Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Забытые герои

11.05.2010

О Великой Отечественной сказано и написано многое. И тем не менее, недосказанного еще очень много. Говорят, война не может считаться законченной, если не предан земле ее последний солдат. Поисковики в России и во всем мире продолжают вести свою трудную работу, сокращая каждый год это число. Но при этом есть еще и другие забытые герои - о которых когда-то знала вся страна, но теперь помнит лишь узкий круг энтузиастов и историков? Как быть с ними - с теми героями войны, кто давно предан земле, но при этом предан почти полному забвению в своей родной стране?



Этих людей – много. Мы попытаемся описать лишь немного наиболее ярких имен, которые благополучно забыты или уже забываются своим народом – нашим народом. А ведь это были не просто герои войны – это были уникальные люди, которые даже на фоне ветеранов-кавалеров орденов выделялись тем, что как они, свою работу не мог делать никто. Сами ветераны-герои снимают перед ними почтительно головные уборы, понимая, что даже им до этой высоты добраться трудно. До какой же глубины нужно пасть, чтобы забыть эту ысоту?


Вот наш соотечественник. Можно сказать, ветеран. И по совместительству — самый молодой пилот Второй Мировой войны. Это Аркадий Каманин — сын одного из первых Героев Советского Союза Николая Каманина – известного героя-летчика, спасавшего в свое время челюскинцев со льдины.


Лётчику Аркадию Николаевичу Каманину было 14 лет, когда он совершил свой первый подвиг. Сложно сказать — как он вообще очутился в действующей армии, как его вообще могли выпускать на боевые задания? Но факт остается фактом – сын героя в те времена не «звездил», а сам стал героем. И «звездность» исчислял количеством соответствующих орденов.


Так, возвращаясь из очередного вылета, А. Каманин, пилотируя «кукурузник» У-2 эскадрильи связи 5-го гв. ШАК, заметил штурмовик Ил-2, лежащий на брюхе на нейтральной полосе. Подведя свою машину ближе, Каманин обнаружил, что кабина Ил-2 закрыта: значит, лётчик внутри, видимо, раненый. Юный пилот знал: взаимовыручка среди лётчиков — святой закон. Несмотря на опасность, он мастерски посадил У-2 на испещрённую воронками «нейтралку» и виртуозно «припарковал» самолет, закрывшись от немцев, которые все видели, находясь поблизости, фюзеляжем упавшего штурмовика.


В кабине действительно сидел тяжело раненный в голову лётчик, лейтенант Бердников. Он выполнял разведывательный полет — задание по аэрофотосъёмке. Задание он выполнил, но доставить результаты съёмки на базу уже не смог. Каманин сперва в У-2 забрал фотоаппарат с плёнкой, затем, ценой неимоверных усилий, безвольное тело раненого летчика. Спасению Бердникова помогли вовремя прибывшие с плановой контратакой артиллеристы и танкисты. При содействии штурмовиков они отвлекли внимание немцев от наглого кукурузника, и У-2, пританцовывая у воронок, удачно взлетел с «нейтралки». За спасение товарища и доставку ценных разведданных 14-летний лётчик Каманин был награждён орденом Красной звезды.


В 1944 году сержант А.Каманин заслужил второй орден Красной Звезды: при нападении на штаб фронта отряда бандеровцев он под обстрелом взлетел на своём У-2, забросал нападающих ручными гранатами и вызвал подкрепление.


Весной 1945 года 16-летний старшина Аркадий Каманин доставил в партизанский отряд под Брно питание для рации и секретный пакет, совершив полуторачасовой полёт за линию фронта по неизученному маршруту в горной местности со сложным рельефом. Этот вылет командование оценило орденом Красного Знамени.


Давайте задумаемся: 14-летний боевой летчик... В 16 лет – уже две «Красных звезды» и БКЗ!


Увы, в 18 лет, уже после войны, Аркадий Каманин умер от менингита...



