Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Император лоскутной Европы

17.08.2010

15 августа 1769 года в городе Аяччо на острове Корсика, принадлежавшем Французскому королевству, появился на свет человек, чьё влияние мир ощущает на себе до сих пор. Так сложилось, что в особенности это влияние распространилось на Францию и Россию. Ну и на всю Европу тоже.

Мальчика назвали редким для того времени именем — Наполеоне. Фамилия у него тоже была не простая — Буонапарте. Став взрослым, он переделал имя и фамилию на французский лад и назвался проще: Наполеон Бонапарт.

Этому имени суждено было остаться в веках и стать нарицательным, ведь сам Наполеон и его деяния долгое время были (да и до сих пор остаются) примером для подражания и источником вдохновения для многих политиков разных стран и времён. Всем более или менее понятно, что имеется в виду, когда кого-то называют Наполеоном или говорят о наполеоновских планах. В двух словах — имеются в виду планы великие. А Наполеонами называют, как правило, личностей большого размаха, наделённых выдающимися талантами и удачно применяющими их в своём деле… Но почему так? Это как раз и интересно. Ведь тут мы имеем дело с одним из тех странных случаев, когда посмертная историческая судьба персонажа перечеркнула и заставила забыть те реальные дела, которыми этот персонаж отличился в реальной истории…

Проследим же, какова была реальная роль Наполеона для Франции и Европы, а заодно и для России, и каковы на самом деле были те результаты, к которым привела та эпоха, которую принято сейчас называть наполеоновской.

Наполеон и Франция

Наполеон был не слишком знатен: второй сын мелкого дворянина. Так что ни на какие особенно большие карьерные успехи он мог бы и не рассчитывать, если бы не Великая французская революция. Которая сломала все сословные перегородки, и в сложившихся новых условиях Бонапарт легко смог проявить свои природные таланты. Ну и удачливость, конечно, сыграла определённую роль. Сначала он удачно выбрал специальность артиллериста. Потом несколько раз удачно оказался в нужное время в нужном месте (например, под мятежным Тулоном в 1793 году, затем во главе войск, подавлявших роялистский бунт в Париже в 1795 году, во главе итальянской армии в кампании 1797 года). 

Логика постреволюционного развития неумолимо подталкивала Францию к диктатуре. Кандидатов на роль диктатора было немало, но в силу обстоятельств и его личной удачливости фигура Бонапарта в 1799 году оказалась безальтернативной. Ему не повредила даже провальная экспедиция в Египет. Бросив армию на берегах Нила, Бонапарт вернулся во Францию не как дезертир, но как спаситель отечества. И захватил власть, не встретив никакого сопротивления. Занял должность первого консула и тут же закрепил свой диктаторский статус поправками к конституции, которые были формально утверждены всенародным голосованием.

От Бонапарта ожидали, что он быстро наведёт порядок, и он эту задачу в принципе выполнил. Создал централизованную систему бюрократического управления, а органы законодательной власти сделал сугубо декоративными. А также ввёл в действие знаменитый Кодекс Наполеона, юридически оформивший основы буржуазного уклада.

В ходе революционных войн Наполеон присоединил к Франции богатые и стратегически значимые территории нынешней Бельгии и рейнского левобережья. Жители этих территорий издавна находились под сильным влиянием французской культуры и отнеслись к завоевателям, упразднившим феодальные порядки, совершенно лояльно. В перспективе можно было рассчитывать на полную ассимиляцию населения завоёванных земель, как это произошло в Эльзасе, исконно немецком, но совершенно офранцуженном к концу XVII века.

Эти территориальные приобретения увеличили ресурсный потенциал Франции в такой мере, что в перспективе она могла бы стать самым могущественным и богатым государством Европы. Но сначала надо было закрепить завоевания и добиться дипломатического оформления новых границ Франции.

В 1800 году Бонапарт одержал очередную победу при Маренго, открывшую путь к почётному миру с Австрией, заключённому в феврале 1801 года. В марте 1802 года в Амьене был заключён мир с Англией. Диктатор, захвативший власть силой, доказал, что может эффективнее использовать эту власть на благо народа, чем правители, народом избиравшиеся. Став кумиром нации, Наполеон Бонапарт провозгласил себя императором Франции. Но… не смог или не захотел отказаться от новых войн и завоеваний. Мир с Англией рухнул уже через год после его подписания, очередная война с континентальными монархиями началась в 1805 году.

