«Нас было 9 братьев Царазоно-Цахиловых»

Историко - литературный проект по толкованию Нузальской надписи.


Авторы - Албегова Г. У., Кочиева М. Д., 1 курс факультета журналистики СОГУ им.Хетагурова


Все родословные начинаются со слов: «Было столько братьев...»

У Кочиевых :

Было три брата: Кош, Дыгъуз и Газза!
1 колено:
Кош, Газза, Дыгъуыз
У Коша было 5 сыновей.
2 колено:
Чеме, Детта, Логка, Бати, Сугъар.
У Логка было 3 сына (про остальных братьев неизвестно)
3 колено:
Мирман, Симон, Шамиль
У Симона было 5 сыновей (про остальных неизвестно)
4 колено:
Бишол, Зураб, Андро, Хамыш, Сачино.
5 колено:
У Бишола было 6 сыновей: Тедо, Гиорги, Ленто, Илико, Никала, Василий.
У Андро было 4 сына: Аслан, Иван, Егнате, Иларион.
У Хамиша было 2 сына: Иосеб, Гига
У Сандро был 1 сын: Иасон
6 колено:
У Тедо было 3 сына: Захар, Александр (Алекси), Аполлон (Апал)
У Гиорги было 6 сыновей: Гигуца, Заурбег (Зарбег), Платон, Коста, Шура, Владимир (Уалди)
У Ивана было 2 сына: Дудар, Коте
У Илариона было 2 сына: Арчил, Богдан (Бугъдан)
У Иосеба было 3 сына: Ерген, Илуша, Рубен
У Гига было 2 сына: Гиорги, Геронти
У Сандро 1 сын: Иасон




У Албеговых:

Было четыре брата: Куыдзыгуш, Халынхъус, Дзандаби, Дзамболат.
1колено:
Куыдзыгуш, Халынхъус, Дзандаби, Дзамболат.
У Куыдзыгуша был один сын - Александр.
У Дзамболата был один сын - Курман.
2 колено:
У Александра был один сын - Агубечир.
У Курмана было 4 сына: Николай, Владимир, Урусхан и Абисал.
3 колено:
У Агубечира было 2 сына: Умарбек и Казбек.
У Николая был один сын - Валерий.
У Владимира было 2 сына Алан и Олег.
У Абисала было 2 сына - Сослан и Руслан.


Цъ?хилт? - Цахиловы - Цахилашвили


Генеалогическое предание Цахиловых происхождение фамилии связывает с Цахилом, который, по одним версиям, является "любимым внуком Ос-Багатара", по другим - его братом. Разберем обе версии и для начала попытаемся установить, кто скрывается за фольклорным героем Ос-Багатаром.

Предание об Ос-Багатаре занимает особое место в фольклоре осетин. Оно сложилось на основе синтеза этногенетических легенд о происхождении народа с главным героем этнархом Осом, а также легенд и преданий о Багатаре, древнейшем из фольклорных циклов о борьбе осетин с внешними врагами. В их основе лежат реальные исторические факты.

В результате походов туменов Батыя в 30-х гг. XIII столетия значительная часть равнинных алан ушла в ущелья Центрального Кавказа. Население, сконцентрированное в горах, не могло обеспечить себя хотя бы скудными средствами к жизни, и часть его двинулась на юг - на территорию Грузии. Во второй половине XIII в. в нагорной полосе Шида-Картли существовало компактное поселение овсов, в среду которых просачивались с севера все новые и новые группы эмигрантов. Эти процессы вызвали продвижение овсов в различные районы Картли. Летописи сообщают, что "между 1257-1264 гг. пришли осетины, преследуемые Берка-ханом. Среди них была удивительная женщина, по имени Лимичав (вариант: "две женщины Лим и Ачав"), и она с собой привела малолетних детей родом ахсарфкянов (вариант: ахсарпакаианов - искаженная форма осетинского фамильного имени ?хс?рт?ггат?): Фареджана (вариант: "сын овского царя") и Багатара и много князей". Аноним середины XIV в. Жамта-агмцерели уточняет дату появления внушительного числа овсов в Шида-Картли - 1263 г.

