рокоссовского, который был дальним родственником предков деда. Барон – представитель другой ветви этого рода. Он был царским генералом, потом стал генерал-губернатором Финляндии. Звание барона ему присвоил финский сейм. Вот так и получилось: новый областной центр поддержали и зацепку нашли – дальнего родственника.

Отца дедушки звали Ксаверий. Отчество, непривычное для русского уха, часто коверкали, в различных документах называли его Константином Савельевичем. Во время Первой мировой войны он служил в одном из русских полков. Попросился в этот полк, когда тот следовал на запад. Я думаю, когда он поступал в Красную армию, взял себе другое отчество – Константинович. Надоели ему все эти ошибки. У поляков отчества вообще нет, для них это не так важно.

Иногда в Интернете я вижу странные сообщении о том, что Рокоссовского родители назвали Казимиром. Это не так. После рождения он получил имя Константин. Родители рано умерли. О них мало что известно. Сейчас мы сомневаемся, что дед родился в 1896 году. Есть сведения, что он родился на два года раньше.


КОТЯ И ПАВЛИК

– Как вас дедушка называл в детстве?

– Котей.

– С какого возраста вы его помните?

–С пяти лет. Мы жили в одной квартире большой семьей.

– О войне маршал что вам рассказывал?

– Ничего. Он не любил вдаваться в такие воспоминания. Но в войну, в разведчиков он с нами играл. Я дружил с местным мальчиком Сашей Леоновым. Мы убежим, спрячемся в кустах, он нас найдет. Из палки прицелится: «Бух-бух, вы убиты». Потом мы его искали. Помню, как он нас обманул. Повесил кепку на куст, а сам ушел в другую сторону. Мы подумали, что он где-то рядом с кепкой. Поползли с Сашей в том направлении. А дед сзади выходит, палку на нас наставляет: «Бух-бух, вы убиты. Но ползли вы хорошо».

Дедушка со мною много времени проводил. В шахматы мы с ним играли. На рыбалку меня брал. Мы с ним в канале рыбу ловили. Его настоящей страстью была охота. На нее он меня не брал, а вот его охотничьи истории я слушал. Однажды его кабан на дерево загнал (это в Польше было). Дед вспоминал: «Я в кабана выстрелил, а он повернулся и прет на меня. Я от него на дерево. Кабан стал дерево подрывать. Хрюкает. Порылся-порылся в земле и ушел».

Он никогда не стрелял в сидящих птиц. Чтобы птицы взлетели, он вставал во весь рост, махал кепкой. Тогда он нажимал на курок. У него был спортивный азарт. Для него главным было не добыть эту птицу. Сам процесс был важен.

Еще дед любил на даче заниматься обычными деревенскими делами. Мог забор починить, столб сгнивший заменить. У бабушки был очень хозяйственный брат, он у нас на даче картошку сажал. Пахали плугом, который прицепляли к машине ГАЗ-69 (ее деду поляки подарили, когда уезжал из Польши). Машина тянула плуг, а дед шел за ним, пахал. Еще косить любил, косил хорошо. Деревенский труд он в детстве познал, когда лишился родителей. Он вырос у дяди, который имел небольшое поместье. У того конюшни были. Дед в них работал, ухаживал за животными. Он мне рассказывал, как его конь чуть не разбил. Кобылу учуял и понес в конюшню. Дед сидел верхом и думал, что о косяки разобьется. Но сумел как-то пригнуться, сползти и проскочил.

Много умел делать по хозяйству, а вот машину он не водил. Рассказывал случай, который с ним произошел в Забайкалье: «Поехали большой компанией на рыбалку. Меня посадили за руль. А там дорог нет. Я ехал-ехал и в балку завалился. У машины ось сломалась».

Машину он вообще не умел водить.


– Какие он вам замечания делал?

– Все замечания делались через маму. Сам ничего не говорил. Он придерживался военно-командирской системы.

Дед всегда был спокойным и невозмутимым. Я не помню, чтобы он кого-то ругал. На повышенных тонах никогда не разговаривал.

Когда дед умер, мне было 16 лет.

– Перед смертью он давал вам какие-то напутствия?

– Мама приводила меня к нему в больницу. Он сказал: «Слушайся родителей. Хорошо учись». Говорил об элементарных вещах. Он очень не хотел, чтобы я был военным. Мама хотела, а он нет.

– Почему так?

– Знал, что судьба у военных такая, что никому не позавидуешь. Их жизнь – это постоянные переезды.


СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ

– Книгу «Солдатский долг» маршал сам писал или кто-то помогал литературно обработать его воспоминания?

– Писал сам. Это ему давалось нелегко, по 20 раз переписывал каждую страницу.

– Рокоссовский был командующим 1-м Белорусским фронтом. Известно, что перед взятием Берлина Сталин освобождает его от этой должности, вместо него назначает Жукова. Берлин брал Георгий Константинович. Константина Константиновича перевели на должность командующего 2-м Белорусским фронтом. Что по этому поводу говорили в семье?