На самом деле все наполеоновские захваты 1805—1811 годов были совершенно бесполезны для Франции и французского народа. Наполеон завоёвывал и принуждал к повиновению европейские страны, создавая огромную лоскутную империю, соизмеримую по масштабам с державой Карла Великого. Эта империя, по замыслу её создателя, должна была господствовать во всём мире, но после похода на Россию рухнула.

В безумных войнах Бонапарта Франция потеряла миллионы человеческих жизней. На поля последних битв кампании 1814 года Наполеон выводил полки рекрутов, не достигших совершеннолетия.

Крах Наполеона стал крахом Франции: её могущество было обрушено и она вернулась в свои дореволюционные границы, испытав унижение оккупации и реставрации династии Бурбонов, навязанной оккупантами.


В 1815 году Наполеон, сосланный на остров Эльба, попытался восстановить свою власть. Франция заплатила за эту попытку десятками тысяч солдат, убитых при Ватерлоо, новыми унижениями и территориальными потерями.

Наполеон и Европа

В мемуарах, написанных на острове Святой Елены, Наполеон пытался оправдать роковой поход 1812 года против России соображениями высшего блага. Свергнутый император изобразил былые замыслы как проект объединения Европы в некое сообщество государств, в рамках которого соблюдались бы права народов, а все спорные вопросы решались бы на международных конгрессах. Тогда прекратились бы войны, а армии сократились бы до размеров гвардейских частей, развлекающих парадами благонравных монархов. То есть Наполеон как бы предвосхитил конструкцию нынешнего Европейского союза.

К сожалению, обо всех этих благородных намерениях никто не знал, когда Наполеон Бонапарт реально распоряжался судьбами Европы. И его действия никак не связываются с замыслами, которые он задним числом приписывал себе на Святой Елене.

Возникшая из крови и грязи завоевательных войн наполеоновская Европа напоминала не Евросоюз, а варварские империи раннего Средневековья. Вокруг Франции образовалась пёстрая мозаика из покорённых, униженных и ограбленных государств, соединённых вместе лишь силой французского оружия. На престолах сидели марионетки французского диктатора: его назначенцы, ненавидимые подданными, либо представители старых династий, втайне ненавидевшие своего владыку.

Самым наглядным образцом наполеоновского произвола стала его политика в Испании. Испанцы симпатизировали Франции, король Карлос был надёжным союзником Наполеона. При Трафальгаре испанцы и французы вместе сражались против англичан. Но своенравный император не нуждался в союзниках, ему нужны были только вассалы. Он решил передать испанский престол своему брату Жозефу (не отмеченному какими-либо талантами и заслугами), а Карлоса вместе с его наследником Фердинандом заманил на французскую территорию и заключил под стражу.

Гордые испанцы не покорились навязанному им монарху. Наполеон оккупировал Испанию, захватил Мадрид, но так и не сломил до конца сопротивление испанского народа, поддержанное английскими войсками, высадившимися на Пиренейском полуострове.

В 1813—1814 годах народы Европы приветствовали русские войска и войска других стран из антифранцузской коалиции как освободителей от наполеоновской тирании. Достойным наследником этой тирании стал пресловутый Священный союз. Объединившиеся в этом союзе монархи подавили несколько революций, но не могли сдержать подъём самосознания народов, ускоренный пертурбациями наполеоновской эпохи. Доминантой европейского развития стал процесс формирования национальных государств. Народы Европы решительно размежёвывались в течение всего XIX века, чтобы через столетие, пройдя сквозь многие войны, вернуться к идее общеевропейского единства.

Наполеон и Россия

В 1799 году итальянские победы Суворова дискредитировали некоторых популярных генералов Французской республики и вызвали в правящих кругах Парижа панику. Это помогло Бонапарту захватить власть. Став первым консулом, он ухватился за идею союза с императором Павлом, при помощи которого собирался организовать поход в Индию, подвластную британцам.

Затем в течение многих лет император Наполеон рассматривал Россию как враждебное государство. Так он думал (и действовал соответствующим образом) даже в 1807—1811 годах, когда состоял в формальном союзе с императором Александром I. Затевая в 1812 году поход на Россию, Наполеон собрал объединённую армию из всех стран подвластной ему Европы, которая должна была добиться полной победы, согласно всем канонам европейского военного искусства. Европейская стратегия Наполеона, однако, спасовала перед стратегией Кутузова, подкреплённой народной войной в специфических условиях России, с её густыми лесами, редкими городами и населением, не желавшим покоряться завоевателям.

Слава победы над Наполеоном стала главным и, по существу, единственным трофеем, ценным для России. Территориальные приобретения Александра I на западной границе принесли России больше проблем, чем выгод.