Убедительной представляется точка зрения Г. Д. Тогошвили, связавшего появление алан в Грузии в 1263 г. с поражением войск Хулагу в битве с золотоордынцами. Овская аристократия, играя на внутримонгольских противоречиях, пыталась воспользоваться вторжением Хулагу на Северный Кавказ и покончить с господством Золотой Орды. Однако 13 января 1263 г. хулагиды были разбиты на берегу Терека. Аланским сторонникам ильханов, "преследуемых Берка-ханом", пришлось бежать в Грузию. Овских князей с их дружинами царь благоразумно разместил в различных районах страны: Тбилиси, Дманиси и Жинвали. В 1268-69 гг. аланский отряд переведен в Гори для отражения возможных набегов из Западной Грузии, но вскоре выведен из него. В 1292 г. аланы-овсы вновь занимают Гори, на сей раз при поддержке монголов.

В конце XIII в. в Грузии разгорелась острая борьба между Давидом VI и Вахтангом IV. Грузинский "Хронограф" XIV в. в связи с этим "царевича овского" Фареджана причисляет к активным сторонникам Давида. Во многом благодаря его поддержке - по хронике: "Фареджан также весьма содействовал Давиду" - последний утвердился на престоле. После смерти Фареджана, к гибели которого причастен Давид, Багатар, стремясь отомстить за брата, стал поддерживать Вахтанга IV. Багатар "разорял Картли, Триалети, сгонял с вотчин азнауров, и были беды великие среди жителей Картлийских". Он же захватил крепость Дзами в ущелье внутренней Грузии. В начале XIV в. овсы, по словам летописца, стали наиболее активной силой, выступавшей против Давида. В целом источники свидетельствуют о "больших возможностях овско-аланского элемента в Грузии как в политической, так и в экономической сфере" (Г.В. Цулая).

С ослаблением позиций монголов в Грузии, усилением царской власти, непокорность и своеволие алан в Картли (по летописям: "весьма возвеличился мтавар Бакатар овский") превратилось в серьезную преграду для экономического развития и стабилизации политической обстановки. Феодальная знать Грузии стремилась положить конец своеволию аланской аристократии. Тавады осадили крепость Дзами в Шида-Картли. "И как ожесточилась (осада), просили овсы милостью божьей пощады и обещали не вредить; с тем и явился Бакатар пред Бека и затем помер". В начале XIV в. Георгий V Блистательный (1314 - 1346 гг.), возглавив феодалов, окружил Гори и после трехлетней осады взял город. Указанные события сопровождались процессом оседания части осетинского населения в горной зоне Грузии, продолжавшимся и позднее.

Таким образом, прототипом фольклорного героя Ос-Багатара являлся реальный Багатар - один из сыновей последнего аланского царя. Следовательно, предание о сыновьях Ос-Багатара в первоначальном виде сформировалось никак не раньше XIV в., ибо народная память наделила фольклорного героя чертами, характерными для реального, исторического Багатара, жившего на рубеже XIII - XIV. вв. В связи с этим кажется верной догадка В.И. Абаева о том, что образ фольклорного Цахила не мог появиться до татаро-монгольского нашествия.

По преданию, древнее население Уалладжира происходило от детей прародителя осетин Ос-Багатара - Царазона, Сидамона и Кусага. У последнего был сын - Цахил, от которого произошла часть населения Алагирского общества, в том числе единственная фамилия, напрямую связанная с потомками Ос-Багатара - Цахиловы.

