У России — «провал в легитимности»

Общественная дискуссия об идейных основах государственного строя в России получила новый интеллектуальный импульс – уже от Русской православной церкви. Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, слова которого приводит агентство « Интерфакс-религия», предложил восполнить «провал в легитимности» государственного строя России, образовавшийся в результате Октябрьской революции.

«Большевики, захватившие власть в 1917 году, сделали невозможным проведение Учредительного собрания, которое должно было избрать для страны форму правления. Этот провал в легитимности до сих пор ставит под вопрос преемственность нашей государственности и согласие с волей народа и того выбора, который был сделан без него»,— заявил отец Всеволод на круглом столе в рамках проходившей в Москве выставки-форума «Православная Русь».

Дискуссия об оптимальном для России государственном устройстве, продолжил он, не получила достаточно серьезного развития и в 1993 году, когда принималась ныне действующая Конституция. «Понятно, почему эта дискуссия не была достаточно подробной: общество не научилось еще жить в условиях свободы, и некоторые из дискуссий того времени приводили к вооруженному столкновению в центре Москвы, а некоторые приводили к хаосу. Поэтому можно понять власти, которые тогда эту дискуссию не приветствовали и не способствовали тому, чтобы она развивалась»,— отметил священник.

То, что такой дискуссии не было и «не были учтены все имеющиеся варианты политического развития страны», сегодня, по мнению представителя Церкви, «обедняет наши перспективы». «Вот почему дискуссия об идейных основах нашей государственности, о том, как народ или разные слои элиты должны участвовать в строительстве общего дома, не окончена, а только начинается»,— сказал священник.

Говоря о том, каким образом Церковь могла бы внести свой вклад в дискуссию о будущих идейных и политических основах строя в России, отец Всеволод предложил готовить ежегодные доклады с оценкой текущей ситуации и обрисовкой «картин будущего». В качестве положительного примера таких разработок он привел появившийся недавно доклад «Третий Рим. Суверенная модернизация», который подготовили православные эксперты Кирилл Фролов и Кирилл Логинов. Отец Всеволод признался, что не готов подписаться под каждым словом доклада, однако считает его «интеллектуальным прорывом в деле православного общественного мышления», который отличают мудрость и взвешенность. Эти документы могут стать «серьезной частью дискуссии» о будущем страны, считает он.

KM.RU попросил прокомментировать слова известного священнослужителя главу Ассоциации православных экспертов Кирилла Фролова:

— Мы в Ассоциации православных экспертов не увидели в словах о. Всеволода призывов к изменению конституционного строя. Мы увидели призыв к его осмыслению через дискуссию о ценностях. Действительно, каковы ценности цели нашей общественной и государственной жизни? Есть ли у России историческое призвание, миссия и каково оно? Мы, православные, убеждены, что есть. Россия — это Третий Рим, историческое призвание которого — удерживать мир от дехристианизации, помогать Церкви в ее внутренней и внешней миссии.

Я считаю, что ключевой формат дискуссии о государственном строе нынешней России — это отношение к понятию светское государство. Сразу хочу сказать, что мы не против светского государства, и мы не настаиваем на изменении статуса России как светского государства. Однако мы видим, что постоянно предпринимаются попытки интерпретировать светское государство как государство атеистическое. В то время как атеизм — это всего лишь одна из многих идеологий. Причем идеология антинациональная, антимодернизационная и агрессивная.

Приведу такой пример. Сейчас обсуждается закон о возвращении Церкви ее храмов. Все разговоры о том, что она якобы не сможет сохранить культурное наследие, – чистейшей воды демагогия. Подлинный конфликт вокруг этого закона лежит именно в понимании светского государства. Сторонники этого закона утверждают, что светское государство не мешает активному диалогу между государством и государствообразующей конфессией – Русской православной церковью. И что такой диалог и сотрудничество идут на пользу национальным интересов России, направлены на подлинную национальную модернизацию.

Напомню, что чисто культурологически крещение Руси было актом модернизации через приобщение к самой передовой культуре того времени — византийской культуре. Та же Киево-Печерская Лавра была «Сколково» той эпохи. Потому что речь шла именно об инновационном центре, где развивалось русское летописание и историческая наука. Одновременно это был первый медийный центр. Поэтому Нестор-летописец должен быть покровителем русских журналистов. Там же располагался первый общенародный медицинский центр. Святой Агапит создал в Киево-Печерской Лавре бесплатную и общедоступную клинику, в которой лечил простых людей. Не говоря уже о том, что это был центр русской православной экспансии. Потому что миссионеры Киево-Печерской Лавры шли на восток. Таким образом, именно православные миссионеры способствовали созданию огромной Российской Империи на одной шестой части света. Это — модернизационная заслуга православия.

Когда говорят о том, что русские, дескать, непригодны к модернизации, поскольку они лентяи и патерналисты, то сама наша история опровергает этот тезис. Лентяи, которые полагаются на то, что за них кто-то что-то сделает, не смогли бы создать великую империю. Надо искать корни современных демографических, нравственных проблем, алкоголизации и наркотизации русского народа. А это атеизм и безбожие, которые высасывают из нашего народа все соки. В том числе волю к самостоятельному ответственному действию и инициативе. Таким образом, воцерковление нашего народа и его нравственное возрождение предусматривают в том числе возвращение ему навыков предприимчивости, инициативности и воли к историческому действию.

