Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Бологое могло остаться заштатным селом

12.06.2010

Прошло не так много времени с начала работы первых российских магистралей, а новый вид транспорта получил высокую оценку. В 1857 году инженер-подполковник П. Глазенап от группы купцов направил прошение в Главное управление путей сообщения о строительстве линии, соединявшей Рыбинск и Николаевскую железную дорогу (которую он ранее строил). Выгодность линии связывалась с независимостью доставки хлеба в Санкт-Петербург от водных стихий. 9 мая глава ведомства К. Чевкин сообщил о данном Александром II разрешении. Глазенап и возглавил изыскания, которые от города на Волге провёл в двух направлениях – до станций Бологое и Осеченка – оба через Бежецк. Второй вариант был короче на 40 вёрст, но общий путь до столицы увеличивал.

Ещё не закончились изыскания, как учредители новой дороги выдвинули своему будущему партнёру требования о льготах по доставке товаров и материалов для строительства, а также по тарифам. Поскольку «Рыбинская… будет служить значительному увеличению доходов Николаевской железной дороги». Начальник последней А. Серебряков считал, что купцы намного завышают возможную доходность линии, ссылался на увеличение с её постройкой расходов на топливо, ремонт путей и подвижного состава и т.д. Не смогла примирить стороны и специальная комиссия, собранная летом 1859-го, хотя и признала дорогу выгодной.

Вновь о линии заговорили в 1867 году: последние навигации грозили «жителям столицы и сосредоточенным в ней войскам… голодом или неестественно высокими ценами на хлеб». Но к тому времени в стране уже был утверждён план строительства важнейших линий, в котором Рыбинская не значилась. «Пробить» её могло лишь очень выгодное предложение. Что же предлагали?

Тайный советник Ю. Гагенмейстер и контр-адмирал В. Глазенап ратовали за прежнее направление, к Бологому. Генерал-майор А. Гейрот от имени купцов предлагал строить дорогу от Рыбинска в Петербург напрямую, что решало первоначальную проблему и укорачивало путь на 50 вёрст. (Кстати, министр путей сообщения П. Мельников отнёсся к этому варианту скептически, так как такая дорога, по его мнению, могла работать только в одну сторону.) Генерал-лейтенант А. Озерский выдвинул направление до Твери, что давало прямой выход к Москве. Адъютант великого князя Константина Николаевича А. Киреев предлагал путь к Осеченке. Специальная комиссия в июне 1868-го рассмотрела все четыре варианта. Два первых – как требующих правительственных гарантий – отвергла. Тверское направление давало параллель с Московско-Ярославской линией. В итоге П. Мельников подписал представление о выдаче концессии А. Кирееву на строительство Рыбинско-Осеченской дороги; 24 июля её утвердил император.

1 октября начались строительные работы, но неожиданно Киреев изменил первоначальное направление и повёл линию на Бологое. Вероятно, главное для него было выиграть концессию, а направление до Бологого давало не только уже известное преимущество в длине пути, но и то, что в нём в отличие от Осеченки была гораздо более развитая инфраструктура. И 10 февраля 1869 года Александр II утвердил организацию Общества Рыбинско-Бологовской железной дороги, которая через несколько десятилетий станет крупнейшей в России.

Строили линию одновременно с двух сторон. Известны фамилии всех начальников участков, возглавлял работы П. Борейша. В сентябре приступили к укладке рельсов, после окончания которой в марте 1870-го началось движение рабочих поездов. 12 июня комиссия под председательством инженер-генерал-майора П. Зуева принимала дорогу. На ней она увидела 12 станций, из них только две второго класса – Бежецк и Рыбинск, на которых построили мастерские. Здесь и на трёх станциях третьего класса имелись паровозные здания. Ещё одна станция была чисто товарной – Медведево. В Бологом для поездов дороги устроили специальную крытую платформу. Паровозы (среди которых были три танка-паровоза) купили на заводе Борзига. Телеграф оснастили аппаратами Морзе. Мостов было 167, переездов – 191. Оставались мелкие недоделки, которые, однако, не помешали сдать дорогу в эксплуатацию. И 18 июня министр путей сообщения В. Бобринский известил государя, что за два дня до того «открыто движение на Рыбинско-Бологовской железной дороге, длина которой… составила 280 вёрст».

Источник: http://zdr-gazeta.ru/?newsid=56424