Однако существует еще одна версия, которая Ос-Багатара считает одним из братьев Царазоновых-Цахиловых! Согласно этой версии, не Цахил является потомком Ос-Багатара, а, наоборот, последний происходит из клана Царазоновых-Цахиловых. Возможно и другое объяснение: речь идет о 9 братьях из двух фамилий - Царазоновых (включая Ос-Багатара) и Цахиловых. Но в любом случае они выступают сообща. Эта версия, по сути, практически не рассматривалась в науке; возможно из-за того, что над всеми исследователями довлел авторитет старших ученых, особенно В.И. Абаева, который строго придерживался первой версии. Между тем, она опирается лишь на фольклорные источники, которые за давностью лет вряд ли можно признать достоверными. В то время как вторая опирается не только на фольклорные данные, но и на весьма интересный письменный источник - знаменитую Нузальскую надпись. Во всех опубликованных вариантах Ос-Багатар принадлежит к клану Царазоновых-Цахиловых. Ввиду особой важности этой надписи, необходимо выяснить ее аутентичность: является ли она реальным фактом истории, когда она была написана и т.д. Остановимся на этих вопросах подробнее.

Первым вариант Нузальской надписи опубликовал в 1830 г. М. Броссе; в 1838 г. он вновь издал ее и опять на французском языке. Приведем интересующие нас фрагменты: "Нас было девять братьев из семьи Чарджонидзе-Дчархилан (Царазоновых-Цахиловых): Ос-Багатар, Давид-Сослан... У нас в Касаре крепость и таможня...".

Одним из первых переводов на русских язык является вариант А. Головина (1852 г.): "Мы были 9 братьев Чараджоновы и Сахиловы" и т.д. Существует еще много версий перевода на русский язык; они мало чем отличаются друг от друга (лишь версия А.С. Хаханова 1898 г. вместо 9 братьев называет 7). Но у всех один существенный недостаток - в самом раннем упоминании Нузальской надписи (Вахушти, 1745 г.) речь идет о 9 четверостишиях; тогда как все известные до недавнего времени варианты представляли собой повествовательный рассказ.

Недавно удалось обнаружить еще один архивный вариант. В делах "Комиссии для разбора сословных прав горцев Кубанской и Терской областей" сохранился документ, датированный августом I860 г., содержавший "надпись на Нузальской Царазонской церкви". Надпись представляет собой 9 четверостиший на грузинском языке с синхронным переводом на русский. Учитывая важность обнаруженного документа, приведем перевод эпитафии полностью:

1) "Нас было девять братьев - Царазоновы-Цахиловы: Ос-Багатар и Давид Сослан, с четырьмя царствами борющиеся;

2) Фидарос, Доладороз, Сокур-Георгий, с презрением на врагов взирающие;

3) Братья наши Исаак, Романоз и Басил сделались добрыми рабами Христа (монахами);

4) Мы содержали в 4-х углах узкие проходы дорог;

5) в Касаре имели укрепление и сабаж (заставу), здесь содержу двери моста, о будущем обнадежен, в настоящем благополучен;

6) Руды золота и серебра имею в таком изобилии, как вода;

7) Покорил кавказцев, противостоял четырем царствам (народам);

8) У грузинского (батони) князя похитил сестру, не оставил своего рода; постиг меня, клятвою обманул, наложил на себя вину мою и (грех);

9) Багатар утонул в воде, войско осетин истреблено".

В делопроизводстве комиссии стихотворение препровождено следующей записью: "Копия с надписи, сохранившейся и поныне на стене Нузальской Царазонской церкви, при сем прилагается для дальнейшего исследования, как достопримечательный памятник". Сейчас трудно судить, с чего снималась "копия", т.к. по свидетельству современников, надписи в церкви Нузала в 1860 г. уже не было. Местные жители уверяли, будто ее уничтожил священник Николай Самарганов, бывший в Осетии в 20-х гг. XIX в.

