Сарай как братская могила

Поисковики Северной Осетии разыскивают родного красноармейца Николая Рогачёва, уроженца подмосковного Орехово-Зуева. Останки солдата и еще 80 его безымянных однополчан, погибших на Кавказе в 1942-м, обнаружили больше года назад, но до сих пор прах бойцов не могут предать земле.

Как убедились активисты из поискового отряда «Харон», чиновники не торопятся исполнять закон, гарантирующий почетное захоронение участников Великой Отечественной. Попросту говоря, для достойных похорон нет ни земли, ни денег.

О своей профессиональной удаче поисковик Алан Татаров рассказывает неохотно. Его группа обследовала окрестности села Эльхотово, вокруг которого в 1942-м развернулся один из самых ожесточенных эпизодов битвы за Кавказ. Раскопав склон, они нашли несколько десятков солдат, погибших, возможно, в одном скоротечном бою. Бойцам, остановившим танки фельдмаршала Клейста, по всем официальным, да и неписаным законам, были положены почетные проводы.

Алан Татаров, руководитель поисковой организации «Харон»: «У нас проблема не где найти солдат, а где похоронить. Парадокс».

Эта проблема казалась недоразумением, пока не выяснилось, что земли для погибшего отряда действительно не хватает — ни в Эльхотово, где мемориальное захоронение и так слишком большое, ни, судя по ответам чиновников, в любом другом районе республики. Пакеты с костями поисковику пришлось сложить в собственном сарае.

Алан Татаров: «А мне что делать? Сейчас отвести обратно в лес и закопать? Так это ж так и останется. Так мне потом чиновники и скажут: ну, оставили и оставили».

Останки 80 бойцов, то есть примерно роты советских солдат, лежат в сарае уже больше года. Похоронить их поисковикам негде и не на что. Импровизированный склеп уже давно вызывает раздражение у соседей и местной милиции. Только чиновники, которые поисковикам, казалось бы, должны помогать по закону, в этой скандальной истории демонстрируют удивительную безмятежность.

Федеральный закон о ветеранах гарантирует право почетного захоронения. Это, конечно, распространяется и на тех, кто погиб на войне, но был найден спустя многие годы. За помощью поисковики вполне логично обратились в штаб 58-й армии, базирующейся во Владикавказе.

Алан Татаров: «Они черным по белому написали: мы вам не благотворительная организация для оказания содействия. В общественные организации, будьте добры, или к другим таким же организациям, сами что-то придумайте».

Среди павших по уцелевшей кружке с фамилией удалось опознать уроженца подмосковного Орехово-Зуева Николая Рогачёва. Группа Алана Татарова пытается разыскать родственников солдата. В случае успеха хотя бы одного бойца погибшей роты похоронят достойно.

Республиканский военкомат распределением земли не занимается, но если поисковики выбьют участок самостоятельно, обещал помочь военным оркестром.

Николай Русаков, помощник военного комиссара Северной Осетии по работе с ветеранами: «Военный комиссариат не имеет таких возможностей, чтоб это все организовать, но он помогал и всегда будет помогать, содействовать этому процессу. То есть мы готовы взять на себя выделение военного оркестра, как и положено, почетного караула, салютной группы. И все это произвести с почестями. Земли там нужно-то немного. И поэтому вопрос о том, что трудно выделить землю, он просто несерьезен».

Из маленького города, где поисковики сейчас вынужденно хранят останки красноармейцев, на войну ушло все мужское население — почти 5 тысяч человек. Вернулось меньше половины. Сразу восемь воевавших уроженцев Дигоры отмечены звездами Героев Советского Союза. В городке есть своя Аллея славы и мемориальный музей. О злоключениях поисковиков здесь хорошо наслышаны.

Батраз Лолаев, директор мемориального дома-музея: «Человек, который погиб, останки которого нашли и теперь некому похоронить… Нам должно быть всем стыдно».

Казбек Марзоев, глава администрации г. Дигора: «Я не знаю, кто должен был оказывать. Вот я, например, об этой проблеме вчера только услышал и отозвался».

Горадминистрация в конце концов неуверенно обещает содействие в выделении участка.

Казбек Марзоев: «Я им сказал, что мы участок выделим. По установлению стелы мы тоже поможем».

В районе Эльхотовских ворот до сих пор лежат несколько тысяч бойцов, официально считающихся пропавшими без вести. После хождения по бюрократическим мукам поисковики всерьез подумывают, нужна ли кому-нибудь их нелегкая во всех смыслах работа.

Источник: http://www.ntv.ru/novosti/221161/
Дата: 15.02.2011
Теги: История
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