Москва торговая

Название Арбат упоминается в письменных источниках с конца XV века, но откуда оно взялось – никто не знает. По одной из версий, произошло от татарского «арба», телега по-нашему. Татары Крымского ханства при набегах на Москву переправлялись через реку по Крымскому броду (кстати, в честь того брода назван Крымский мост) и устраивали здесь, неподалеку от стен Кремля, свое становище.

В более поздние времена Арбат был не просто улицей, а обширной местностью, которую со времен царя Алексея Михайловича облюбовал ремесленный и торговый люд.

Особо славен был Арбат розничной торговлей хлебом и мукой. Мука ржаная разделялась на 25 сортов, а пшеничная – на 30. По торгам и торжкам ходили надсмотрщики с целовальником (чин, который отвечал за исправное поступление денежных доходов, вершил судебный и полицейский надзор за населением), наблюдая за тем, чтобы не обвешивали, не обсчитывали. На их же ответственности лежало соблюдение качества товара: чтобы хлебы и калачи были хорошо выпечены и не имели какой-либо подмеси. На нарушителей тут же налагались штрафы от полуполтины до двух рублей с четырьмя алтынами. Суммы штрафов и имена нарушителей вносились в особые книги, которые хранились у надсмотрщиков. Так что нарушителя, пойманного за руку вторично, ждало куда более суровое наказание.

Арбат был застроен еще в XIV веке. Но уже ко второй половине XVIII века московских ремесленников и купцов, обживших район, вытеснило дворянство. Улица стала аристократической. На Арбате не было практически ни одного магазина: дворяне гнушались соседства торговцев.

Китай

В старину местность у Кремля считалась «богатою хорошим строением», потому-то кремлевскую площадь прозвали в народе Красной. А весь район исстари назывался Китаем: с этим словом простолюдины связывали иностранную торговлю, к примеру, всякая иноземная ткань называлась «китайкою».

Пред самым ликом Кремля раскинулся большой рынок. Здесь всегда было шумно и людно: зазывали торговцы, толпились покупатели, просто ротозеи и праздношатающиеся.

Под кремлевскими стенами было расставлено множество шалашей, рундуков, скамей, где мелочные торговцы торговали всякой всячиной. Вблизи Лобного места сидели торговки, продававшие свое рукоделье, домотканые, вязаные вещи.

На восток простирались торговые ряды. Для каждого товара – свой торговый ряд. А рядов было великое множество. По свидетельству историка Николая Костомарова, был лоскутный или ветошный ряд, где, впрочем, можно было купить очень ценные вещи; был охотный ряд, где продавались съестные припасы и живые животные; были ряды пряничный, птичий, харчевой, калачный, крашенинный, суконный, сапожный, шапочный, свечной, коробейный, соляной, медовый, восчаный, домерный (где продавались бубны, домры и барабаны), сурожский (где между прочим продавались шелковые материи), житный, мучной (здесь же жили хлебники и калачники); были мясные скамьи и царские кружечные дворы с алкогольным питьем; был и рыбный рынок, известный нестерпимой вонью и непролазной грязью; на «Вшивом рынке» собирались целые толпы мужчин, которые там стриглись, так что вся земля была постоянно устлана волосами, как ковром.

Крепостных людей продавали в Москве публично. К моменту отмены крепостного права необученная горничная стоила 50 рублей, а умеющая шить – 80 рублей. Дорого стоили музыканты и разные артисты, например, Потемкин заплатил Разумовскому за его оркестр 40 000 рублей, одна крепостная актриса была продана за 5000 рублей.

К концу XVIII века, когда стены Китая (воздвигнуты они были еще в конце 1530-х годов) стали обваливаться, здесь начали открывать свой малый бизнес мелкие чиновники. К стенам прилепились лавчонки, погребушки, сараюшки, конюшни. Грязь и нечистоты скапливались у стен, «благоухая» и отравляя воздух.

Особенно поганым во всем Китай-городе было место, которое занимали «певчие» дома, принадлежавшие синодальным певчим. Сами они здесь не жили, а сдавали свои жалкие постройки в аренду. Тут с давних пор были «блинни», харчевни, съедобные, трактиры, кофейни и разные мастерские, до отказа набитые мастеровыми и жильцами. В 1804 году весь местный самострой снесли как противозаконный. Оставлен был лишь один трактир.

Кузнецкий мост, наряды и обновы

Кузнецкий мост древний московский люд звал Неглинным верхом. С него взирали путники на Златоглавую: и те, кто наконец-то прибыл, и те, кто прощался с городом, отправляясь в опасный дальний путь сквозь чащи в Кострому или Вологду.

В екатерининскую эпоху модные покупки совершались не на Кузнецком мосту, а в Гостином дворе. Здесь были модные гуляния, волокиты назначали свидания. Купцы даже жаловались императрице Екатерине на то, «что петиметры и амурщики только галантонят», мешая торговле.

К концу XIX века Кузнецкий мост взял первенство над Гостиным двором, и модные гуляния переместились сюда. Но если купцам Гостиного двора так ничего и не удалось сделать с «петиметрами и амурщиками», то при Павле I с ними уже не церемонились. За нарушения благочиния следовали карательные меры. Частенько здесь можно было видеть, как расфуфыренные барышни в кисейных шляпках и шелковых платьях и франты в котелках с метлами в руках мели тротуары. Поглазеть на это зрелище собирались толпы зевак.

Источник: http://www.moskv.ru/ru/articles/6798/
Дата: 27.07.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