"Абрамцево"

Ещё совсем недавно музей-усадьба "Абрамцево" находился на краю гибели. Его смог отстоять коллектив энтузиастов, экскурсоводов, научных сотрудников. Каждый приезжавший в Абрамцево благодаря им уезжал оттуда с просветленным сердцем.

Русские усадьбы: Михайловское, Мураново, Болдино, Поленово, Абрамцево. Сколько их на Руси?

"Первоначально это место называлось Пустошь Обрамково, даже через "о". Потом одна из владелиц усадьбы, Варвара Илларионовна Молчанова, ну, очевидно для благозвучия, переименовывает его в Абрамцево. Обычно у людей всегда ассоциация, что это чьё-то имя или фамилия, но, на самом деле, это не так. Это произошло от древнерусского слова "абрама", которое обозначало местность гористую с большим количеством ручьёв", - рассказала ведущий научный сотрудник музея-заповедника "Абрамцево" Анна Кузнецова.

Почти три века назад была устроена усадьба в Абрамцеве с господским домом, прекрасным садом, с прудами и парками. Находится она недалеко от Троице-Сергиевой Лавры на древней Радонежской земле, где жил преподобный Сергий.

В 1843 году усадьбу приобрёл писатель Сергей Тимофеевич Аксаков. Здесь он написал "Детские годы Багрова внука", сказку "Аленький цветочек", "Записки оружейного охотника". Сергей Тимофеевич - один из плеяды замечательных людей 19-го века. Славянофил, собиратель русских талантов.

Вот что говорит о том времени поэт Юрий Кублановский: "Ведь тогда проблемы во многом были очень злободневны и для наших дней. Во многом те же самые. Аксаковы чувствовали себя в родной стране какими-то чужестранцами, настолько вокруг всё было уже захвачено в культурной среде и в высшем свете европейскими веяниями. Не понимали до времён Александра Третьего и Столыпина, не понимали власть предержащие, что такое русская цивилизация, и чем они владеют в значительной степени. И Аксаковы были те, кто отстаивали наши национальные ценности. То есть они выполняли столь же актуальные задачи, которые актуальны и сейчас для нас".

В Абрамцеве сложился кружок, как бы сейчас сказали, интеллектуалов-славянофилов. Они считали, что у России свой особый путь, в отличие от Запада. Своя культура, традиции, и их надо сохранить.

Вот одно из последних интервью Саввы Васильевича Ямщикова, талантливого реставратора. Он до последних своих дней боролся за сохранение русской культуры. Выступал против бездумных реконструкций, застроек, переделок исторического Пскова и Абрамцева.

"Русская усадьба - это вообще смысл всей нашей жизни, всего нашего искусства, всё идёт от усадьбы. Усадьба, вот меня иностранцы спрашивают - ну объясните, как вот ваши догадались, что должна быть усадьба. Ведь ваша вся жизнь, литература связана с усадьбой, - сказал Савва Ямщиков. - А что такое Абрамцево? Я тебе скажу. Это тоже самое что "Евгений Онегин", "Мертвые души" только в музейном виде".

В мезонине этого дома есть комната, носящая название "Гоголевская". Здесь у Аксаковых по пути в Лавру останавливался Николай Васильевич Гоголь. Здесь он писал второй том "Мертвых душ".

"С Николаем Васильевичем Гоголем Аксакова связывала долгая 20-летняя дружба… Один из современников писал, что "нигде не видели Гоголя таким весёлым и нараспашку, как в семье Аксаковых". Вот он приезжает в Абрамцево, и именно здесь он читает первую главу второго тома "Мёртвых душ"", - рассказала Анна Кузнецова.

Сегодня усадьба в Абрамцеве - одна из немногих, сохранивших оригинальный облик. Сравните фото, сделанные 100 лет назад и снятые нами сейчас. В 1870 году усадьбу Абрамцево у дочери Аксакова Софьи Сергеевны покупает Савва Иванович Мамонтов, известный промышленник, меценат. Усадьбу он выбирал рядом с первой железной дорогой, которую построил его отец Иван Фёдорович Мамонтов. И эта ветка шла от Москвы до Сергиева Посада. Ещё мальчишками они с братом сидели у окна в своей московской квартире на Мещанской улице (теперь это проспект Мира) и считали подводы паломников, отправлявшихся в Сергиев Посад на богомолье, так отец приучал их к транспортной экономике. Подсчёты оправдались: 66 вёрст пути, проложенные за полтора года, стали приносить очень хорошую прибыль.

