Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Загадка дела Валленберга

10.08.2010
За что сгноили шведского дипломата 27 июня 1941 года диктатор Венгрии адмирал Хорти объявил войну Советскому Союзу. Пока Красная армия отступала, венгерские дивизии под барабанный бой и звон фанфар бодро маршировали по степям Украины и полям России. Но зимой 1943-го их встретили под Воронежем и такого дали дрозда, что от 2-й венгерской армии остались одни воспоминания, а чуть ли не сотня тысяч похоронок, пришедших в Будапешт, вызвала такую бурю возмущения, что, несмотря на военное положение, на фабриках и заводах начались массовые забастовки с требованием разорвать союз с Гитлером и отозвать всех венгров с территории Советского Союза. Хорти с забастовщиками справиться не мог, и тогда на помощь пришли немцы: 19 марта 1944 года они ввели в Венгрию свои войска и фактически оккупировали всю страну, установив там свои законы и порядки. Начали они с того, что решили очистить Венгрию от евреев: одних отправляли в Освенцим, других уничтожали на месте, третьих загоняли в гетто. Вселенский плач ни в чем не повинных жертв достиг ушей руководителей Всемирного еврейского конгресса, и они обратились к правительству нейтральной Швеции с просьбой направить в Будапешт известного своими гуманитарными акциями Рауля Валленберга – достойнейшего отпрыска одного из самых влиятельных и состоятельных банкирских домов не только Швеции, но и всей Европы. Основателем империи Валленбергов был человек родом отнюдь не из воинственных викингов, и звали его Маркусстарший. Дела у Маркуса шли настолько успешно, что со временем он стал контролировать не только финансы, но и всю промышленность Швеции. Власть Маркуса была настолько велика, что его называли некоронованным королем Швеции. Некоторые источники утверждают, что Валленберги во время Второй мировой войны нажились на военных поставках Германии. Из всего этого следует только одно: руководители Всемирного еврейского конгресса поступили очень мудро, ходатайствуя о командировании в Будапешт не какогонибудь Карлсона, а члена могущественного клана, который знают и уважают истинные хозяева Европы, независимо от того, на чьей стороне воюют их армии. Чтобы обеспечить Раулю Валленберну дипломатическую неприкосновенность, его включили в состав Шведской миссии – фактически посольства – в Будапеште, назначив первым секретарем. Но задание у него было отнюдь не дипломатическое: Раулю поручили наладить систему спасения оставшихся в живых евреев. О цыганах, русских, сербах или поляках не было и речи: спасать Рауль должен был евреев, и только евреев. Деньги, предназначенные для подкупа, взяток и создание всякого рода липовых контор, выделялись без каких-либо ограничений. 9 июля 1944 года Рауль Валленберг прибыл в Будапешт. Человеком он был энергичным и за порученное дело взялся настолько активно, что за каких-то полгода выдал не менее 20 тысяч шведских паспортов, тем самым избавив людей от пули, петли или газовой камеры. Но в конце декабря к Будапешту подошли части Красной армии и начали бои за освобождение восточной части города – Пешта. Немцы сопротивлялись отчаянно, отдельные дома и целые улицы по несколько раз переходили из рук в руки, но к середине февраля 1945 года противник был выбит из всего Будапешта – и Венгрия запросила мира. В самый разгар боев, когда полностью еще не был освобожден даже Пешт, началась история, которая продолжалась не один десяток лет и в которую были вовлечены маршалы и генералы, ученые и общественные деятели, государственные мужи и дипломаты. Как вы, наверное, догадались, речь идет о печальной одиссее Рауля Валленберга. Вокруг имени этого человека наворочено столько лжи и полуправды, придумано столько фантастических историй и столько концов спрятано в воду, что даже сейчас разобраться в деле Валленберга очень и очень непросто. Но точка в этой грустной истории все же поставлена... Шифровка, решившая судьбу Самые ожесточенные бои за Будапешт были еще впереди, но в Стокгольме уже поняли, что город немцам не удержать, и конце 1944-го шведские дипломаты обратились в Народный комиссариат иностранных дел Советского Союза с просьбой взять под защиту шведских подданных, находящихся в Будапеште. Наши пообещали, и уже через двенадцать дней начальник политотдела одной из дивизий