А вот другое громкое, но уже изрядно забытое имя героев войны: Людмила Михайловна Павличенко. Она родилась 12 июля 1916 года в городе Белая Церковь. В 1937 году комсомолка Людмила Павличенко поступила на исторический факультет Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко. Студенткой занималась планерным и стрелковым видами спорта. Великая Отечественная война застала Людмилу в Одессе на дипломной практике. С первых же дней войны Людмила Павличенко добровольцем уходит на фронт и становится едва ли не самым известным снайпером-женщиной Второй мировой.


Под Одессой Л. Павличенко получила боевое крещение, открыв боевой счет. В одном из боев она заменила погибшего командира взвода. Разорвавшимся вблизи снарядом была контужена, однако поле боя не покинула и вообще отказалась идти в госпиталь.


Лейтенант Павличенко сражалась в стрелковой Чапаевской дивизии. Участвововала в боях в Молдавии, в обороне Одессы. В октябре 1941 года Приморская армия была переброшена в Крым и после боев на севере полуострова встала на защиту Севастополя. Людмила сражалась в составе прославленной 25-й стрелковой дивизии им. В. И. Чапаева. К июлю 1942 года на счету Л. М. Павличенко было уже 309 уничтоженных германских солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов противника). Кроме того, за период оборонительных боев Л. М. смогла обучить множество снайперов.


Каждый день, как только забрезжит рассвет, снайпер Павличенко уходила «на охоту». Часами, а то и целыми днями, в дождь и на солнцепеке, тщательно замаскировавшись, лежала она в засаде, дожидаясь появления «цели». Не раз выходила победителем и в дуэлях с немецкими снайперами.


Нередко на боевые операции она ходила вместе со своим напарником Леонидом Куценко, который в дивизию пришел одновременно с ней. Однажды командование приказало им уничтожить обнаруженный разведчиками командный пункт противника. Незаметно пробравшись ночью в район, указанный разведчиками, снайперы, замаскировавшись, залегли и стали ждать. Вот, наконец, ничего не подозревая, ко входу в землянку приблизились два офицера. Выстрелы снайперов прозвучали почти одновременно, и сраженные офицеры упали. Тут же на шум из землянки выскочили еще несколько человек. Два из них были сражены. А спустя несколько минут место, где находились снайперы, гитлеровцы подвергли ожесточенному обстрелу. Но Павличенко и Куценко, отошли, а затем, сменив позицию, снова открыли огонь по появлявшимся целям. Потеряв множество офицеров и связистов, враги вынуждены были покинуть свой командный пункт.


Гитлеровцы в свою очередь охотились за нашими снайперами, устраивали ловушки, высылали на поиски их снайперов и автоматчиков. Однажды, когда Павличенко и Куценко находились в засаде, фашисты обнаружили их и тут же открыли ураганный минометный огонь. Осколками близко разорвавшейся мины Леонид был тяжело ранен, ему оторвало руку. Людмила сумела вынести его и под огнем пробраться к своим. Но спасти Леонида не удалось — раны оказались слишком тяжелыми.


Павличенко мстила за своего боевого друга. И рос счет уничтоженных ею солдат и офицеров противника. Она истребляла врагов сама и вместе с другими опытными снайперами обучала меткой стрельбе бойцов, передавая им свой бесценный боевой опыт. За период оборонительных боев она смогла обучить множество снайперов.


В последние дни обороны Севастополя Людмила Павличенко была тяжело ранена. Ее эвакуировали на Кавказ. Несколько месяцев она провела в госпиталях…


Эту женщину знали не только в СССР, но и во всем мире. В 1943 году по приглашению супруги президента США Элеоноры Рузвельт и Американской студенческой ассоциации делегация студентов-фронтовиков посетила Соединенные Штаты. В состав ее входила и снайпер Людмила Павличенко.


На митингах и манифестациях, проходивших во многих городах Америки, а также во время многочисленных встреч с американцами посланцы нашей страны горячо призывали союзников ускорить открытие второго фронта.


