Исторический донос британца "Верного"

Уроженец Великобритании Джон Шервуд, ставший в России Иваном Васильевичем, остался в истории, как человек, который войдя в круг декабристов, донес на них властям. Наградой доносчику стала приставка к фамилии "Верный", и служебный рост. Однако, через пару десятков лет и этому ушлому англичанину довелось испытать "комфорт" шлиссельбургского застенка.

Российские авантюристы, имевшие отношение к Третьему отделению Собственной Его Императорского Величества канцелярии, как на подбор имели по-иностранному звучащие имена. Имена самых известных доносчиков звучали на английский лад: Медокс, Шервуд… Чему удивляться, если шефом жандармов был человек с немецкой фамилией — Бенкендорф. Впрочем, все они искренне считали себя русскими патриотами и даже в действительности ими были. В этом нет абсолютно никакой иронии.

Уроженец английского графства Кент Джон Шервуд приехал в Россию в 1800 г. вместе со своим отцом — механиком Уильямом Шервудом, которого выписали для службы на Александровской мануфактуре. В сентябре 1819 г. Шервуд поступил на военную службу рядовым 3-го Украинского уланского полка, расквартированного в Новомиргороде (Елисаветградский уезд Херсонской губернии).

Через два месяца прекрасно образованного юношу произвели в унтер-офицеры. В полку Шервуд сблизился с членами тайного Южного общества, в которое его ввёл прапорщик Ф. Ф. Вадковский. Через посредство Я. В. Виллие унтер-офицер Шервуд передал письмо, в котором раскрывались планы заговорщиков, его племяннику лейб-медику Я. В. Виллие Второму с тем, чтобы тот доставил его лично Государю императору Александру Павловичу. Благодаря этой информации, Шервуд добился свидания с всесильным графом А. А. Аракчеевым, а потом и с самим Александром Первым.

Восстание декабристов, несмотря на предупреждение информатора, состоялось. Виновные в перевороте 1825 г. наказаны. К русскому имени-отчеству Иван Васильевич Шервуд получил от Николая I дополнение к фамилии и стал именоваться Шервудом-Верным. Вместо знаменитой формулы Петра Великого "доносчику первый кнут" — власть его обласкала. 6 июня 1826 года Шервуд произведён в поручики. 22 июля 1826 года Иван Васильевич удостоился собственного герба. В верхней половине щита — вензель Александра I в лучах, под двуглавым орлом, а в нижней — рука, выходящая из облаков, со сложенными для присяги пальцами.

В январе 1827 г. он вместе с жандармским полковником Бибиковым отправился в командировку по южным губерниям для выяснения отношения "всех сословий к законной власти", обнаружения злоупотреблений чиновников и других опасных нарушений законов Российской империи. Человек, сдавший своих "товарищей", открыто и совершенно не стесняясь разъезжает по городам и весям. Сей факт прекрасно характеризует отношение русского общества той поры к декабристам. В них видели обычных заговорщиков, заинтересованных, чтобы сменить неугодного им царя на "своего". После череды бесконечных заговоров 18 века — бунт на Сенатской площади воспринимался как очередной заговор дворян. Некоторая часть либералов продолжала относиться к Шервуду скверно, но это уж их собственная беда.

России тогда умели служить не только иностранцы. И возможно не стоило заводить разговор о Шервуде-Верном, если бы он был только исполнительным служакой. Губила бывшего англичанина типично русская "хлестаковщина", на которой споткнулся тоже его соотечественник Роман Медокс.

В 1831 г. Шервуд, будучи помощником князя А. Б. Голицына, помогает своему шефу раскрыть заговор "иллюминатов", которые проникли во все части государственного аппарата. Среди участников комплота числились М. А. Балугьянский (начальник Второго отделению Собственной Его Императорского Величества канцелярии), М. А. Корф (управляющий делами Комитета министров), М. М. Сперанский и сам управляющий III-м Отделением М. Я. Фок. По выражению князя Голицына, употребленному им в донесении на имя военного министра А. И. Чернышева, именно Фок значился главой заговорщиков, который "всю цепь держит". Шервуда-Верного князь выставлял как "неподкупного эксперта". На нелепом доносе Николай Первый, видно не страдавший манией заговоров даже после бунта декабристов, собственноручно написал: "Совершенная и наглая ложь". В результате Голицына посадили в крепость, но с Шервуда, как с гуся вода.

