Полёт длиною в век

Отечественному воздухоплаванию пошла вторая сотня лет

Взлет на рассвете

В 1909 году в небо на французской машине Farman VI поднялся первый россиянин – спортсмен и энтузиаст покорения неба Михаил Ефимов. Этот полет и стал днем рождения отечественного воздухоплавания. Вскоре его примеру последовал другой спортсмен – одессит Сергей Уточкин. Затем пилотские дипломы получили знаменитый цирковой борец Иван Заикин, первая российская «авиатрисса» (так тогда называли летчиц) Лидия Зверева, летавший на протезах морской офицер Александр Прокофьев-Северский…

Уже тогда Москва стала одним из центров нового увлечения – именно из Москвы, со знаменитого Ходынского поля круги его расходились по всей стране...

Российский ас, военный летчик Петр Нестеров первым в мире исполнил в воздухе «мертвую петлю», а авиаконструктор Игорь Сикорский построил самые большие в мире самолеты-гиганты – «Русский Витязь» и «Илья Муромец».

К концу Первой мировой войны и началу советской эпохи полку отечественной авиации убыло. В первый же год войны погиб Нестеров, в 1915-м скончался в психиатрической лечебнице Уточкин, годом позже умерла от тифа Зверева. В 1919-м за сотрудничество с «красными» был расстрелян в Одессе белогвардейцами Ефимов, а красными – командир первого боевого авиаотряда русской армии, друг и соратник Сикорского, генерал-лейтенант Михаил Шидловский. Сам же будущий создатель первых вертолетов эмигрировал в Америку.

Вместе с Прокофьевым-Северским – будущим создателем одной из ведущих американских авиакомпаний, Seversky, впоследствии сменившей название на Republic.

Но остались в России уже известные конструкторы первых гидропланов Дмитрий Григорович и первого в мире автоматического ранцевого парашюта Глеб Колесников. Начинали свой путь в авиации соратник Григоровича и ученик Сикорского Николай Поликарпов, молодые конструкторы Андрей Туполев, Сергей Ильюшин, Семен Лавочкин, Артем Микоян и будущий создатель советской космической техники Сергей Королев.

Набор высоты

Поэтому когда 9 февраля 1923 года постановлением Совета Труда и Обороны в стране был создан Совет по гражданской авиации, никого это событие не удивило.

Авиация в СССР бурно развивалась, и новый праздник – День Аэрофлота – стал закономерной вехой.

В том же 1923 году было создано и «Общество друзей Воздушного флота» (ОДВФ) со штаб-квартирой в Москве. В задачи Общества входила не только популяризация нового средства транспорта, но и, как бы сейчас сказали, «привлечение инвестиций» в новое и трудоемкое дело. Собирая средства на строительство авиапарка и аэродромов, Общество устраивало праздники воздухоплавания: всех желающих катали на немецких «юнкерсах», а когда храбрецов не находилось, бывало, что и силой заталкивали в аэроплан зазевавшихся! ОДВФ развивалось и крепло; уже за первый год существования движения число его членов превысило один миллион человек. А к 1925 году, когда ОДВФ влилось в Авиахим, капитал главного «спонсора» советского авиастроения достиг 4,5 млн рублей золотом, на которые было построено более сотни самолетов.

К этому времени в стране появилась и настоящая коммерческая авиастроительная компания – акционерное общество Добролет (Российское общество добровольного воздушного флота). Акции этого ОАО были в свободной продаже, при этом любая организация, купившая акций на 25 тыс. золотых рублей, могла по собственному усмотрению использовать построенный на ее деньги авиатранспорт. Любопытно, что в рекламной кампании Добролета были задействованы такие выдающиеся деятели культуры, как художник-график Александр Родченко и поэт Владимир Маяковский. Их «креативные» усилия не пропали даром – за год основной капитал Добролета вырос в два с половиной раза – с 2 до 5 миллионов рублей.

Поначалу авиапарк Добролета составляла импортная техника – главным образом, машины Гуго Юнкерса, которые собирали «отверточным способом» в подмосковных Филях.