– Что и все: Берлин должен был взять русский человек. На этом делался большой политический акцент.

– Рокоссовского такая замена обидела?

– Думаю, что да, хотя в семье это не обсуждалось. Дед, командуя, 1-м Белорусским фронтом, освободил всю Белоруссию, подошел к Варшаве. Они на Висле стояли. Оттуда прямая дорога на Берлин. В это время звонит Сталин и говорит: « Ты иди туда, другой придет сюда». Обидно.


– Рокоссовский обижался на Жукова?

– Видимо, да.


– После войны они не дружили?

– Я не думаю, что они были дружны и раньше. Они настолько разные были, дружить вряд ли могли бы. Но у них всегда были нормальные человеческие отношения, как у коллег, как у людей, которые делали одно дело.


– Как Рокоссовский относился к Сталину?

– Вопрос очень интересный. В наше время некоторые хотят представить Рокоссовского сталинистом. Он не сталинист. Дед был вне политики. Относился к Сталину как к военному командиру. Считал его грамотным командиром. Тот знал стратегию, был хорошим психологом. Если командующему трудно, он всегда его подбодрит. Был выдержанный. В принципиальных вопросах с ним командующие не боялись спорить.

На похоронах Сталина дед плакал. Другие маршалы стояли у гроба вождя без слез, а дед плакал. Он не по отцу народов плакал. Он понимал, кто идет за ним, понимал, что будет со страной, с соцлагерем. Социализм был для него не пустым звуком. Он был идейным борцом за социализм.


– Ваша мама тоже воевала?

– Мама окончила курсы радистов при Центральном штабе партизанского движения. Всех, кто с нею обучался, забросили в тыл врага. Маму на фронт не пустило командование, она осталась радисткой при этом штабе. Не пустили, потому что она была Рокоссовская.

Если бы попала в плен, гитлеровцы могли бы так сыграть на нервах полководца. Мы знаем: они мастера были по этому делу. Достаточно вспомнить сына Сталина, которого немцы замучили в плену.

Мама во время прохождения курсов радистов как-то решила навестить отца, отправилась в штаб фронта. Приехала, а командующий отправляется на передовую. Уговорила взять ее с собой. В дороге их машину начали бомбить. Все выскочили, прятались на обочине. Мама засуетилась, упала. В это время командующий выбежал из укрытия и накрыл ее своим телом. Он встал только тогда, когда бомбежка закончилась. Охрана была в шоке. Офицеры на нее так укоризненно смотрели, что ей стало жутко стыдно. На войне защищают командира. Больше мама на фронт не просилась.


– Какое настроение было у Рокоссовского, когда к власти пришел Хрущев?

– Дед старался быть вне политики.


– За что его отправили на пенсию?

– Он занимал должность главного инспектора Советской армии. Поехал с проверкой на Балтийский флот, вскрыл приписки. Там строили новые корабли, сдавали их раньше срока с недоделками. Получали за это премии. Деньги делились между теми, кто сдавал, и теми, кто принимал. Потом корабли под видом ремонта достраивали. Проверка все эти махинации обнаружила. Министр обороны просил Рокоссовского скрыть это дело. Дед ответил: «Нет. Я об этом доложу. Виновные должны быть наказаны».

Доложил. А министр оказался другом Хрущева. Проходит какое-то время. Хрущев на приеме подходит к Рокоссовскому и говорит: «Константин Константинович, вы заслуженный человек. Надо вам здоровье поберечь. Хотим предоставить вам возможность отдохнуть».

Вот так дед оказался на пенсии.


– Он расстроился?

– Расстроился. Он хотел работать. Силы были. Ушел на пенсию в 64 года.


– Чем Константин Константинович занимался на пенсии?

- В райской группе при Министерстве обороны работал. В его обязанности входило возглавлять всякие почетные собрания. В ДОСААФе был почетным председателем. Он создавал Комитет ветеранов войны, который сейчас так активно работает.


ЛЮБОВЬ МАРШАЛА

– Общаетесь ли вы с Надеждой Рокоссовской, дочерью маршала и военного врача Галины Талановой?

– Да. Она моя тетя. У нас нормальные отношения. Делить нам нечего. Где-то в семидесятые годы я узнал, что она есть. При жизни Юлии Петровны, моей бабушки, мы не общались. В 1986 году она умерла. Нас с Надеждой Константиновной познакомил шофер деда. Он дружил с ней и ее мужем.


– Бабушка и мама общались с Надеждой Константиновной?

– Я думаю, что нет.


– Тот факт, что у Рокоссовского была дочь на стороне, как-то сказывался на отношениях бабушки и дедушки?

