Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Как вы лодку назовете…

15.09.2010

Слух о переименовании четырех десятков улиц в разных районах города переполошил петербуржцев. Одни опасаются, как москвичи, проснуться утром в другом городе, другие волнуются, что назовут не то и не так. О том, как дать имя проспекту, почему не стоит увековечивать человека в названии улицы и существует ли сегодня идеологический подтекст в табличке дома – рассказали члены топонимической комиссии Санкт-Петербурга на конференции в «Росбалте».

Возвращение исторических наименований объектам - обычно тихое, покрытое архивной пылью, но интересное дело. Обывателю, скользящему взглядом по фасадам зданий в поисках подходящего номера дома и в голову не приходит искать глубинный подтекст или тщательно скрытую историческую иронию в названии той или иной улицApr 9 06:25:28 geno exim4: ALERT: exim paniclog /var/log/exim4/paniclog has non-zero size, mail system possibly broken е. Точно так же никто не трогает улицы Коллонтай и Дыбенко, как памятники определенной исторической эпохи, а значит говорить о политической подоплеке в целом неуместно.
И даже если допустить, что нынешняя власть по капле старается выдавить щедрое разлитое по стране море советских пережитков, то до тех пор, пока в сердце столицы лежит «вечноживой» памятник эпохи, все попытки будут выглядеть смехотворно. Не говоря о том, что переименование любого крупного объекта несет за собой немалые финансовые затраты, а сегодняшняя власть за идеологию и национальную идею платить не готова – уж больно накладно.

Ведущий историко-просветительского клуба «Вчера и сегодня» Григорий Иванов придерживается иной точки зрения и считает, что «топонимическая практика всегда учитывала волю победителя, и идеологическая составляющая должна обязательно быть», а посему долой Коллонтай и Дыбенко с улиц, пардон за каламбур. Правда чем в этом случае нынешняя власть будет отличаться от советской – неясно, и хотя вряд ли в ближайшее время появится бульвар Путина или шоссе Медведева, но парк Собчака, к примеру, уже есть. Тем не менее, пока в комиссии бытует мнение, что подобное увековечивание людей в названии объектов городской среды – «атавизм советской власти» и, опасаться засилья политической деятелей в названиях не следует.

Член бюро топонимической комиссии Андрей Рыжков выделяет несколько принципов наименования объектов городской среды, главный из которых – краеведческий. Так же зачастую при наименовании новых объектов учитываются названия окрестных населенных пунктов, исторических событий, обязательно учитывается «культурно-тематическая направленность района», потому что по мнению специалистов, соседние названия должны быть связаны между собой, что облегчает их интерпретацию.

Андрей Зонин мечтает о гражданском обществе, в котором люди сами будут решать – хотят ли они жить на Дыбенко, Карла Либкхнета или улице имени Розы Люксембург. Но людям все равно – на какой улице жить – главное, чтобы туда ходил общественный транспорт. Переименование улицы, вопреки расхожему мнению, не создает даже юридических трудностей – не надо менять прописку в паспортном столе, в актах на собственность – все документы остаются в силе, а для всех желающих топонимическая комиссия выдает справки о законном переименовании объекта. Советская эпоха уходит в прошлое – нынешнему поколению фамилии Дзержинский и Коллонтай ничего не скажут, а 27 Советских улиц и 2 Ленинских проспекта вызывают скорее неудобство у жителей, чем идеологические опасения. Возможно потому, что никакой острой необходимости замене названий, кроме культурно-исторической нет, переименование происходит по случаю – реконструкция объекта, юбилей. В этом году, к примеру, в бюджете предусмотрено масштабное обновление табличек на домах, поэтому в списке топонимической комиссии аж 30 наименований. На каких табличках появятся новые названия неизвестно – решать губернатору.

При всем уважении, возвращение исконных названий – дело хорошее, но безнадежное. Хорошее потому, что члены топономической комиссии занимаются просветительской деятельностью, чтобы люди знали город в том виде, в котором его задумал чуть ли не Петр, и в конечном счете те, кому надо, информацию получат. А безнадежное потому, что это, по большому счету, никому, не нужно. Начиная от Комитета по печати, который «прокатил» комиссию с поддержкой выпуска справочной литературы, и заканчивая рядовыми петербуржцами, которые не знают, что и почему названо, а главное, не стремятся обогатиться новыми знаниями.

Источник: http://shuum.ru/articles/261