Ее выступления никого не оставляли равнодушными. Перед ней преклонялись в Европе и в Америке, поездка Людмилы Михайловны по США оплачивалась Элеонорой Рузвельт.. Многим американцам запомнилось ее короткое, но жесткое выступление на митинге в Чикаго:


«Джентльмены, — разнесся над многотысячной толпой собравшихся звонкий голос молодого снайпера. — Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!»


В 1957 году, когда госпожа Рузвельт посетила Москву, она попросила, чтобы ей организовали встречу с Павличенко, и они встретились в ее двухкомнатной квартире в Москве. А американская эстрадная звезда Вуди Газри посвятил Павличенко песню в 1942 году.


На ее счету — 309 убитых вражеских солдат и офицеров. Это почти батальон солдат. Из этих 309 36 были снайперами.


После войны в 1945 году Людмила Михайловна окончила Киевский университет. С 1945 по 1953 год была научным сотрудником Главного штаба Военно-Морского флота. Позже вела работу в Советском комитете ветеранов войны.


А вот как память о Людмиле Павличенко хранят на исторической родине — Украине после того, как провозгласила свою незалежность и в историческое самосознание ее граждан стали внедряться другие ценности вместе с другими «национальными героями».


Это корабль «Людмила Павличенко», который спустили на воду в 1976 году, т.е. через 2 года после ее смерти и до 1991 он трудился. Для такого корабля это не долго. Фото сделано в 1996 на свалке в Турции до того как его порезали на металлолом.



Вот еще одно геройское имя — Константин Фёдорович Ольшанский. Украинец, родился в 1915 году в селе Приколотное Харьковской области, член КПСС с 1942 года.


Ольшанский был командиром роты автоматчиков 384-го отдельного батальона морской пехоты. Старший лейтенант Ольшанский в ночь на 26 марта 1944 года во главе десантного отряда численностью 68 человек, состоявшего из моряков-добровольцев, сапёров, связистов и проводника, высадился в тыл противника в порту города Николаев. Задачей были захват порта, разминирование подготовленных к подрыву портовых сооружений и удержание порта. Отряд двое суток вёл бой, отбив 18 атак, уничтожил до 700 солдат противника. Немцы задействовали 3 батальона пехоты, 2 средних танка, 4 артиллерийских орудия, огнемёты.


Для десанта было отобрано 55 добровольцев во главе с командиром отряда старшим лейтенантом Ольшанским. Посёлок Октябрьский (село Богоявленское) расположен на берегу Южного Буга, — здесь были найдены семь рыбачьих баркасов. Непосредственно перед выходом десанта, на пирсе появилась группа солдат и старший доложил: «Направлены к вам из дивизии. Среди нас связисты, саперы. Всего 12 человек» (2 связиста командарма с рацией и 10 сапёров из 57-го отдельного инженерно-сапёрного батальона 28-й армии). Самый молодой из местных рыбаков по имени Андрей (А.И. Андреев) вызвался быть лоцманом по Южному Бугу.


Десант прошел на лодках до порта. 26.03.1944 в 01:32 штабом 384-го ОБМП была получена радиограмма от Ольшанского «Прохожу ворота порта», в 01:55 — «Прошел ворота порта», в 02:48 — «Выполняю задачу», в 04:35 «Действую на земле». В связи с задержкой в пути сапёры после окончания разминирования не смогли до рассвета возвратиться в своё расположение и вместе с лоцманом остались в составе отряда. Морские пехотинцы скрытно высадились в торговом порту, сняли часовых, и, заняв несколько зданий, организовали круговую оборону в районе элеватора.


Утром противник попытался небольшими силами уничтожить десант, решив, что элеватор заняли партизаны. Однако, получив сокрушительный отпор, откатился на исходные позиции. А дальше медленно, час за часом, всё слилось в один непрекращающийся бой, в непрерывные атаки гитлеровцев. Враг вводил в бой свежие части, артиллерию, шестиствольные минометы и танки. Для того чтобы «выкурить» смельчаков из зданий, гитлеровцы применили огнемёты и дымовые шашки. Десантники несли тяжёлые потери, но каждая новая атака отбивалась шквальным огнём. В батальон поступила вторая радиограмма: «Вступили в соприкосновение с противником. Ведём ожесточенный бой, несём потери».