Отец хоть и считал молодого Савву Мамонтова изрядным шалопаем, но другой кандидатуры достойного продолжателя его железнодорожного дела не было. И он сначала отправляет сына учиться в Горный корпус Петербурга, потом в Италию. К изумлению всей родни, в Италии Савва Мамонтов не загулял, не запил, а запел, у него оказался прекрасный бас, он увлёкся театром, оперой.

Этот человек был талантлив во всём. Он строил железные дороги. Савва Иванович упорно прокладывал железную дорогу на север через Ярославль, Кострому до Архангельска. Его злобно ругали: "Зачем нам Кострома? Кто туда поедет в эту глушь? Что повезём оттуда? Лапти? Лучину щипанную? Если уж строить, так давайте тянуть дороги на Запад, в Европу, а не в "медвежьи углы" России".

Но ещё Александр Третий понимал, что России мало одного окна в Европу в Петербурге. В случае войны порт на Балтике может быть легко блокирован, и наш флот окажется запертым в своих базах. Нужен ещё один выход в море, независимый от иностранных держав. Этот порт должен быть в Мурмане. Как прав был Савва Иванович! Заводчик-миллионер, он не вывозил капиталы за границу, не обирал до нитки свои предприятия, а приумножал их. Всё в дело. Всё для России. В Абрамцеве он собирал весь цвет русской культуры, чтобы из этого извлечь пользу и для себя и для страны.

Савва Мамонтов приглашает в Абрамцево своих друзей художников. И здесь создаётся своеобразное творческое объединение, которое впоследствии вошло в историю искусства как Абрамцевский художественный кружок. В Абрамцеве были написаны такие замечательные произведения как "Девочка с персиками" Серова, портрет старшей дочери Мамонтова Верочки, "Три богатыря" Виктора Михайловича Васнецова, всеми любимая "Алёнушка" Васнецова и картина Нестерова "Видение отроку Варфоломею". Всё это писалось в абрамцевском доме, на абрамцевских просторах.

Именно Савва Мамонтов открыл "поющего актёра Фёдора Шаляпина", который впервые выступил в частной опере у Мамонтова, исполнив главную партию в представлении "Жизнь за царя". В Объединение художников в Абрамцеве входили: Илья Репин, Василий Поленов, братья Васнецовы, Марк Антопольский, Нестеров, Коровин, Врубель, Серов - это знаменитый тогда Мамонтовский кружок.

Савва хотел лишь одного - чтобы талантливые живописцы могли свободно, не заботясь о бытовой стороне дела, творить, воплощая свои замыслы. Для этого он строит "культурный посёлок", состоящий из деревянных просторных домов, где живут и работают художники. Это настоящий дом творчества.

"И вот я учился в университете, у нас были блестящие профессора, я застал дореволюционную школу нашей искусствоведческой науки. И они говорили: "Вот то, что мы вам рассказываем, это одно. Вы хотите вот пропитаться духом конца 19-го, начала 20-го века, вы почаще ездите в Абрамцево", - поделился своими воспоминаниями Савва Ямщиков. - Каждый уголок, похоже Нестеров, может, здесь писал. Вот здесь, наверное, Серов обдумывал свой портрет Верочки, то есть здесь было так удобно, это чистое Вори, река же потрясающая совершенно".

У Саввы Ивановича Мамонтова и его жены Елизаветы Григорьевны было пятеро детей, и начальные буквы их имён составляли имя отца - Савва: Сергей, Андрей, Всеволод, Вера и Александра.

