Поиски увенчались успехом

Легендарная кавалерист-девица Надежда Дурова никогда не афишировала своё замужество за Василием Черновым и рождение сына Ивана. Более того, в своих «Записках» она настолько приуменьшила собственный возраст, что у читателей и тени сомнений не возникало в том, что девица выпорхнула на службу в российскую армию прямо из родительского гнезда.

Но записи в метрических книгах Вознесенского собора города Сарапула сохранили до наших дней свидетельства о её венчании и крещении сына. Сотрудниками Музея-усадьбы Н.А. Дуровой были установлены связи с прямыми потомками её брата Василия, живущими во Франции. И о них непременно рассказывается во время экскурсий. После чего у посетителей обязательно возникает вопрос: «А что с сыном?» До недавнего времени было известно только то, что мальчик был определён на учёбу в Императорский Военно-сиротский дом и что позднее он присылал матери письмо, спрашивая её благословения на брак.

В сентябре и декабре прошлого года старший научный сотрудник Музея-усадьбы Н.А. Дуровой Ольга Айкашева побывала в архивах Санкт-Петербурга, где удалось выяснить некоторые подробности дальнейшей жизни Ивана Чернова. В этом интервью она рассказывает о своих находках и о том, в каком направлении будет идти дальнейший поиск.


– Ольга, работа в архивах – дело кропотливое, даже для опытных исследователей. А тебе, практически новичку, удалось с первой же поездки найти сведения об Иване Чернове, сыне Надежды Дуровой. Как это получилось?

– Говорят, что новичкам обычно везёт. Почему? Потому что когда ничего не знаешь, спрашиваешь, не стесняясь. И чем больше вопросов задаёшь, тем больше ответов получаешь. Как-то так вышло, что мне сразу стал помогать, подсказывать, где и что можно найти, архивариус Российского государственного исторического архива Владимир Вячеславович Берсенев.

По его совету я стала просматривать «Петербургский некрополь» – книгу, в которой описаны все кладбища Санкт-Петербурга. В ней также содержатся сведения о тех, кто на них захоронены. Там я и нашла запись, что Иван Васильевич Чернов был в 1856 году похоронен на Митрофаньевском кладбище. То есть, он умер на 10 лет раньше своей матери на 53-м году жизни.

Когда я смотрела в газетном фонде Публичной библиотеки издания того периода, то узнала, что в 1856 году в Петербурге буйствовала холера. Возможно, именно это заболевание стало причиной его смерти в таком, ещё далеко не пожилом, возрасте. В том же «Некрополе» значилась его должность – коллежский советник. Это довольно высокий гражданский чин 6 класса, который давал возможность занимать средние руководящие должности.

– А что это за Митрофаньевское кладбище, существует ли оно до сих пор?

– Это было одно из самых больших кладбищ Петербурга, где обычно хоронили людей мало состоятельных. Очень много, кстати, там было захоронений поэтов и художников. Кладбище это, конечно, уже закрыто и сохранилось только частично.

По традиции мужа и жену хоронили на одном кладбище. Поэтому я стала смотреть в том же «Некрополе» женщин Черновых. И нашла запись «Анна Михайловна Чернова. Смотри Бельскую». Нашла Бельскую Анну Михайловну, которая значится женой Ивана Васильевича Чернова. Она умерла в 1848 году на 8 лет раньше своего мужа, в возрасте 37 лет. К этому времени у них, конечно же, уже могли быть дети.

Тот же Владимир Вячеславович Берсенев порекомендовал мне посмотреть «Адрес-календари» – ежегодные дореволюционные справочники, включающие перечень служащих чинов всех российских ведомств. Там я и нашла Ивана Васильевича Чернова, служившего в Комиссариатском департаменте. По этому департаменту мне выдали в архиве огромную папку документов, среди которых и был найден единственный формулярный список Чернова за 1833 год. Это было, конечно, большой удачей. В документе значилась дата его рождения и то, что он учился в Императорском Военно-сиротском доме, откуда был выпущен в чине 14-го класса в возрасте 16 лет по состоянию здоровья. То есть всё совпадало с данными, которыми мы располагали о сыне Надежды Дуровой. Но в 1833 году, судя по формулярному списку, Иван Чернов был ещё холост. Естественно, встал вопрос, где найти какие-то данные по Анне Михайловне Бельской. По женщинам отыскать информацию вообще очень сложно, ведь они нигде не служили. И тогда я начала просматривать электронную картотеку архива в поисках её отца. В результате было обнаружено дело с прошением от 4 июля 1819 года некоего Михаила Бельского, титулярного советника, секретаря стрельницкой конторы Великого князя Константина Павловича, в котором он ходатайствует о принятии в воспитательное общество благородных девиц своей 9-летней дочери Анны. Год её рождения позволяет предположить, что именно эта Анна и стала женой Ивана Чернова. В этом же прошении он указывает, что два его сына учатся в Императорском Военно-сиротском доме. И что интересно, просматривая документы Комиссариатского департамента, я обнаружила, что вместе с Иваном Васильевичем Черновым служил Михаил Михайлович Бельский, выпускник Военно-сиротского дома. Возможно, это брат Анны и через него произошло её знакомство с сыном Дуровой.