Вечером 26 марта в штаб батальона ушла радиограмма: «Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь на меня. Дайте быстро. Ольшанский».


Бой продолжался и в ночь на 27 марта. Силы десантников заметно таяли. Ранен был и Ольшанский, но сознания не терял и по-прежнему командовал отрядом. Вызвав к себе разведчика Юрия Лисицына, сказал ему: «Рация погибла вместе с радистами. Твоя задача — доставить в штаб батальона донесение и на словах доложить, что нас осталось всего 15 человек. Желательно, чтобы нас поддержали самолёты. Будем биться до последнего».


Бой продолжался… Погиб Ольшанский и все офицеры. В командование вступил старшина 2-й статьи К.В. Бочкович. Утром 28 марта оставшиеся в живых «ольшанцы» встретили врага дружным огнём. Тут им на помощь выскочили из-за туч наши штурмовики Ил. Это была последняя, 18-я атака врага...


В ночь на 28 марта 1944 года 61-я гвардейская и 243-я стрелковая дивизии из состава 6-й армии форсировали реку Ингул и с севера ворвались в город Николаев. Одновременно с востока в город вошли части 5-й ударной армии. С юга в город вступили войска 28-й армии и 2-й гвардейский механизированный корпус.


От десанта к этому времени осталось 11 человек, все были ранены и обожжены. Трое из них скончались в госпитале. Так же к этому времени в госпитале находился разведчик Лисицын Юрий Егорович, совершивший еще один подвиг: по пути в штаб батальона Лисицын еще до перехода линии фронта подорвался на мине, взрывом ему оторвало ступню. Придя в себя, он продолжил выполнять приказ Ольшанского, причем часть пути ему пришлось пройти по ледяной воде лимана. Донесение он доставил...


Итого, выживших на утро 28 марта было 12 человек, трое скончались в госпитале. В Указе от 20.04.1945 67 фамилий, но только 55 из них имеют отношение к Николаевскому десанту. И.С. Сталин, когда ему доложили о подвиге «ольшанцев», потребовал от флотского командования представить к званию героя СССР всех участников десанта. Однако, при освобождении Николаева цепь трагических событий привела к тому, что имена 12-ти приданных десанту армейцев (саперов и связистов) установить не удалось. Сталин несколько раз интересовался — как выполняется его распоряжение. Весной 1945 года на совещании Генштаба он, якобы, произнес: «А что это, флотским головы на плечах надоели, что они людей к наградам не представляют?».


И через пару недель у Сталина на столе был проект Указа Верховного Совета СССР, в котором были 67 фамилий моряков. Кузнецов, зная характер Сталина, вышел из ситуации с неизвестными армейцами, включив в проект Указа 12 достойных человек (моряков, морских летчиков, подводников), которые действительно заслужили высокое звание, но не имели к Николаевскому десанту никакого отношения...


В официальном донесении командира батальона майора Котанова Ф.Е. говорилось: «Отряд старшего лейтенанта Ольшанского за двое суток отразил 18 атак противника, вывел из строя свыше 700 гитлеровцев, уничтожил несколько танков и пушек противника, посеял панику в тылу врага, помешал уничтожению порта и элеватора».


Николаевский десант выполнил поставленную задачу. Взятие города Николаева 28 марта 1944 года Москва отметила орудийным салютом 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий.


Старший сержант Ольшанский похоронен в братской могиле в Николаеве в сквере 68 десантников.



А вот с именем этого героя связаны не только военные события. Это не просто героизм, как поступок, это героизм как состояние. Более того, смеем утверждать, что это квинтэссенция русского человека.


