Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

У войны нет забытых солдат

22.09.2010

Дело в том, что 22 сентября 1944 года был освобожден из лагеря, что находился в Копли, отец Олега Теэ, военнопленный.

В память о теперь уже покойном отце и о воинах Советской армии, благодаря которым он был освобожден, Олег Теэ и взял на себя миссию ухаживать за захоронениями бойцов Советской армии, погибших во время Великой Отечественной войны в Эстонии. Это - основная деятельность созданной им общественной организации «Рубин».

Всего на территории Эстонии находится 248 таких захоронений, где покоятся останки 81 541 военнослужащего. Личности 38 300 из них установлены, 43 241 – неизвестны. Олегу Теэ эти цифры известны еще с конца 80-х годов, когда он был военным комиссаром Выруского района. «У меня сохранился рапорт от 1989 года военкому республики о состоянии воинских захоронений в Выруском районе, - сказал Олег Теэ. - Так что сейчас я как бы продолжаю заниматься тем же. Только теперь уже в свободное от работы время, в выходные дни».

Правда, не сразу этим занялся. Когда Эстония обрела независимость, военкомат упразднили, и Олег уволился из армии, ему было не до общественной деятельности: в семье двое детей, надо было думать, как и на что жить.

Все наладилось, и десять лет назад, когда отца не стало, он занялся захоронениями.
Успеть до темноты

Вот и в минувшие выходные состоялся выезд в Выруский уезд, на самый юг Эстонии. Вместе с Олегом отправились его старший товарищ Александр Васильевич Загорнов, 70-летний военный пенсионер, Андрей, зять Олега, и автор этих строк.

Сперва мы заглянули на Выруское кладбище, что на окраине города. Прямо напротив расположения Куперьяновского батальона - элитного подразделения эстонских Сил обороны - участок советских воинских захоронений. Среди других выделяется доска, на которой указано имя Юрия Севрука. «Он был писателем, сотрудником фронтовой газеты, погиб в 1944-м в этих местах», - пояснил Олег Теэ.

Горящая свеча, свежие цветы... Интересно, кто приходил сюда помянуть Севрука? Это мы случайно узнаем на следующее утро.

А пока поспешили на первый из намеченных объектов - обелиск в Хаанья. Рядом с Суур-Мунамяги, самой высокой вершиной Прибалтики. Напротив – парковка, магазин сувениров, рукоделия. В общем, уголок, где всегда ждут туристов. Памятник находится в ста метрах от дороги, но мало кто знает, что там, на вершине холмика, за густым ельником спрятан обелиск, под ним захоронены 60 бойцов.

Олег признался, что первый раз сам не мог найти этот памятник, помогли местные женщины, которые рассказали, что, будучи пионерками, стояли там в почетном карауле. Раньше у дороги был и указатель - «Братская могила - 0,1», который Олег нашел скрученным и валявшимся в придорожной канаве. Взял себе на память.

Подъехать к памятнику оказалось невозможно, пришлось все необходимое тащить на себе: грабли, лопаты, топор, пилы, щетки, химикаты всевозможные и т. д. Все, кроме главного - кетчера, аппарата, который мощной струей воды очищает камень от мха и черноты. Бочки с водой и генератор можно доставить к месту работ только на машине.

Вынуждены были чистить обелиск вручную, щетками. Причем драили с таким тщанием, будто завтра здесь ожидаются важные иностранные гости. Хотя на самом деле, наверное, не скоро сюда заглянет хоть какая-то живая душа. Территория вокруг также, конечно, аккуратно прибрана. Последний штрих - зажженная свеча и цветы

И - сразу на следующий объект, в Рыуге. Надо успеть до наступления темноты обновить воинский мемориал на тамошнем кладбище. Здесь захоронено 145 человек. Только приступили к работе - тут же прикатила на велосипеде смотрительница кладбища. Выяснив, в чем дело, осталась довольна.

Вот здесь кетчер пригодился. Или «кеша», как любовно называет его Андрей, работающий с аппаратом.
В Еврейском парке

Свеча, цветы - и в Выру, ночевать. Чтобы с утра пораньше отправиться на следующий объект. Но перед этим, во время завтрака в гостинице, мы познакомились с людьми, которые накануне навестили могилу Юрия Севрука. Оказывается, это были его сын Андрей Георгиевич Севрук с женой Светланой, специально приехавшие из Москвы. Они рассказали, что часто приезжают в Выру, напомнили, что когда-то в местной школе был отряд имени Севрука, была улица Севрука...

Попрощавшись с гостями, мы поспешили в деревню Тсоору. Там тоже есть захоронение. На высоком холме. Внизу озеро с островом. Красиво. Памятный знак скромный: небольшое каменное основание, к которому прислонена плита с 13 фамилиями. Хотя по архивным данным здесь должно быть похоронено 17 человек.

Поставили плиту на цементный раствор, выложили кирпичом дорожку, подрезали кусты вокруг, сгребли листву...

Тут к нам завернул проезжавший мимо местный житель. «Можно сфотографировать?» - достал он мобильный телефон. Айвар, уроженец здешних мест, рассказал, что его на этом месте в пионеры принимали. Тогда здесь памятник воину стоял, который перенесли с кладбища, а в начале 90-х обратно на кладбище увезли. «Говорят, здесь вместе с русскими и два немца похоронены», - сообщил Айвар.

Он рассказал, что его отец в первую мобилизацию попал в немецкую армию, уточнив - в вермахт, не в СС. И то на фронте не был, по хозяйству больше. А брат отца был в Красной армии. После войны они встретились, выпили...

Словоохотливый Айвар рассказал также, что в старину здесь было поместье Фиренгоф, во время войны стоял немецкий госпиталь, а сейчас местные почему-то называют этот парк Еврейским.
И один неизвестный

Обелиск в Литсметса, который стоит в лесу возле дороги, был самый запущенный. Здесь пришлось повозиться несколько часов. Кстати, очень пригодился судогодский плоскорез - так называется с виду простой, но на деле очень полезный и универсальный садовый инструмент. «Подарила одна торговка на Центральном рынке, когда узнала, чем мы занимаемся, - пояснил Олег Теэ. – А свечи эти мы купили на те 10 евро, которые нам подарили москвичи, с которыми встретились на Военном кладбище, где недавно работали».

У этого обелиска похоронены 16 человек. Были и плиты с именами, но от них остались только следы. «Да, были плиты», - подтвердил проезжавший мимо пожилой мужчина.

И, наконец, Урвасте. Особое место для Олега Теэ. Сам он уроженец Нарвы, но его предки в поисках лучшей доли отправились отсюда в Россию. «Может, вот на этих полях гнули они спину на хозяина», - указал он в окно, когда мы приближались к последнему, пятому объекту, где успели поработать за эти два дня. Всего же в Выруском уезде 21 захоронение.

Это, в Урвасте, в приличном состоянии. Работы здесь немного. Захоронено 309 человек. В том числе тот единственный неизвестный боец среди 3 046, которые, сложив головы на войне, нашли покой в выруской земле.

Почти каждые выходные с мая по сентябрь так проводит Олег Теэ и его соратники по «Рубину». Этот выезд был не последний. Есть еще «хвосты».

Источник: http://nordeurope.kp.ru/daily/24562/736051/