– Они жили душа в душу. Был фронтовой роман, но дед вернулся в семью. Он и с фронта писал бабушке очень нежные письма. Вот одно из них: «8.VII. 41. Дорогая Люлю и милая Адуся! … Я здоров, бодр, и никакая сила меня не берет. Не волнуйся, дорогая: я старый воин. Столько войн и передряг прошел и остался жив. Переживу и эту войну и вернусь к вам таким же бодрым, жизнерадостным и любящим вас. Спешу писать, идет бой. До свидания, мои милые, дорогие, незабвенные. Целую вас крепко, крепко. Безгранично любящий вас Костя».


– О романе Рокоссовского с артисткой Валентиной Серовой так много говорят. Даже фильм «Звезда эпохи» снят об этом.

– Такого романа в биографии деда не было. Они познакомились, когда дед лежал в госпитале после ранения под Сухиничами. Серова туда приезжала с концертом. Когда дед после лечения вернулся на фронт, получал от артистки письма. Он их не распечатывал. Виктору Казакову (сын маршала Казакова, тоже офицер, который по долгу службы приезжал с фронта в Москву) он отдал эти письма и попросил зайти по адресу, указанному на конверте, и сказать, что ответа не надо. Тот задание выполнил.

После войны артистка пыталась создать впечатление, что у нее есть отношения с Рокоссовским. Старалась появиться там, где и он. Окружающие думали, что они тут вместе не просто так.

В фильме «Звезда эпохи» режиссер Юрий Кара решил рассказать об этом несуществующем романе. Вмешались моя дочь Ада и дочь Серовой Мария Кирилловна. Они настояли, чтобы в этом мыльном фильме фамилии действующих лиц изменили.


– Легенд про Константина Константиновича ходило и ходит много.

– Почему-то считают, что дед был ловеласом. Он не был таким. Напротив, он был очень стеснительным человеком. Ему с женщиной познакомиться было непросто. Например, с Юлией Петровной, будущей женой, его знакомил друг. Рокоссовский не решался подойти первым. Это произошло в Кяхте. Дед там командовал полком, а бабушка работала в библиотеке. Кстати, когда они решили пожениться, отец невесты был против этого брака.


– Почему?

– Не нравился жених-военный. У военных жизнь кочевая, дочь-то жалко. Но тогда уже советская власть была, можно было жениться без родительского согласия. Молодые уехали в Улан-Удэ, туда Рокоссовского по службе направили.


– Кем ваша бабушка там работала?

– Она не работала. Была женой командира. Ей пришлось зарабатывать на жизнь, когда деда в 37-м году посадили в тюрьму. Арестовали по делу Тухаческого. Обвинен в шпионаже в пользу Японии и Польши. Сидел в знаменитых «Крестах». Там его заставляли подписывать доносы на других. Ни одну бумагу он не подписал. Его пытали, жестоко били, выбили передние зубы, сломали три ребра. Он не любил вспоминать об этом периоде. Его он просто для себя закрыл. Решил, это случилось потому, что враги обманули партию.

Когда я стал взрослым, мама мне рассказывала, что дед после войны всегда с собой носил револьвер. Она поинтересовалась, почему он носит оружие. Тот ответил: «Если за мной придут, живым я им не сдамся». Я в детстве и сам видел у него маленький браунинг.

Деду немцы в ГДР подарили небольшую палатку. Мы с ним летом на даче ее разбивали, ночевали в ней. Как-то он встал очень рано и куда-то ушел. Я поднял его подушку и увидел револьвер. Подушку положил на место и побежал за своим другом Сашей Леоновым. Ему показал оружие. Деду я тогда ничего не сказал.

Став взрослым, я нашел в рукописи книги «Солдатский долг» такие строки (они не были опубликованы): «Я вышел из тюрьмы с одним непонятным вопросом: кому и зачем все это было нужно?»


– У вашей мамы необычное имя – Ариадна. Кто из родителей так ее назвал?

– Имя выбрала бабушка. Она любила читать античную литературу. Назвала свою дочку в честь греческой богини. А я свою дочку так назвал в честь мамы.


– Маршал Рокоссовский был католиком?

– Последние исследования его биографии говорят о том, что он был православным.

Мне один историк объяснил следующее. В царской России было такое правило: если католик, состоящий на госслужбе, женится на православной, то их детей крестили в православной церкви. Когда так не происходило, чиновника со службы выгоняли. Отец деда был железнодорожным служащим. После рождения сына он на своей должности остался. Следовательно, он окрестил сына в православной церкви.


– Связи с Польшей вы поддерживаете?

– Этим занимается моя дочь Ада. Она часто ездит в Польшу, отлично знает польский язык. Общается там с журналистами, политическими деятелями, артистами. Она подружилась с Войцехом Ярузельским, брала у него интервью. Ада – журналист, работает в «Российской газете». В настоящее время дочь находится в декретном отпуске. Два месяца назад она родила сына Юрия. Род Рокоссовских продолжается.

Источник: http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=27341&issue=441
Дата: 07.05.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