До сих пор остро дискутируются вопросы: существовала ли вообще в "природе" Нузальская надпись? И возможно ли ее рассматривать как исторический источник?
На оба вопроса, на наш взгляд, можно ответить утвердительно. Приведем несколько аргументов. Анализ раствора часовни дал дату 1273 г., т.е. время жизни и деятельности двух сыновей "царя алан" - Фареджана и Багатара. Долгое время серьезным аргументом противников признания реального существования Нузальской надписи являлся размер букв грузинского алфавита, учитывая который, трудно было себе представить, каким образом 9 четверостиший могли поместиться на одной стене. Однако В.А. Кузнецов в ходе исследования фресок часовни под слоем штукатурки обнаружил автограф художника - "Вола Тлиаг" /Вола (Бола?) Тлийский/. Суффикс -аг ясно указывает на осетинское (аланское) происхождение художника. Но для нас еще более важно, что подпись оформлена на мхедрули - грузинской скорописи XIV-XV вв. Размеры ее букв малы и интересующая нас надпись вполне могла уместиться на одной стене. Еще один вопрос - каким образом надпись исчезла? Ответить на этот вопрос помогают памятники устного народного творчества и письменные свидетельства.

Согласно устной традиции первой половины XIX в., в Нузале хранились некоторые реликвии аланской аристократии - шлем, колчан и копье Ос-Багатара. В 1869 г. их видел В.Б. Пфаф. В Нузале хранились и золотые предметы "царя Грузии" - очевидно Арчила или Александра, которые в конце XVII в. неоднократно находили приют в Уалладжире, спасаясь от иранского шаха. Но "в 1821 году, когда священник Николай Самарганов крестил наш народ, - писали местные жители наместнику Кавказа, - то все выше прописанные вещи похищены были". В 40-х гг. XIX в. B.C. Толстого уверяли, что "в 1821 году священник Самарганов, родом из Гори, прочитав эти надписи и найдя сокровища, их выкрал и надпись соскоблил". В 1879 г. П.С. Уварова со слов старожилов записала в своем дневнике: "В ауле Нузал, через реку, существует пещерный монастырь, где, по словам жителей, издревле собрано было много рукописей и разных драгоценностей; священник-грузин, собрав членов своей семьи, подставил лестницы к скалам и вывез все бесследно". Трудно судить, насколько можно доверять приведенным свидетельствам. Точно известно лишь, что Самарганов действительно в начале 20-х гг. XIX в. по распоряжению экзарха Грузии "обревизовал всю христианскую Осетию». В Нузале он начал было строительство новой церкви, однако местные жители настояли на сохранении старой. "Н. Самарганову, вложившему в строительство 400 рублей, эта история не понравилась, он прибыл в Нузал и, как рассказывают очевидцы, изуродовал фрески и надписи старой церкви".

Таким образом, эпитафия, на наш взгляд, действительно существовала, была создана, скорее всего, в начале XIV в. (ибо в ней говорится о гибели Багатара, имевшей место в 1304/6 г.), а текст надписи отражает события XIII-XIV вв.

Как нам представляется, в надписи речь идет о двух "фамилиях" - Царазоновых и Цахиловых. Царазоновы в надписи представлены военными аристократами - Багатаром, Фидаросом, Давидом-Сосланом и Георгием: тогда как Цахиловы - "добрыми рабами Христа (монахами)" - Исааком, Романом и Басилом. Некоторые исследователи полагают, что Цахилта, помимо жреческих, осуществляли и судебные функции.

На территории, контролируемой вышеназванными фамилиями, расположено несколько интересных оборонительных комплексов и застав, на которых они взимали "плату с проезжавших купцов".

Цахиловы контролировали начальный участок дороги, шедшей в Закавказье. Дорога, проложенная через дремучий лес, перекрывалась заставой Чъырамад ("Известковая"). Здесь стоял древний, сложенный из камня проход, закрывавшийся "тяжелыми деревянными воротами". За ними в скале находится полупещерный навес, служивший убежищем для стоявших здесь на страже дозорных из колена Цахилта. В огромном камне перед воротами выдолблен "небольшой водоем". В ходе исследований обнаружено несколько железных цепей, которыми перекрывались ворота. Не исключено, что известный сасанидский кубок VII в., обнаруженный в этих местах еще в 1828 г., - ни что иное, как плата за проход иранских купцов.