направляет донесение начальнику политотдела 7-й армии. «На занятой нами улице Бенцур, дом № 16, находятся секретарь шведского посольства в Будапеште Рауль Валленберг и шофер его автомашины. Остальные члены миссии во главе с полномочным министром Даниэльсоном находятся в главном здании посольства в Буде. Шведское посольство защищает в Будапеште интересы лиц еврейской национальности, проживающих в Центральном гетто и так называемом Чужом гетто. Рауль Валленберг и его шофер охраняются. Прошу ваших указаний». На следующий день, то есть 15 января, поступает приказ: «Рауля Валленберга немедленно препроводить к командиру 18-й стрелковой дивизии генерал-майору Афонину, обеспечив его сохранность и удобство передвижения». Как видите, о шведском дипломате заботятся, его охраняют и на генеральском уровне беспокоятся о всякого рода удобствах. Но, как это часто бывает, ни с того ни с сего разразился гром среди ясного неба! 17 января 1945 года из Москвы пришла шифровка, которая перечеркнула все и вся и стала началом неизбежно трагического конца. Этот документ практически неизвестен, поэтому приведу его полностью. «Командующему 2-м Украинским фронтом тов. Малиновскому. Копия: тов. Абакумову. Обнаруженного в восточной части Будапешта Рауля Валленберга арестовать и доставить в Москву. Соответствующие указания контр разведке «Смерш» даны. Для выполнения этой задачи обеспечьте необходимые средства. Время отправления в Москву и фамилию старшего сопровождающего лица донесите. Зам. наркома обороны, генерал армии Булганин». Что случилось? Какие подули ветры? И что компрометирующего о деятельности Валленберга могли узнать в Москве, если в Будапеште ничего порочащего его репутацию обнаружено не было? Или что-то нашли? Один документ, который мог послужить основанием для ареста не только Валленберга, но и всей Шведской миссии, я все же обнаружил, но он датирован 19 февраля, то есть спустя более чем месяц после шифровки Булганина. Называется этот документ «Спецсообщение» и подписан заместителем начальника «Смерш» 2-го Украинского фронта Мухортовым. Вот его подлинный текст: «Взяв под свою защиту и покровительство значительное количество лиц из гражданского населения, не имеющего к Швеции никакого отношения, шведское посольство выдавало им на руки различного рода документы, а именно паспорта, удостоверения и так называемые охранные листы. Среди этой категории имеются скрывающиеся от советских органов видные участники фашистских формирований в Венгрии, некоторые сотрудники разведывательных и контрразведывательных органов противника. Изложенное выше подтверждается материалами следственной обработки задержанных лиц. Например, зав. секцией шведского посольства Генрих Томпсон на допросе 20 января 1945 года показал: – Шведское посольство и шведский Красный Крест в Будапеште давали шведское подданство только тем, кто платил от 2000 до 20 000 пенго. Были случаи, когда подданство получали и за 200 000 пенго. Таким образом получили шведское подданство богачиевреи Хорин, Вайс, Конфельц и другие. Всего в период июня-октября 1944 года выдано минимум 20 тысяч различного рода паспортов. Защитные паспорта шведского Красного Креста, по словам его начальника профессора Лангле, выдавались по принципу: «Всем притесненным при всяком режиме. При фашистах будем давать евреям, а с приближением русских – христианам, даже если это фашисты». Враждебное отношение руководства шведского посольства к Советскому Союзу проявилось в феврале 1944 года, когда наш источник обратился к посланнику Даниэльсону с просьбой достать ему разрешение для оказания помощи советским военнопленным медикаментами, продуктами и одеждой. Даниэльсон заявил: – Все это ни к чему. Советская власть расстреливает своих военнопленных, возвратившихся из плена, поэтому все усилия в этом направлении тщетны. А военный атташе Швеции подполковник Вестер после посещения лагеря советских военнопленных заявил: – Был в лагере у этих свиней. Что это за звери! Второй раз меня на это не поймаешь. Вся помощь шведского посольства русским военнопленным выразилась в пожертвовании 10 рубашек и 20 коробок сардин». Не трудно догадаться, какие чувства вызвало это «Спецсообщение» у людей, в руках которых был хотя бы один швед. Как раз в эти дни один такой швед находился на Лубянке – и с ним начали работать. Загадочный