1812 год. Русские полководцы. Александр Остерман-Толстой

Рассказ о великих русских полководцах Отечественной войны 1812 года был бы неполным без истории Александра Ивановича Остермана-Толстого - самого отчаянного генерала русской армии того времени, дожившего, тем не менее, до 86 лет

Будучи Толстым по рождению, он унаследовал графский титул и фамилию Остерман по линии своей бабушки. Её отец, вестфалец Генрих Иоган Фридрих Остерман, был личным советником Петра I, канцлером при Екатерине I и министром у Анны Иоанновны. Сам же Александр Иванович, названный в честь македонского царя-завоевателя, 10 лет от роду был записан в лейб-гвардии Преображенский полк, участвовал под командованием Суворова в штурме Измаила, а затем служил в егерском корпусе Кутузова - мужа собственной тётки. Обласканный Екатериной II молодой офицер, как и многие другие, оказался в опале при Павле I, и только после воцарения Александра Остерман-Толстой вернулся на службу, чтобы сразу скрестить оружие с маршалами Наполеона.

В ходе двух европейских кампаний Остерман, командуя небольшими арьергардными отрядами, заработал репутацию бесстрашного человека, для которого нет невыполнимых задач. При этом новоиспечённый генерал-лейтенант открыто выступил против Тильзитского мира с Наполеоном, говоря, что новая война с французами неизбежна и к ней надо готовиться. Французский посланник Коленкур в донесениях называл графа "главой военной оппозиции". Так или иначе, Остерман, сославшись на раны, добился отставки с правом ношения мундира, но уже весной 1812 года, предчувствуя приближение войны, выехал к западной границе.

В одном из первых боёв в рядах русских солдат появился генерал с орденом святого Георгия на шее, который, по словам командующего корпусом Витгенштейна, "принимал участие в этом деле как волонтёр". Весть об опальном генерале быстро распространилась по армии. Общественное мнение было на стороне Остермана, и он получил в командование 4-й армейский корпус, входивший в состав 1-й Западной армии Барклая-де-Толли. И снова графу пришлось вести бои с превосходящими силами противника.

Вот как описывает один такой бой известный русский историк того времени Сергей Глинка: "Яростно гремела неприятельская артиллерия и вырывала целые ряды храбрых полков русских. Трудно было перевозить наши пушки, заряды расстрелялись. Они смолкли. Спрашивают графа: "Что делать?". "Ничего, - отвечает он. - Стоять и умирать!".

Остерман - как и Багратион - остро переживал отступление, связывая его с засильем иностранцев в руководстве русской армии. Итальянскому маркизу при штабе он сказал: "Для вас Россия - мундир, вы его наденете и снимете. А для меня она - моя кожа".

В Бородинском сражении корпус Остермана сменил полки Раевского на главном направлении атак французов, причём граф снова лично водил солдат в контратаки, пока не был тяжело контужен. В кампанию 1813 года Остерман прославил своё имя в блестящем бою под Кульмом, где потерял левую руку, оторванную ядром. Та победа союзников закрыла Наполеону путь в Богемию. И в Историческом музее в Москве хранится кубок с надписью "Храброму Остерману от чешских женщин в память о Кульме 17 августа 1813 года".

По возвращении в Петербург Остерман был назначен генерал-адъютантом Александра I, и оставался в этом качестве до самой смерти императора. Однако здоровье графа после тяжёлых ран было серьёзно подорвано, и уже очень скоро он уволился в бессрочный отпуск, а потом уехал за границу, живя в Мюнхене, Париже, Флоренции и Женеве. В столицу Баварии, кстати, он в собственной карете привёз своего племянника Фёдора Тютчева. Там будущий поэт начинал дипломатическую службу.

Скончался Александр Иванович Остерман-Толстой в январе 1857 года в Женеве. Его прах был отправлен в родовое село Красное в Рязанской губернии.

Источник: http://rus.ruvr.ru/2010/06/29/11030961.html
Дата: 29.06.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