Имя этого героя также знала когда-то вся страна. Его звали Кирилл Прокофьевич Орловский. О нем стало известно в 1944 году и это было только середина его героического пути.


Летом 1944 года, этот человек, Герой Советского Союза написал письмо лично Сталину – казалось поначалу, от безысходности. Обратиться он решил к Сталину потому, что нижестоящие инстанции даже не хотели его слушать, отвечая вовсе не от бездушия: «Вы и так сделали всё, что могли. Отдыхайте». Почему они отказывали, вы можете понять из текста заявления. Копия письма хранилась в архиве ЦК Компартии Белоруссии, оно было рассекречено и опубликовано совсем недавно. В наши дни оно не просто кажется невероятным — оно потрясает.


Итак, о чем просил этот человек Сталина помочь ему?


Вот текст письма:



Москва, Кремль, товарищу Сталину.

От Героя Советского Союза

подполковника государственной

безопасности

Орловского Кирилла Прокофьевича.




Заявление




Дорогой товарищ Сталин!




Разрешите на несколько минут задержать Ваше внимание, высказать Вам свои мысли, чувства и стремления.


Родился я в 1895 году в дер. Мышковичи Кировского района Могилевской области в семье крестьянина–середняка.


До 1915 года работал и учился на своем сельском хозяйстве, в деревне Мышковичи.


С 1915 — 1918 г. служил в царской армии в качестве командира саперного взвода.


С 1918 по 1925 год работал в тылу немецких оккупантов, белополяков и белолитовцев в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп. Одновременно четыре месяца воевал на Западном фронте против белополяков, два месяца — против войск генерала Юденича и восемь месяцев учился в Москве на 1–х Московских пехотных курсах командного состава.


С 1925 по 1930 год учился в Москве в Комвузе народов Запада.


С 1930 по 1936 г. работал в спецгруппе НКВД СССР по подбору и подготовке диверсионно–партизанских кадров на случай войны с немецко–фашистскими захватчиками в Белоруссии.


1936 год работал на строительстве канала Москва — Волга в качестве начальника стройучастка.


Весь 1937 год был в командировке в Испании, где воевал в тылу фашистских войск в качестве командира диверсионно–партизанской группы.


1939 — 1940 годы работал и учился в Чкаловском сельхозинституте.


1941 год находился в спецкомандировке в Западном Китае, откуда по личной просьбе был отозван и направлен в глубокий тыл немецких захватчиков в качестве командира разведывательно–диверсионной группы.


Таким образом, с 1918 по 1943 год мне посчастливилось 8 лет работать в тылу врагов СССР в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп, нелегально переходить линию фронта и государственную границу свыше 70 раз, выполнять правительственные задания, убивать сотни отъявленных врагов Советского Союза как в военное, так и в мирное время, за что Правительство СССР наградило меня двумя орденами Ленина, медалью «Золотая Звезда» и орденом Трудового Красного Знамени. Член ВКП(б) с 1918 года. Партийных взысканий не имею.


Ночью 17 февраля 1943 года агентурная разведка мне принесла сведения, что 17/II–43 г. по одной из дорог Барановичской области на подводах будут проезжать Вильгельм Кубе (Генеральный комиссар Белоруссии), Фридрих Фенс (комиссар трех областей Белоруссии), обергруппенфюрер Захариус, 10 офицеров и 40 — 50 их охранников.


В это время при мне было только 12 человек моих бойцов, вооруженных одним ручным пулеметом, семью автоматами и тремя винтовками. Днем на открытой местности, на дороге, напасть на противника было довольно рискованно, но и пропустить крупную фашистскую гадину было не в моей натуре, а поэтому еще до рассвета к самой дороге я подвел своих бойцов в белых маскировочных халатах, цепью положил и замаскировал их в снеговых ямах в 20 метрах от той дороги, по которой должен был проезжать противник.


Двенадцать часов в снеговых ямах мне с товарищами пришлось лежать и терпеливо выжидать...


