Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

С чего начинался город Ковров?

08.06.2010

В 1886 году свою статью во Владимирских губернских ведомостях ковровский священник и краевед А.Г. Радугин начал так: «В неофициальной части № 37 Владимирских губернских ведомостей за 1886 год помещена статья: «г. Ковров и Князья Ковровы». Автор ее г. Токмаков, как видно, с любовью и энергию взялся было за свое дело, – порылся немало в отечественной истории, перечитал все доселе вышедшие печатные корреспонденции о Коврове, потрудился разобрать надписи на могильных плитах, составляющих единственную древность, существующую в настоящее время в г. Коврове, – но, наконец, был должен положить перо в грустном сознании, что при тех данных, какие до сего времени открыты, невозможно составить, не говоря уже полной, но и достаточной для любознательности истории о городе Коврове.

Вполне соглашаемся с таким выводом почтенного автора. Нет, еще должно быть не пришла пора воздвигать исторические памятники небольшим городам нашего отечества; довольно, если наше время положит основные камни для этих памятников».

Краеведы XIX столетия действительно были настоящими первопроходцами в изучении истории города Коврова. Именно они впервые записали все легенды об основании первого поселения на месте современного Коврова и о его начальной истории. Они же, после того как во Владимирской губернии с 1838 года стала выходить газета «Владимирские губернские ведомости», опубликовали в ней известные на то время документальные источники по ранней истории Коврова, тем самым заложив фундамент здания под названием – история города Коврова. Строительство продолжили историки и краеведы ХХ столетия, кто мимоходом, в качестве доказательства своих выводов в формате общероссийской истории, а кто основательно, посвящая городу целые труды. Всплеск интереса к истории «малой» родины на рубеже XX и XXI веков, который не угас до сих пор, значительным образом обогатил наши знания по истории родного города. Таким образом, сегодня мы можем уже говорить об историографии изучения истории города Коврова.

В таком ключе нам бы и хотелось построить данную главу о начальной истории города Коврова и высказать свое мнение по тем вопросам, которые, несмотря на активное освещение исторического прошлого города в последнее время, до сих пор остались, как нам кажется, открытыми или спорными. И первый из них – существовала ли все же на месте города Коврова деревня Елифановка?

История города Коврова начинается с легенд. И первым эти легенды сделал достоянием читателей священник и краевед Василий Туторский в 1857 году во «Владимирских губернских ведомостях». Они не могут являться историческим источником, но именно из них мы впервые узнали о том, что на месте города Коврова находилась сначала легендарная деревня Елифановка, а потом поселение под названием село Рождественское, ставшее впоследствии селом и городом Ковровом. В силу значимости этой легенды для истории города воспроизведем ее почти целиком:

«В народе есть следующие предания о Коврове: в XII столетии при Великом Князе Георгии Владимировиче Долгоруком основаны в здешнем крае многие селения и города; здесь поселился будто зверолов Елифанко для доставления Князю зверей и место его жительства получило название Елифановки. Великий Князь Андрей Георгиевич Боголюбский воздавая последний долг умершему родителю своему строением церквей и обителей во Владимире и вниз от города Боголюбова по течению реки Клязьмы на правом берегу ея, первую церковь построил во имя Спаса под названием что в Купалищах, ко дню Успения Божией Матери Великий Князь прибыл к месту где ныне село Любец, имеющее самое живописное местоположение; место это полюбилось Князю: «любо здесь» сказал он и велел построить церковь во имя Успения Божией Матери; хотелось Князю побывать в Стародубе; от Любца он видел этот город, значительный в то время, – но обстоятельства отвлекли его к Князьям Суздальским. Великий Князь возвратившись уже зимою из Суздаля опять к Стародубу по случаю вьюги сбился с пути и прибыл в стан деревни Елифановки накануне Рождества Христова и приказал выстроить тут Рождественскую церковь; вьюга стихла, Великий Князь отправился к обедне в Стародуб, отсюда он поехал далее и при устье рек Тезы и Мстеры приказал построить церковь во имя Богоявления Господня, где ныне Мстерская слобода.

С тех пор, Великий Князь приказал построить в д. Елифановке деревянную церковь, деревня эта получила название села Рождествина (написание В. Туторского – О.М.). Сын Елифана Васька Елифанов взялся срубить и поставить эту церковь и при освящении ее Великий Князь наградил его пустошами, лесами и лугами от реки Нерехты по Гремячий враг по Клязьме на кривой дуб и старую ветлу до Нерехты же, как это значится в писцовых книгах Дьяка Михаила Трусова и Федора Витовтова, значит эти угодья переходили из рода в род под названием пустошей Елифановских.

Частые набеги татар, беспокоившие жителей села Рождествина, вынуждали их укрываться в лесах; скопища Батыевы взявши Гороховец и Муром разграбили и сожгли село Рождествино; жители скрывались в двух верстах от него на Шириной горе, в последующее время от разных набегов вражеских многие из жителей этого села удалились в укрепленные города и будто бы поколение Елифановых переселилось в Суздаль, – этим предания оканчиваются».