инфаркт Как ни старались сотрудники Лубянки замести следы, но в Стокгольме стало известно, что Рауль находится под опекой советских чинов: об этом сообщили добравшиеся до Стокгольма члены шведской миссии. Подтвердила это и Александра Коллонтай, которая в те годы была послом Советского Союза в Швеции: еще в феврале 1945-го она заверила встревоженную мать Рауля в том, что ее сын находится в СССР, что он в полной безопасности и чувствует себя хорошо. На радостях она поделилась этой новостью с журналистами. Но те, вместо того, чтобы разделить чувства матери, подняли страшный вой. «Если Рауль в Советском Союзе, то где именно – в Москве или на Колыме? – вопрошали они. – И почему о Валленберге ничего не знают в шведском посольстве? Почему шведского дипломата не возвращают домой? А может быть, его уже нет в живых и возвращать просто-напросто некого?» Как стало известно уже в наше время, о деле Валленберга был прекрасно информирован и Сталин. В архиве сохранилась запись его беседы со шведским послом Седерблюмом, которого он принял 15 июня 1946 года. Когда возник вопрос о Валленберге, Сталин сказал: «Я хочу, чтобы вы знали, что было отдано распоряжение о том, что шведы должны находиться под нашей защитой». Реакция Седерблюма была совершенно неожиданной. «Я лично убежден, – проронил он, – что Валленберг в Будапеште стал жертвой несчастного случая или бандитов». А тут еще откуда ни возьмись Эйнштейн, который прислал письмо Сталину с просьбой «сделать все возможное для того, чтобы разыскать и отправить на родину шведа Рауля Валленберга»! Пока суд да дело, подоспело объяснение более чем странной реплики Седерблюма на приеме у Сталина: именно в эти дни финская газета «Вапаа сана» опубликовала статью под заголовком «Нацисты убили Рауля Валленберга». Речь в ней шла о том, что на заседании Народного суда в Будапеште всплыл поразительный факт: оказывается, Рауль Валленберг был убит венгерскими нацистами, которые обнаружены, арестованы и по приговору суда расстреляны. А вскоре подал голос и заместитель министра иностранных дел Вышинский. «После проведенного нами тщательного расследования можно твердо сказать, что Валленберга на территории Советского Союза нет и мы ничего о нем не знаем», – сообщил он в Стокгольм от имени советского правительства. Сколько израсходовано бумаги и чернил, сколько произнесено лживых слов и даже пролито крови – и все ради того, чтобы скрыть правду. А правда была горькой, грубой и жестокой: человек, вокруг имени которого завязалась преступно неприличная возня, по-прежнему сидел в камере № 7 внутренней тюрьмы и в соответствии со специальным распоряжением получал офицерский паек. Было бы ошибкой думать, что он просто сидел. Нет, он не просто сидел, с ним работали, вызывая на многочасовые допросы. Скажем, следователь по фамилии Сверчик 8 февраля 1945 года допрашивал Валленберга три с половиной часа. Затем Рауль попал в руки Кузмишина: тот изгалялся над ним полтора часа, а Копелянский – три. Не буду говорить, чего это стоило, но мне удалось разыскать не только анкету арестованного Валленберга, заполненную во внутренней тюрьме, но даже журнал вызовов на допросы. Кое-где фамилия Валленберга была тщательно замазана тушью, но с помощью специальных методов тушь удалось снять – и проступила четкая запись: 29 мая 1945 года под № 620 на допрос вызывался Валленберг Рауль Густав. Но вот что удивительно: допросов было множество, а протоколов – ни одного. Так что узнать, о чем расспрашивали Рауля, какие выбивали показания, что он все-таки сказал, а что утаил, нет никакой возможности. Больше того, не существует и самого дела Валленберга: нет ни одной папки, в которую были бы подшиты протоколы допросов, показания свидетелей, ордер на арест, опись имущества, результаты медосмотра и т. п. Роясь во всякого рода документах, я так втянулся в это дело, что перестал трепетать перед бумагами, подписанными Сталиным, Молотовым или Вышинским. Но один скромненький рапорт, написанный от руки и подписанный всегонавсего полковником, заставил вздрогнуть! Я приведу его полностью, так как до сих пор его никто не видел. «Сов. секретно. Министру Государственной безопасности Союза ССР генерал-полковнику Абакумову В. С. РАПОРТ Докладываю, что известный вам заключенный Валленберг сегодня ночью в камере внезапно скончался предположительно вследствие наступившего инфаркта миокарда. В связи с имеющимся от вас распоряжением о личном наблюдении за Валленбергом прошу указания, кому поручить вскрытие трупа на предмет установления причины смерти. Нач. санчасти тюрьмы, полковник медицинской службы А. Л. Смольцов. 