Как я уже отметил, мы не нашли у о. Всеволода призывов к изменению конституционного строя. Но мы считаем, что в большей степени должна быть прописана преемственность современной России от Православной Российской империи, главное — ее ценностей. Отсыл о. Всеволода к Учредительному Собранию не есть призыв к созыву нового Учредительного Собрания. Это напоминание о нелегитимности взятия власти большевиками и нелегитимности их богоборческой идеологии, которая наконец-то должна быть осуждена, как и позорные акты типа Брестского мира, передача исконно русских земель «союзным республикам», геноцид Церкви и всей русской элиты и т. д. Однако это не означает отмены правовой нормы о преемственности РФ от СССР — все геополитические достижения СССР принадлежат России, как и подписанные СССР международные договоры (особенно послевоенные), выгодные для современной России. Как это совместить с осуждением богоборчества и тоталитаризма? А это задача дискуссии, задача юристов и политологов.

Мы не считаем, что необходимо добиваться статуса Православия как государственной религии. Но необходим полномасштабный Акт о социальном партнерстве между Московским патриархатом и Российским государством.

Мы считаем крайне актуальным, требующим реализации в современном законодательстве, ОПРЕДЕЛЕНИЕ Священного Собора Русской православной церкви о правовом положении Православной российской церкви, которое он принял 2 декабря 1917 года.

Священный Собор отметил тогда, что «для обеспечения свободы независимости Православной церкви в России, при изменившемся государственном строе, должны быть приняты государством следующие основные положения:

1. Православная российская церковь, составляя часть единой Вселенской христовой церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство.

2. Православная церковь в России в учении веры и нравственности, богослужении, внутренней церковной дисциплине и сношениях с другими автокефальными Церквами независима от государственной власти и, руководясь своими догматико-каноническими началами, пользуется в делах церковного законодательства, управления и суда правами самоопределения и самоуправления.

3. Постановления и узаконения, издаваемые для себя Православною церковью в установленном ею порядке, со времени обнародования их церковною властью, равно и акты церковного управления и суда признаются государством имеющими юридическую силу и значение, поскольку ими не нарушаются государственные законы.

4. Государственные законы, касающиеся Православной церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью.

5. Церковная иерархия и церковные установления признаются государством в силе и значении, какие им приданы церковными постановлениями.

6. Действия органов Православной церкви подлежат наблюдению государственной власти лишь со стороны соответствия их государственным законам, в судебно-административном и судебном порядке.

7. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными.

8. Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная церковь.

9. Православный календарь признается государственным календарем.

10. Двунадесятые праздники, воскресные и особо чтимые Православною церковью дни признаются в государстве неприсутственными днями.

11. Свобода исповедания и проповедования православной веры, равно и свобода православного богослужения ограждаются государственною властью. Посему под страхом уголовного наказания воспрещаются: 1) публичное поношение и поругание учения православной веры, предметов религиозного почитания и священно-церковно-служителей ее; 2) осквернение мест богослужения и религиозного почитания; 3) насилие и угрозы для отвлечения из Православия.

12. Добровольный выход из Православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак. Прежде достижения этого возраста дети могут оставить Православие только по желанию родителей и притом лишь в случае оставления Православия самими родителями; от детей, достигших 9-летнего возраста, требуется их согласие.

13. Государственное законодательство относительно условий заключения брака лиц православного исповедания устанавливается сообразно с нормами церковного права.

14. Церковное венчание по православному чину признается законною формой заключения брака.

15. Церковно-судебные решения по делам о разводе и о признании совершенного Церковью брака незаконным или недействительным признаются в силе судебных решений».

Далее в Приложение 125 к решению Священного Синода говорилось:

«16. Юридические условия и последствия смешанных браков, если один из брачующихся принадлежит к Православной церкви, определяются согласно с законодательством последней.

17. Церковные метрические книги ведутся согласно государственным законам и имеют значение актов гражданского состояния.

18. Учреждаемые Православною церковью низшие, средние и высшие школы как специально богословские, так и общеобразовательные, пользуются в государстве всеми правами правительственных учебных заведений на общем основании.

19. Во всех светских государственных и частных школах воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной церкви; преподавание Закона Божия для православных учащихся обязательно как в низших и средних, так и в высших учебных заведениях, содержание законоучительских должностей в государственных школах принимается на счет казны.

20. Удовлетворение религиозных нужд членов Православной церкви, состоящих в армии и флоте, должно быть обеспечено заботой государства; каждая воинская часть должна иметь православное духовенство.

21. Священнослужители, монашествующие и штатные псаломщики свободны от воинской и других личных натуральных повинностей. Служащие в учреждениях церковных пользуются правами государственной службы.

22. Имущество, принадлежащее установлениям Православной церкви, не подлежит конфискации или отобранию, а самые установления не могут быть упраздняемы без согласия церковной власти.

23. Имущества, принадлежащие установлениям Православной церкви, не подлежат обложению государственными налогами, волостными, городскими и земскими сборами, если эти имущества не приносят дохода путем отдачи их в аренду или наем.

24. Православная церковь получает из средств Государственного казначейства по особой смете, составляемой высшим церковным управлением и утверждаемой в законодательном порядке, ежегодные ассигнования в пределах ее потребностей, представляя отчетность в полученных суммах на общем основании.

25. Установления Православной церкви, пользующиеся в настоящее время правами юридического лица, сохраняют эти права, а установления, не имеющие их или вновь возникающие, получают таковые права по заявлению церковной власти».

Ассоциация православных экспертов считает этот документ Священного Синода от 1917 года определяющим в отношениях Церкви и современного светского государства. Более того, мы считаем, что его реализация возможна в пределах нынешнего Конституционного строя.

Источник: http://news.km.ru/czerkov_u_sovremennoj_rossii_-_p
Дата: 12.11.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