После В. Туторского легенду еще раз изложил ковровский священник А.Г. Радугин, сначала в 1886 году во «Владимирских губернских ведомостях», а позднее в своей «Исторической записке о Коврове», напечатанной отдельным изданием в 1904 году к 100-летнему юбилею г. Коврова. Его воспроизведение легендарного прошлого города Коврова практически не отличается от В. Туторского, но он обогатил содержание легенды еще одним эпизодом – о происхождении фамилии князей Ковровых. Именно А.Г. Радугин первым опубликовал в 1886 году рассказ о том, как «князь Андрей Федорович Стародубский во время Куликовской битвы с Мамаем в 1380 году, ворвался в ставку Ханскую и взял из нее дорогой цены ковер, за каковой подвиг Великий Князь Дмитрий Иоаннович Донской и назвал князя Андрея Ковром».

Все последующие авторы уже использовали публикации В. Туторского и А.Г. Радугина, практически не внося в них каких-либо изменений. И только прочтение этой легенды современными краеведами Фроловыми выбивается из этого ряда. Авторы без ссылки на источник информации переносят действие легенды на левый, затапливаемый, берег реки Клязьмы, именно там располагая д. Елифановку, в районе современной Заречной Слободки. (Фролов Н.В., Фролова Э.В. История земли Ковровской. Часть I. Ковров, 1997. С. 33.).

Если деревня Елифановка так и осталась легендой, то возникшее на ее месте село Рождественское уже появляется в документальных источниках. Тем не менее, топоним, обязанный своим происхождением мужскому имени Елифан, встречается в источниках XVII века, в частности в Писцовой книге села Коврова 1628-1629 гг.

Так существовала или нет на самом деле легендарная деревня Елифановка? Давайте порассуждаем на этот предмет. Если абстрагироваться от красивого интригующего сюжета о том, как заблудился в елифановских лесах великий князь Андрей Боголюбский, то деревня Елифановка полностью соответствует тому историческому типу поселений, которые были характерны для Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Ведь деревня в те далекие времена заметным образом отличалась от современной, так как самым распространенным ее видом было поселение в 1-3 крестьянских двора, а слово «деревня» означало не само селение, не постройки, а участок земли с комплексом угодий: пашней, покосами, лесом и т.д.

Кроме того, хронологически появление легендарной Елифановки совпадает с периодом славяно-русской колонизации бассейна верховья Волги до соединения ее с Окой и всего Окского бассейна. При этом особенно густо был освоен бассейн реки Клязьмы и прилегающие к нему местности. Это было отмечено М.К. Любавским, авторитетным исследователем проблемы образования территории древнерусского государства начала ХХ века. Перечисляя города, возникшие в этом районе в «дотатарское время», в том числе и город Стародуб на Клязьме, он делает следующий вывод: «Все эти города, несомненно, были не одинокими поселками, а центрами, к которым тяготели целые группы других селений – волости».

Известный советский археолог доктор исторических наук М.В. Седова, темой кандидатской диссертации которой в 1972 году стали древнерусские города низовьев реки Клязьмы, так называемого Поклязьменья, в ряду которых были Ярополч, Гороховец, Стародуб, опираясь на данные археологических разведок и раскопок, в том числе и с ее участием, предполагает, что города, появившиеся здесь в XII веке, возникли уже на обжитых местах. Они становились торгово-ремесленными, административно-политическими и культурными центрами прилегающей сельской округи. Таким образом, и «город Стародуб, – пишет М.В. Седова, – возник в эпоху Юрия Долгорукова как пограничная крепость на южных рубежах Владимирского княжества, по-видимому, уже в освоенном «ополье» и с самого своего возникновения был окружен довольно многочисленными сельскими поселениями». В ряду них вполне могла быть и деревня Елифановка.

Подтверждение тому, что местность, где могла находиться и легендарная деревня Елифановка, была к середине XII века уже достаточно освоена, можно найти, если обратимся к такому, казалось бы, далекому от истории Коврова вопросу, как взаимоотношения Волжской Булгарии и Руси в период Владимиро-Суздальского княжества.

Именно Владимиро-Суздальское княжество, в составе которого находилась когда-то Ковровская земля, стало главной направляющей силой древнерусской колонизации Поволжья. Впрочем, Булгарское государство само обнаруживало стремление к распространению своего влияния на области, весьма удаленные от его границ. Русские летописи содержат обильный материал о военных походах русских князей в Булгарию и о нападении булгар на русские земли в XII – первой трети XIII вв. Маршруты этих походов, утверждает известный историк В.А. Кучкин, дают ценный историко-географический материал, позволяющий установить направление древних путей, местоположение ряда городов и областей (см. карту). Борьба русских князей с булгарами шла за торговые пути, и один из таких древних торговых путей пролегал через современную Ковровскую землю.