Молодой человек продолжал делать карьеру. И не только, выслуживаясь перед начальством. Шервуд участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. За участие в осаде Варны удостоился ордена Святого Станислава III степени. Стремительность восхождения Ивана Васильевича поражает, достаточно взглянуть на его послужной список. В январе 1830 года Шервуда произвели в штабс-капитаны, в марте того же года наградили бриллиантовым перстнем, в сентябре выдали 2 тысячи рублей, а в декабре — жалованье в двойном размере. В 1831 году за участие в подавлении польского восстания награжден орденом Святого Владимира IV степени. Его низшую, четвертую ступень именовали "маленький Владимир" и получить его в петлицу можно было лишь дослужившись до VII класса (надворного советника) или получив чин подполковника. Шервуда, получившего звание подполковника, отправили в отставку.

Напомним, что VII класс и орден Св. Владимира четвертой степени знаменовали собой переход в дворянское сословие. Для усложнения такого перехода существовало правило, по которому лицам не дворянского происхождения, чтобы получить орденСв. Владимира требовалось прослужить "в классных чинах не менее 20 лет". Дабы не нарушать статут ордена Российской империи Ивану Васильеву сыну следовало прослужить еще без малого восемь лет.

Через 8 лет Иван Шервуд-Верный попросится на Кавказ, но совершает оплошность. Во время своего пребывания в столице, покуда решался его вопрос, он ограбил петербургского чиновника, некоего Дероша, у которого хранились векселя, выданные подругой Шервуда, разведенной и обедневшей графиней Струтинской (урожденная Фридерика Кирмиссон). В 1852 г. она станет его второй женой. Арестованного, за уважение к его былым заслугам, вопреки закону не посадили, а сослали в собственное имение в Смоленской губернии.

Вместо благодарности Шервуд написал донос на своих бывших благодетелей из Третьего отделения. 20 августа 1843 г. Шервуд отправляет своему экс-покровителю Великому князю Михаилу Павловичу донесение в котором в самом темном свете представляет положение дел во всех сферах государственного управления. Некоторые пассажи из него до сих звучат современно: "Москва от действий полиции стонет", "ни одна благонамеренная цель правительства не исполняется", "никогда Россия не находилась в таком плачевном состоянии". Виновниками Шервуд выставил не только родственников опальных декабристов, но и московского митрополита Филарета. Однако главную вину он возлагал на Третье отделение, которое "должно было всё не видеть, а 'предвидеть'", и лично на управляющего Третьим отделением собственной Его императорского величества канцелярии генерала Дубельта.

Разбирать обвинения пришлось самому Леонтию Васильевичу Дубельту, кстати, весьма прохладно относившегося к доносчикам — барское чистоплюйство не позволяло лелеять уважение к "иудам". Проницательный и толковый Дубельт замечательно проанализировал донесение Шервуда, в котором генерал усмотрел "столь преувеличенное описание злоупотреблений, что оно само собой обнаруживает неосновательность доноса". "Благонамеренные люди более довольны настоящим положением вещей и спокойно ожидают улучшений в будущем времени", писал жандарм и добавлял, а всем недовольны только те, которые "по своему беспокойному характеру или неблагоразумию, будут недовольны при всяком положении дел".


В январе 1844 г. Шервуд стал заключенным Шлисельбургской крепости, из которой вышел только в апреле 1851 года. В 1864 г. Шервуд в третий раз женился. Он ещё пытался участвовать в политической деятельности, напрямую обращаясь лично к Государю императору Александру Второму, но времена сильно изменились. Шервуд-Верный скончался в ноябре 1867 года. Судьбы последующих доносчиков уже никогда не напоминали фортуну Шервуда-Верного.

Источник: http://www.pravda.ru/society/fashion/couture/29-12-2010/1062313-verny-1/
Дата: 30.12.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