Образ Веры Мамонтовой привлекал внимание многих художников: у Репина она в картине "Не ждали", у Врубеля - "Египтянка", у Васнецова -"Алёнушка". Но самый известный - это, конечно, "Девочка с персиками" Валентина Серова. Он попал в семью Мамонтовых 13-летним ребёнком и жена Саввы Мамонтова - Елизавета - стала ему второй матерью.

Эта удивительная женщина уделяла очень много времени и детям из окружающих усадьбу деревень. 33 года просуществовала организованная ею школа для девочек в деревне Быково. Книги, тетради, школьные принадлежности раздавались ребятишкам бесплатно. Деревенских мальчиков также бесплатно обучали столярному мастерству, а по окончании учёбы каждый ученик получал в подарок верстах и набор инструментов для работы.

Трагична судьба Саввы Мамонтова. Он - талантливый капиталист, который работал не только на себя, но на свою страну, и этим вызывал зависть и ненависть у тех, кто видел в России "дойную корову".

Развернуться по-настоящему ему не дали. Мамонтова обвинили в аферах при строительстве железных дорог и лишили всех прав на свои дороги и предприятия и, самое главное, дома. Но Абрамцево спасло то, что в своё время после свадьбы Савва оформил усадьбу на свою жену Елизавету Григорьевну. И Абрамцево осталось в семье.

История простая. Все свои личные деньги миллионер вложил в гибнущий Невский механический завод. Но средств не хватало. Оставался один выход: перевести деньги из кассы железной дороги в кассу завода. Тогда этого делать было нельзя - у Мамонтова не было своего банка.

Ранним утром 10-го сентября 1899 года в московский дом Мамонтова на Садовой пришли с наручниками полицейские и через всю Москву арестованного повели до Каменщиков на Таганку - в тюрьму, где он провёл в одиночке 5 месяцев.

В июне 1900 года состоялся суд присяжных. Защищал своего бывшего университетского товарища известный адвокат Фёдор Плевако. Вина подсудимых судом присяжных не была признана. Савва Мамонтов был торжественно оправдан в зале суда и тут же отпущен на свободу. Плевако в заключительной речи сказал: "Унижение такого незаурядного человека как Мамонтов - это подлинный вред, наносимый обществу".

Умер Савва Иванович в 1918 году в маленьком деревенском доме за Бутырской заставой. Похоронили его в Абрамцево в церкви Спаса Нерукотворного.
Этот храм уникален. Возведён в 1882 году по проекту великих русских художников Василия Поленова и Виктора Васнецова и расписан ими же. Сегодня здесь проходят церковные службы, в основном, по праздникам, а в остальные дни экскурсии.

Об особенностях церкви рассказывает экскурсовод: "Я обращу ваше внимание на стены. Посмотрите внимательно, каково решение - стены побелены. Мы с вами привыкли к тому, что мы приходим в храм, и стены обильно расписаны. А здесь несколько иное решение. Расписаны окна - эту роспись выполнил сына Мамонтова Андрей".

"Перед нами иконостас. Резьба выполнена профессиональными резчиками в Москве. На царских вратах две иконы Благовещенья, они выполнены Василием Дмитриевичем Поленовым. Большой образ Спасителя. Написал образ Илья Ефимович Репин. По другую сторону от царских врат икона, которая носит название "Благодатное небо". Для храма этот образ напишет Виктор Михайлович Васнецов со своей супруги и сынишки. В зиму у Васнецова очень сильно болеет сынишка Миша, и было очень тяжело, думали, что ребёнок не поправится, но он переборол болезнь, и по весне стало лучше. И вот супруга Васнецова решает вынести сынишку весной на воздух, и вот получается так, что когда она выходит с ребёнком на воздух, весенние тучи расступаются, и выглядывает солнышко, а ребёнок, посмотрите, словно тянется ручонками к этому открывшемуся небу. И вот Васнецов стоял и смотрел на супругу и сына, и как раз увидел то, чего ему не хватало, чтобы написать образ Богоматери. Он всегда стремился написать образ Богоматери, но вот не задавалась работа до этого момента. И он делает очень быстрый набросок, и когда начинает прописывать, то рождается икона, которую вы здесь можете видеть", - продолжила экскурсовод.