Принято считать, что война с Наполеоном стала одной из главных причин появления в России тайных обществ, итогом деятельности которых стало восстание декабристов со всеми его неоднозначными последствиями. Но ещё больше появлению декабристов содействовала послевоенная политика Александра I.


Победитель деспотичного властителя Европы старательно разыгрывал роль общеевропейского благодетеля. Александр не потребовал возмещения убытков от варварского нашествия на Россию. Полякам, а также финнам он даровал конституционные права и автономии. К Финляндии присоединил Карельский перешеек, принадлежавший России со времён Петра I. Латышских и эстонских крестьян царь освободили от крепостной зависимости. И так далее.

Но для русских подданных Александра всё оставалось без изменений: крепостничество, аракчеевщина, произвол — и никаких разговоров про конституцию.

Копируя на свой лад ошибки Наполеона, император Александр демонстрировал пренебрежительное отношение к русскому народу и к национальным интересам России. Такая политика не могла не инициировать протестные настроения в самых широких слоях русского общества, ощутившего свою силу после общенародной победы в войне «противу двунадесяти языков».

Бонапартизм

Стендаль как-то признался, что вновь полюбил Наполеона, ненавидя тех, кто пришёл ему на смену. Времена бесцветного деспотизма последних Бурбонов создавали богатую почву для ностальгических воспоминаний о былом величии Французской империи. Из такой ностальгии родился бонапартизм — как особая идеология и соответствующее политическое течение.


Французская нация — самая великая нация Европы. Поэтому Франция должна в Европе главенствовать. Чтобы этого достигнуть, нацию должен возглавить великий лидер. Примерно так в упрощённом виде можно артикулировать основы бонапартистского мировоззрения. Авторитарные методы управления государством в соединении с приоритетным использованием военной силы для решения внешних проблем — таков типовой политический инструментарий бонапартизма.

Отсвет славы Наполеона I упал на его племянника Луи Наполеона, обладавшего задатками хваткого авантюриста. Дорогу к власти ему расчистила революция 1848 года, и драма наполеоновской империи была повторно сыграна — в стиле трагикомедии с оттенками фарса. В роли главного героя — Наполеон III (так его титуловали, признавая Наполеоном II никогда не царствовавшего сына первого императора).

Луи Наполеон был избран президентом Второй республики, затем, как водится, совершил государственный переворот и в декабре 1852 года возложил на себя императорскую корону. Он мог бы считаться неплохим правителем: умиротворил страну, способствовал промышленному росту, поощрял искусство, перестроил Париж, придав ему современный облик. Экономика процветала, элита купалась в золоте, кое-что перепадало и простому люду. В конце своего правления Наполеон III даже несколько ослабил жёсткость диктаторского режима.

Мифология бонапартизма требовала «блеска кровопролитий». Наполеон Малый не имел вкуса к военному делу и на полях сражений чувствовал себя неуютно. Однако воевал часто: вместе с Англией против России, вместе с Пьемонтом — против Австрии, вместе с Австрией и Испанией — против мексиканских республиканцев. Французские войска оккупировали Рим, высаживались в Ливане.

Войны создавали обманчивый призрак могущества Второй империи, но не приносили значительных территориальных выгод Франции. Стремясь хотя бы немного продвинуть границы к заветным рейнским берегам, Наполеон III впутался в сложную дипломатическую игру, где его противником стал фанатичный прусский патриот Бисмарк, объединявший Германию истинно наполеоновскими средствами — «железом и кровью». Итогом опасной игры стал разгром Второй империи во франко-прусской войне 1870—1871 годов. Бонапартизм вторично (и окончательно) потерпел крах в реальной политике, но его идеологические посылы и политические приёмы вошли в практику многих последующих претендентов на мировое господство и особую миссию в мировой истории.

Идея величия французской нации, отобразившись в кривом зеркале германо-французского антагонизма XIX века, способствовала утверждению пангерманской мифологии, из которой выросла доктрина о «высших» и «низших» расах со всеми её последствиями, проявившимися в полной мере в опустошительных войнах XX века.

Уже 240 лет прошло со дня рождения Наполеона, 188 лет назад он покинул мир живых, но порой кажется, что тень беспокойного корсиканца всё ещё ходит по земле. Эта тень наведывается в кабинеты власть имущих и нашёптывает сладкие мысли о великой империи добра, которая непременно должна руководить всем миром, диктовать законы, судить и бомбить неправильные народы.

Источник: http://www.chaskor.ru/article/imperator_loskutnoj_evropy_9331