Приглашаем на курсы по генеалогии!
Международный институт генеалогических исследований
Программа «Российские Династии»

Слова и выражения

28.03.2011

В многоголосую гармонию великого и могучего русского языка все чаще бесцеремонно вторгается лексика, к которой общество так еще и не выработало четкого отношения. "Выражается сильно российский народ!" - заметил в свое время Н.В. Гоголь в "Мертвых душах", и вряд ли кто-нибудь станет ему возражать. Эту органическую часть русского языка ученые называют по-разному: нецензурная, ненормативная, табуированная, вульгарная, сниженная, обсценная лексика. В народе же это называется просто мат. Словом, это та часть языка, которую знают все, но употребляют не все или не всегда. Эти слова существуют столько же, сколько и сам русский язык, во всяком случае они отмечены уже в берестяных грамотах. Не брезговал ими и А.С. Пушкин. В частности, в стихотворении "Телега жизни" есть и такие строки: "С утра садимся мы в телегу; / Мы рады голову сломать / И, презирая лень и негу, / Кричим: "Пошел, ***** ****!".

Функция нецензурных слов

Нецензурная лексика выполняет разнообразные функции. Она помогает снять напряжение, позволяет сделать ударение на высказывании, обозначает принадлежность говорящего к определенному социальному слою. Этими словами создают эффект эпатажа. Женщины прибегают к ним, чтобы чувствовать себя наравне с мужчинами.

Распространенным является использование грубых слов просто в функции вульгарных междометий (для связки слов), не вкладывая в них какого-либо смысла. Однако, пожалуй, центральной следует считать функцию выражения агрессии. Не случайно английский лексикограф XVII века Элиша Коулз так объяснял включение в свой словарь вульгаризмов: "Может случиться, что знание этих слов спасет вашу жизнь".

Переводчик-профессионал обязан знать подобную лексику. Девушка-переводчик, отказавшаяся переводить грубую беседу политиков во времена событий в Югославии, поступила неправильно: она просто спасовала в трудной ситуации.

Общество и мат

Общество исторически по-разному относится к этим словам. В древности их, судя по всему, не ограничивали. Против сквернословия последовательно выступает христианская церковь. Не случайно эти слова церковь называет богохульными. Н.В. Гоголь, описывая в "Мертвых душах" "дам города N", писал, что они не говорили "я высморкалась, я вспотела, я плюнула, а говорили: я облегчила себе нос, я обошлась посредством платка". "Ни в коем случае нельзя было сказать: этот стакан или тарелка воняет... говорили вместо этого: этот стакан нехорошо ведет себя…".

Нередко такие запреты граничили с ханжеством и высмеивались русскими литераторами. Так, А.С. Пушкин в своей озорной поэме "Царь Никита и сорок его дочерей" (10-томное издание произведений поэта называет эту поэму "нескромной сказкой"), описывая отсутствие у царских дочерей одной важной интимной детали, издевается над будущими критиками: "Как бы это изъяснить, / Чтоб совсем не рассердить / Богомольной важной дуры, / Слишком чопорной цензуры?".

Жаргонизмы-невидимки

Нецензурные слова были выведены за рамки печатного текста. Они игнорировались, во многом продолжают игнорироваться и сейчас составителями словарей. Характерно, что издающийся сейчас "Большой академический словарь русского языка" не включил даже, казалось бы, такое невинное слово, как "блин", в его жаргонном значении ("Ну, вы, блин, даете!").

Эти слова не должны были появляться даже в специальных работах. В бытность моей работы в коммерческом вузе один провинциальный коллега, большой специалист в области обсценной лексики, прислал в наш сборник статью. Редактор отказалась ее печатать: "Но ведь он там печатает такие слова, - сказала дама, с ужасом показывая мне статью. - Начальство ее не пропустит". Мой коллега, привыкший в своем вузе к такому отношению, понял причину отказа.

Маскировка "нехороших слов"

В тексте нецензурные слова обычно маскируют, скрывая звездочками. Именно так издатель поступил с упомянутым выше стихотворением Пушкина. Аналогично и у Игоря Губермана: "Давно пора, ***** ****, / Умом Россию понимать". При таком подходе, между прочим, "срамное сочинение" "Лука М*****в", которое приписывается И.С. Баркову (1732-1768), становится похожим на зашифрованный текст.

Иногда скрывается лишь часть слова, как в названии ТВ-сериала "Все мужики сво...". Порою представителем всего непечатного слова становится его первая буква. Так, на афише нового фильма "Выкрутасы" приводится слоган: "Почему у этих М всё всегда через Ж?". В ход идут любые слова, начинающиеся с "неприличной" буквы: "ё-моё", "ёлки-палки", "хрен", "долбаный"... Иногда это просто фиговый листок: "грёбаный".

Присутствие буквы "х" лишь в одном нецензурном слове заставило переводчиков с немецкого заменять латинскую букву "н" буквой "г" во всех немецких фамилиях и названиях городов, например, Heine => Гейне: Гамбург, Ганновер, Гельмгольц...

Эти слова, независимо от того, употребляет их человек или избегает, легко угадываются. Поэтому, когда Пушкин начинает одно из своих писем словами "Ольдекоп, мать его в рифму; надоел!", все прекрасно понимают, с каким словом можно рифмовать этого уже никому не известного Ольдекопа.

Источник: http://www.izvestia.ru/spb/article3153253/