– А они не в одно время учились?

– Вероятно в разное, потому что Михаил старше Ивана на 7 лет.

– Но совпадения всё равно какие-то удивительные.

– Согласна, и именно они позволяют надеяться, что наш поиск идёт по правильному пути. Теперь очень важно найти в метрических книгах запись о венчании Ивана Чернова и Анны Бельской. Предположительно, это событие произошло между 1833 и 1836 годами.

– На чём основано такое предположение?

– По утверждению биографов Дуровой, сын писал ей письмо с просьбой благословить его на брак. В то время она жила вместе со своим братом Василием в Елабуге. Отсюда они завязали переписку с Пушкиным по поводу публикации её «Записок» и в 1836 году Надежда Андреевна уехала из Елабуги в Петербург. Значит, если в 1833 году он был холост, то письмо написано в промежутке между этими годами.

Венчание, как правило, происходило в церкви по месту жительства, поэтому мне предстояло найти адрес Ивана Чернова. В книге адресов г.Санкт-Петербурга на 1837 год он значится проживающим по Екатерининскому каналу №62 (ныне канал Грибоедова). Судя по просмотренным мною старинным картам Петербурга, рядом располагался Успенский собор. Поэтому в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга я сделала запрос – проверить записи метрической книги в Успенском соборе с 1834 по 1836 год. Но особых надежд на положительный результат нет, поскольку оказалось, что по традиции венчание происходило в церкви, располагавшейся ближе к дому невесты. В той же книге адресов указан некий титулярный советник Бельский, проживавший по 12-ой роте №2 на Нарвской, часть 2-я, кв. №184. Здесь кроме фамилии совпадает и его чин, указанный в просмотренном мною деле Михаила Бельского. Поэтому правомерно предположить, что по данному адресу проживал отец Анны. Рядом находится Измайловский собор. Я думаю, что венчание происходило всё-таки в нём. Дополнительным аргументом является то, что Измайловский собор относился к военному ведомству. А Комиссариатский департамент, в котором служил Иван Чернов, также входил в военное ведомство. Так что теперь нам предстоит проверить брачные метрические книги Измайловского собора. Причём в Петербурге хранится только небольшая часть его архивов, всё остальное находится в Москве, в Российском государственном военно-историческом архиве. Неизвестно пока, где проходила служба Ивана Чернова после 1837 года, потому что в списках Комиссариатского департамента он с 1838 года уже не значится. Но будем искать дальше. Тем более, что в последующих формулярах должны быть записи о семейном положении, о детях.

– А что за родственники Дуровых из Санкт-Петербурга объявились после того, как в Интернете прошла информация о твоей первой сентябрьской поездке в архивы, когда был найден формулярный список Ивана Чернова?

– Я встречалась с ними во время второй командировки в декабре. Это супруги Юрий Иванович и Нина Олеговна Сафроновы. Они передали в наш музей «Краткую историческую справку о родственных связях кавалерист-девицы Н.А. Дуровой». Согласно этому документу, общим предком Нины Олеговны и Надежды Андреевны является прадед Дуровой по материнской линии Григорий Корнеевич Огранович. Может возникнуть вопрос, почему только прадед? Потому что первой его женой была Анна Леонтьевна Свечка, к которой восходят родственные связи Нины Олеговны Сафроновой. А второй женой – Феодосия Дмитриевна Горленко, в браке с которой родилась Ефросинья Григорьевна – бабушка Надежды Андреевны.

Кстати, по словам архивариусов, в Санкт-Петербурге есть ещё одно место, где обязательно стоит поработать. Это знаменитая картотека Бориса Львовича Модзалевского в Пушкинском доме. В ней собраны материалы, относящиеся к пушкинской эпохе. И, говорят, находки случаются совершенно неожиданные. Во всяком случае, у нас есть основания надеяться, поскольку Надежда Андреевна была с Александром Сергеевичем связана непосредственно.

В архивах я, конечно, заказала копии различных документов. И среди них – случайно обнаруженные интересные материалы об отце и брате Надежды Дуровой. Они связаны с их службой в Сарапуле на посту городничего. Эту должность сначала более 30 лет занимал отец, а затем – его сын Василий. И вот на сына в архивном деле имеется пространная жалоба от гражданского губернатора Рыхлевского с просьбой прислать на его место более усердного, опытного и деятельного городничего. Упоминается в этом послании и тот факт, что уехав на лечение на Кавказ, Василий Дуров вернулся оттуда не через три месяца, когда должен был вступить в должность городничего, а через четыре.

– Так ни в то ли время он повстречался с Пушкиным?

– Да, я думаю, что это как раз тот момент, когда он подружился с Пушкиным, которому впоследствии и отправил письмо по поводу «Записок» Надежды Андреевны. Ну а жалоба на него возымела действие и он был переведён на несколько лет городничим в Елабугу.

- Эта жалоба, действительно, очень знаменательна для нас. Да и провинности по службе Василия Дурова нам, как это не странно, остаётся только приветствовать, поскольку именно благодаря им к нам в Елабугу попала его знаменитая сестра.

Источник: http://www.museum.ru/N41860
Дата: 17.01.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