Тамошний Механический завод, или «Второй автомобильный завод «РуссоБалт» (ныне Государственный космический научно-производственный центр имени М. В. Хруничева), был создан накануне Первой мировой войны богатейшими людьми России – промышленным магнатом Николаем Второвым и братьями Сергеем и Степаном Рябушинскими. Последние – вместе с шестью другими сыновьями еще одного магната«миллионщика», Павла Михайловича Рябушинского, после его смерти управляли огромной финансово-промышленной империей, в которую входили текстильные мануфактуры, земельные угодья, банки, крупные паи в Бакинских нефтепромыслах, горнодобывающей промышленности, золотодобыче...

И в поднимавшейся на ноги (точнее, на крыло!) российской авиации.

Встречным курсом

Старшим поколениям россиян, а также французов, поляков, англичан памятен возглас «Юнкерсы» летят!» Ничего хорошего он не сулил. Однако к одноименным бомбардировщикам Luftwaffe, за штурвалами которых сидели асы Геринга, выдающийся немецкий авиаконструктор Гуго Юнкерс отношение имел опосредованное.

После прихода Гитлера к власти убежденного противника нацизма посадили под домашний арест, и престарелый профессор даже не мог посещать предприятия, носившие его фамилию.

Все началось с просьбы коллеги, профессора Рейснера помочь сконструировать самолет. Юнкерс согласился, а заодно выдвинул смелое по тем временам предложение – построить крылатую машину целиком из металла. Но по Версальскому мирному договору проигравшая страна лишалась всех надежд на развитие собственной авиапромышленности – как промышленности «двойного назначения ».

Чтобы обойти рогатки, поставленные победителями, немецкий авиапром нашел удачный обходной маневр, обратив взоры на Советскую Россию. Большевикам позарез нужно было современное вооружение, в частности, авиация, и предложение на условиях концессии собирать немецкие военные самолеты под Москвой, в Филях, стало для Юнкерса манной небесной.

За три года, начиная с 1922-го, под руководством немецких инженеров и с помощью немецких рабочих-металлистов на заводе в Филях было построено 170 крылатых машин с литерой Ju (Junkers). Между прочим, на стартовавшем в 1923 году с Ходынки Junkers F13, переименованном в «Промбанк», пилот Яков Моисеев открыл первую в стране внутреннюю регулярную воздушную линию Москва – Нижний Новгород. Самолет принимал на борт всего четырех пассажиров, не считая двух членов экипажа. А международное сообщение между СССР и Европой открылось на год раньше – когда немецкий же Fokker FIII, пилотируемый советским летчиком, доставил из Москвы в Кенигсберг (ныне Калининград) первых пассажиров, среди которых были и звезды – поэт Сергей Есенин с американской танцовщицей Айседорой Дункан.

Первый советский пассажирский самолет АК-1 появился в 1924 году, однако в серию так и не пошел. И по-прежнему основа отечественного авиационного флота собиралась в подмосковных Филях (а двигатели закупались за границей). К началу 1925 года там уже трудилась пятая часть персонала всего советского авиапрома.

Но в том же году налаженный конвейер дал первый сбой – Гуго Юнкерс вышел из концессии. Место Junkers заняла другая немецкая фирма – Dornier.

К тому времени произошло объединение ОДВФ и Добролета в новую «общественно-коммерческо-промышленную» организацию – Авиахим (Общество друзей авиационной и химической обороны и промышленности). А Гуго Юнкерс после закрытия его производства в Филях заключил контракт с еще одной организацией – Укрвоздухпуть, возникшей, как легко понять из названия, на Украине и со временем составившей конкуренцию Добролету. Компания Укрвоздухпуть к 1927 году вышла в лидеры по налетанному километражу.

1 ноября 1930 года акционерные общества Добролет и Укрвоздухпуть были объединены во Всесоюзное общество гражданского воздушного флота при Совета Труда и Обороны. И 26 марта 1932 года головная организация гражданской авиации получила всем известное ныне название – Аэрофлот.

Источник: http://www.vmdaily.ru/article/108544.html
Дата: 18.11.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