За Чырамад вьючная тропа, шириной не более метра, идет к югу, по направлению к верховьям Урсдона; небольшим карнизом дорога вьется до местности Залу, где, по преданиям, жена Ос-Багатара ?хсин разбила фруктовый сад. Рядом расположены участки пашни ?хсиныхуымт?, по преданию, первоначально также принадлежавшие ей, а позднее - роду Цахилта. На обочине проходящей дороги сохранилось несколько цыртов - памятных плит, установленных в честь геройски погибших в разное время членов фамилии.

На землях колена Цахилта имеется отрезок дороги Шахнад (название которой связано с неудачным походом персидского шаха Аббаса I на Северный Кавказ в 1614 году). Она идет по Урсдонскому ущелью, опускаясь от хребта Стырхох через альпийские луга в местность Рухс над ("Светлая тропа"), далее - через альпийские луга, принадлежавшие общине Донисара, затем - в сторону Унальского ущелья и, наконец, выходит на военно-торговую вьючную тропу в пределах земель колена Сидамонт?.

Главный культовый центр Цахилта - священный заповедник Мигъдау в Урсдонском ущелье; здесь расположен целый комплекс святилищ с основным храмом Мигъдау дзуар. Цахилта исполняли для всех осетин обязанности верховных судей. Высший судебный орган Алагирского общества и всей Осетии - суд Мадизан, располагавшийся под открытым небом в селении Дагом, - был одним из известнейших судов в Осетии; контролировался коленом Цахилта. Здесь заседали наиболее известные в Осетии знатоки обычного права, передававшие свой опыт из поколения в поколение. Рассматривая наиболее сложные и важные дела, Дагомский суд фактически превращался в верховный суд.

В окрестностях Дагома имеется древнее святилище в честь Уастырджи, считавшееся "братом" святилища Реком. Интересно, что приглашенные на какое-нибудь пиршество гости, какими бы почетными они не были, после молебна в святилище усаживались в отдалении от Цахиловых. На ритуальных пирах колено Цахилта сидело отдельно по ?рвад?лт?.

Цахилта занимали северную часть Алагирского ущелья с селениями Дагом, Урсдон и Донисар. Фамилии этого колена жили также в других частях Осетии. В полном соответствии с арийским представлением об идеальном общественном устройстве, Кусагонта-Цахилта были самыми малочисленными из древних колен осетинского народа - жреческое сословие всегда было наименьшим по численности, хотя и пользовалось почетом.

Знаменитая Нузальская надпись и родословный титул героя поэмы "Алгузиани" позволяют предполагать, что Цахил фигурировал и в генеалогии средневековой царской династии, принадлежавшей к колену Царазонта. Еще в XIX в. самая престижная группа семей из Царазонта, претендовавшая на происхождение по прямой линии от аланских царей, именовала себя не иначе как "Царазоновы-Цахиловы".

По-видимому, в этом проявлялось древнее общеарийское правило, по которому правитель из среды военной аристократии получал легитимную власть лишь при условии приобщения к жреческой функции или генетической связи со жреческим сословием.

Конечно, среди Цахиловых, особенно после присоединения Осетии к России, было немало офицеров. Вспомним, для примера, Семена Цахилова - офицера российской армии, чьи отвага и подвиги были оценены несколькими боевыми орденами, включая высшую воинскую награду - Георгиевский крест.

Принято считать, что Цахилта (Цахиловы) - выходцы из Дагома в Алагирском обществе. В Урсдонском ущелье они населяли также Урсдон и Донисар. Не позднее XVIII в. часть фамилии переселилась в селение Хуссар Ламардон в Тагаурском обществе. В XIX и XX вв. Цахиловы расселились по равнинным селениям Осетии и городам Кавказа, России, бывшего СССР.

Цахиловы были среди первых жителей селения Лаба (Коста-Хетагурово) в Карачаево-Черкесии. Представители Цахиловых участвовали в мухаджирском движении середины XIX в. Их потомки до настоящего времени живут в Турции, а также в других странах мира.

Источник: http://osradio.ru/istoija/26030-nas-bylo-9-bratev-carazono-cakhilovykh.html
Дата: 16.06.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