Когда в 1107 году булгары напали на Суздаль, то достигли они его, воспользовавшись старой торговой дорогой, соединявшей обитателей Волго-Окского междуречья с народами Среднего Поволжья и далее со странами Востока. В военное время мирные торговые пути становились путями вооруженных походов. И шла эта дорога по рекам Волге, Оке, Клязьме и Нерли Клязьменской, т.е. никак не могла миновать того места, где стояла легендарная Елифановка. Этим же путем воспользовался в 1164 году Андрей Боголюбский, когда вместе со своим сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием предпринял большой поход на булгар. Известие об этом походе сохранилось в Лаврентьевской летописи. В 1183 году уже следующий великий князь – Всеволод Большое Гнездо организовал грандиозный поход русских князей на булгар. Известия о нем с разной степенью полноты сохранились в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях. Русские полки шли к булгарским городам двумя путями: от Ярославля по реке Волге и обычным по Клязьме и Оке, а далее вниз по Волге.

Таким образом, уже с начала XII века наш край оказался втянутым в активную экономическую и политическую жизнь северо-восточной Руси, а легендарная д. Елифановка находилась на уже освоенном торговом и военном пути.

Кроме военных походов, длительные передвижения князей в те далекие времена были вызваны и необходимостью управления принадлежавшими им землями. Еще со времен Киевской Руси традиционной формой управления являлось полюдье – объезд князем своих владений с целью сбора дани, судебных разбирательств на местах и пр. Летописи показывают, что оно сохранилось и после распада Киевской Руси в середине XII века на полтора десятка самостоятельных княжеств. Более того, «эти княжества, территории которых были в большинстве сопоставимы с территорией прежних племенных союзов, или ранних княжеств, были более чем Киевская Русь пригодны для регулярного обхода полюдьем. Даже обширное Владимиро-Суздальское княжество его правители обходили полюдьем». Наверняка объезды эти совершались по уже проторенным дорогам. В конце XII века великий князь Всеволод Большое Гнездо совершил такое полюдье, частично описанное в летописи. В Северо-Восточной Руси второй половины XII века существовала и такая разновидность полюдья, как обход новым князем его владений сразу же после восшествия на престол. В 1175 году великий князь Михаил Юрьевич, вступив на владимирский престол, первым делом обошел полюдьем свое княжество. Но одновременно исследователи констатируют, что к тому времени, о котором мы говорим, традиционные функции полюдья были уже ослаблены, и оно более напоминало праздничное путешествие великого князя с его придворными. В XII веке полюдье уже означало объезд городов, а не общинников-смердов, как это было во времена Киевской Руси, и имело преимущественно судебную и политическую функции – контроль над поступлением податей. В дошедших до нас легендах в изложении краеведов XIX века как раз просматриваются элементы княжеского объезда своих владений, т.е. полюдья. В Северо-Восточной Руси места остановок князей, а позже их наместников, волостелей и тиунов и других приказных людей получили название станов, которые с течением времени приобрели значение основного территориального деления княжеских наделов и уездов. Думается, не случайно в легенде о первом поселении на месте города Коврова в изложении В. Туторского деревня Елифановка названа станом. Возможно предположить, что на этом месте было место остановки по маршруту княжеского полюдья.

Появлению еще одного эпизода в старинной легенде можно найти историческое объяснение и примеры в истории – почему все события в ней произошли в канун Рождества Христова, и построенная церковь также освящена в честь этого великого православного праздника? В данном случае следует вспомнить еще об одном занятии русских князей, занимавшем значительное место в их жизни – об охоте и об обычаях, связанных с ней. В первую очередь отметим, что историками уже давно установлено – места княжеской охоты находились на пути полюдья. Известно, что княгиня Ольга устраивала ловы, обходя свои владения полюдьем. И она, и ее преемники имели специальные места охоты, именовавшиеся ловищами: «становища ее и ловища… по всей земле».

И еще – у всех славян, не только восточных, был распространен обычай новогодней охоты, которая в данном случае носила сакральный характер и была частью новогодних гаданий. Приведем один пример из истории, который созвучен с ковровской легендой. Места княжеских ловов известны. Одно из них находилось на Днепре при устье реки Почайны, у Зборичева, в селе Соколином. Здесь была построена церковь Рождества Христова. В ней князья перед ловом оставляли свое парадное одеяние и облачались в походное, затем переправлялись через Почайну и Днепр, где их поджидали другие Рюриковичи, прибывавшие из Чернигова и Северо-Восточной Руси. Вместе князья устраивали здесь ловы.

И если вспомнить о том, что некоторые известные нам топонимы Ковровского края повторяют географические названия Киевской Руси, то обычай ставить на местах ловищ церковь в честь Рождества Христова объясняет появление в ковровской легенде именно такой церкви.

К чему же в конечном итоге приводят наши рассуждения – могла или не могла в действительности существовать деревня Елифановка, упоминающаяся в легенде о первом поселении на месте современного Коврова, все ли в этой легенде вымышленно? Судя по историческим аналогиям, которыми мы воспользовались, осмелимся ответить, что могла. Не случайно народное предание зафиксировало первого поселенца Елифана как зверолова, а события, о которых рассказывает легенда, произошли на Рождество Христово. Здесь вполне мог быть стан на пути княжеского полюдья и княжеское ловище одновременно.

Источник: http://kovrovskievesti.ru/?p=3488