"В другом уголочке образ Сергия Радонежского, для этого храма опять же напишет Виктор Михайлович Васнецов", - рассказала она. - Он же распишет клиросы. Вот такие они необычные у нас - цветущие круглый год. Васнецов даёт ребятишкам, которых здесь было опять же много, задание - набрать букетики цветов. И вот эти цветы являются на клиросах".

В 1919 году усадьба Абрамцево была национализирована, имение превращено в музей. Первой хранительницей его стала младшая дочь Саввы Ивановича - Александра Саввишна Мамонтова.

В страшные годы безвременья и атеизма, когда искоренялись основы русской жизни, когда отрицалось прошлое, в минуты отчаянья, сомнений и муки Александру Саввичну Мамонтову поддержал Павел Флоренский - умнейший человек России, учёный России, священник, математик.

Он прислал ей письмо: "Я верю и надеюсь, что, исчерпав себя, нигилизм докажет своё ничтожество, вызовет ненависть к себе и тогда после краха этой мерзости, сердца и умы... наголодавшись, обратятся к русской идее, к идее России, святой Руси... Тогда Абрамцево и Ваше Абрамцево будут оценены: тогда будут холить и беречь каждое брёвнышко Аксаковского дома, каждую картину, каждое предание в Абрамцеве".

Ещё совсем недавно этот музей-усадьба находился на краю гибели. Деньги, выделенные на так называемую "реставрацию", надо было "освоить": то есть всё сломать и построить заново. Но люди, которые работали над восстановлением усадьбы, здесь сумели отстоять "Абрамцево".

"Лучшее, что было в Абрамцеве в последние годы, что сформировалось в течение десятилетий - это коллектив энтузиастов, экскурсоводов, научных сотрудников. Там действительно водили люди замечательные экскурсии. Каждый приезжавший туда, уезжал с просветленным сердцем", - сказал поэт Юрий Кублановский.

"Человек наш должен почувствовать свои корни, почувствовать, что через 70-летие коммунизма восстанавливаются культурные, религиозные, исторические, нравственные традиции, запечатлённые в великой русской литературе, в великой русской живописи, в иконописи… Натворили делов в 90-е годы тоже немало. Немало, потому что из людей вынимали понятие Отечества и патриотизма, что тут говорить. Была великая русская цивилизация, которая в силу ряда причин, ... рухнула в 17-м году. И сейчас мы должны попытаться что-то восстановить, не на ровном месте выстраивать какое-то общество потребления, которого никогда не будет, да и не создан наш человек для него, а попытаться возродить традиции культурные, и Абрамцево тут узловое место", - считает Кублановский.

Сегодня по усадьбе водят экскурсии. Для поколения людей, которые не знают, что такое русская усадьба и в чем ее очарование - это открытие. Вот фрагмент одной из экскурсий:

"- Здесь находится веранда, Мамонтовы устраивали здесь чаепития, выносили самовар и пили чай по-русски. А сейчас вы мне скажите, с каким вареньем пьют чай по-русски?

- С вишневым.

- Нет, не с вишневым. С клубничным".

Вот что думает о важности усадьбы Анна Кузнецова: "Сохраняя эти усадьбы, мы даём людям, которые сюда приезжают, возможность подумать, вообще подумать о жизни. Потому что современный ритм города, он не даёт человеку возможности остановиться и подумать. А вот усадьба с её тишиной, с её покоем, с её таким размеренным стилем жизни, она давала человеку возможность подумать вообще: для чего он живёт, что он в этой жизни. И это очень важно, чтобы человек имел возможность думать, ведь не зря же многие наши мыслители, талантливые художники, поэты, они вышли именно из усадеб. Вот эта обстановка, эта атмосфера она давала им возможность мыслить, творчества".

"Я всё время заканчиваю словами - Россия начинает подниматься с колен. Я в этом убеждён, убеждён в этом. Потому что не забывайте про потенциал, вот потенциал наш здесь: в Абрамцеве, в Троице-Сергиевой Лавре. Мы не богом избранный народ, мы народ, который избрал своей честью и достоинством служить богу", - сказал Савва Ямщиков.

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=378029
Дата: 17.07.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