17.VII– 47 г.». А ниже приписка: «Доложил лично министру. Приказано труп кремировать без вскрытия. 17. VII– 47 г. Смольцов». Козел отпущения найден Прошло девять лет… К этому времени о деле Валленберга забыли, и о нем никто никогда и нигде не вспоминал. И вдруг в апреле 1956-го Молотов и тогдашний председатель КГБ Серов обратились в ЦК КПСС с не подлежащим оглашению письмом. Панический тон письма настолько очевиден, что не привести его просто нельзя. «Во время пребывания в Москве правительственной делегации министр внутренних дел Швеции Хедлунд передал советской стороне свидетельские показания некоторых репатриированных в конце 1955 года из СССР в ФРГ бывших немецких военных преступников о Рауле Валленберге: речь идет о Густаве Рихтере, Вилли Бергмане, Карле Зуппиане, Эрнсте Валленштейне и других лицах, которые содержались на Лубянке. Показания этих свидетелей во многом совпадают с фактическими обстоятельствами ареста и содержания Валленберга в тюремном заключении в СССР. Принимая во внимание важность урегулирования со шведами вопроса о Валленберге, а также и то, что они не прекратят расследования, считаем целесообразным информировать шведское правительство о судьбе Валленберга». Вот прокол так прокол! Выпустить за пределы Союза немцев, которые сидели или вместе, или рядом с Валленбергом, с профессиональной точки зрения не просто прокол, а непростительный просчет. Я не знаю, что стало с теми людьми, которые имели отношение к делу Валленберга и репатриированных немцев, но выкручиваться из этой щекотливой ситуации пришлось первым лицам государства. Надо признать, что они это сделали блестяще и даже нашли козла отпущения, на которого свалили все грехи. «Рауль Валленберг был, повидимому, в числе других лиц задержан в районе боевых действий советских войск, – сообщается в так называемой «Памятной записке», утвержденной ЦК КПСС. – Вместе с тем можно считать несомненным, что последующее содержание Валленберга в заключении, а также неправильная информация о нем, дававшаяся в течение ряда лет, явились результатом преступной деятельности Абакумова. Как известно, в связи с совершенными им тяжкими преступлениями Абакумов, действовавший в нарушение законов СССР и стремившийся нанести всяческий ущерб Советскому Союзу, был осужден и расстрелян по приговору Верховного суда СССР». Так вот кто, оказывается, во всем виноват! Виктор Абакумов, бывший руководитель «Смерша», а с 1946 по 1951 год министр госбезопасности – это он давал неправильную информацию Сталину, Молотову, Вышинскому, а позднее Булганину, Громыко и другим. Но раз он изобличен, осужден и расстрелян, то речь вести больше не о чем: преступник наказан, и правда восторжествовала. На некоторое время о Валленберге снова забыли. Но с началом гласности в печати стали появляться материалы, в которых утверждалось, что в тюрьме Валленберг не умирал, что довольно долго он сидел сперва во Владимирской тюрьме, а потом в лагерях под Тверью. Откуда-то всплывали люди, которые уверяли, что видели Рауля то ли в Психиатрической больнице имени Кащенко, то ли в Институте общей и судебной психиатрии имени Сербского. Надо отдать должное сотрудникам ФСБ, которые пошли на создание международной экспертной комиссии по проверке этих материалов. Только во Владимирской тюрьме они изучили около 100 тысяч карточек, опросили 300 сотрудников, в том числе и врачей, – безрезультатно, следов Валленберга обнаружить не удалось. Проверили картотеки Бутырской, Матросской и Краснопресненской тюрем – пусто. От отчаяния заглянули даже в Донской крематорий – нет, в числе кремированных Валленберг не значится. И все же точка в этом запутанном деле поставлена. Это сделала Главная военная прокуратура, которая Рауля Валленберга полностью реабилитировала и признала жертвой политических репрессий. Это все, что могли сделать россияне для родственников Рауля, для его страны и для него самого, вернее, для его души, которая, хочется надеяться, оценит наши хлопоты.
Источник: http://www.vmdaily.ru/article/102637.html