В шесть часов вечера из–за бугра показался транспорт противника и когда подводы поравнялись с нашей цепью, по моему сигналу был открыт наш автоматно–пулеметный огонь, в результате которого были убиты Фридрих Фенс, 8 офицеров, Захариус и более 30 охранников.


Мои товарищи спокойно забрали все фашистское оружие, документы, сняли с них лучшую одежду и организованно ушли в лес, на свою базу.


С нашей стороны жертв не было. В этом бою я был тяжело ранен и контужен, в результате чего у меня были ампутированы правая рука по плечо, на левой — 4 пальца и поврежден слуховой нерв на 50 — 60%. Там же, в лесах Барановичской области, я физически окреп и в августе 1943 года радиограммой был вызван в Москву.


Благодаря Народному комиссару государственной безопасности товарищу Меркулову и начальнику 4–го Управления товарищу Судоплатову материально я живу очень хорошо. Морально — плохо.


Партия Ленина — Сталина воспитала меня упорно трудиться на пользу любимой Родины; мои физические недостатки (потеря рук и глухота) не позволяют мне работать на прежней работе, но встает вопрос: все ли я отдал для Родины и партии Ленина — Сталина?


К моральному удовлетворению я глубоко убежден в том, что у меня имеется достаточно физических сил, опыта и знания для того, чтобы еще принести пользу в мирном труде.


Одновременно с разведывательно–диверсионной и партизанской работой я уделял возможное время работе над сельскохозяйственной литературой.


С 1930 по 1936 год по роду своей основной работы я каждый день бывал в колхозах Белоруссии, основательно присмотрелся к этому делу и полюбил его.


Свое пребывание в Чкаловском сельскохозяйственном институте, а также Московскую сельскохозяйственную выставку я использовал до дна в получении такого количества знаний, которое может обеспечить организацию образцового колхоза.


Если бы Правительство СССР отпустило кредит в размере 2.175 тысяч рублей в отоваренном выражении и 125 тысяч рублей в денежном выражении, то я бы на моей родине, в деревне Мышковичи Кировского р–на Могилевской области, в колхозе «Красный партизан» до 1950 года добился бы следующих показателей:


1. От ста фуражных коров (в 1950 г.) смогу достигнуть удоя молока не меньше восьми тысяч килограммов на каждую фуражную корову, одновременно смогу с каждым годом повышать живой вес молочно–племенной фермы, улучшать экстерьер, а также повышать % жирности молока.


2. Сеять не меньше семидесяти гектаров льна и в 1950 г. получить не меньше 20 центнеров льна–волокна с каждого гектара.


3. Сеять 160 гектаров зерновых культур (рожь, овес, ячмень) и в 1950 году получить не меньше 60 центнеров с каждого гектара при условии, если даже в июне — июле месяцах этого года не будет ни одного дождя. Если же будут проходить дожди, то урожай будет не 60 центнеров с одного га, а 70 — 80 центнеров.


4. Колхозными силами в 1950 году будет посажен на сто га плодовый сад по всем агротехническим правилам, которые выработала агротехническая наука.


5. К 1948 году на территории колхоза будут организованы три снегозадержательные полосы, на которых будет посажено не менее 30.000 декоративных деревьев.


6. К 1950 году будет не менее ста семей пчелоферма.


7. До 1950 года будут построены следующие постройки:


1) сарай для М–П фермы № 1 — 810 кв. м;

2) сарай для М–П фермы № 2 — 810 кв. м;

3) сарай для скотомолодняка № 1 — 620 кв. м;

4) сарай для скотомолодняка № 2 — 620 кв. м;

5) сарай–конюшня для 40 лошадей — 800 кв. м;

6) зернохранилище на 950 тонн зерна;

7) навес для хранения сельскохозяйственных машин, инвентаря и минерального удобрения — 950 кв. м;

8) электростанция, при ней же мельница и лесопилка — 300 кв. м;

9) механическая и столярная мастерские — 320 кв. м;

10) гараж на 7 автомашин;

11) бензохранилище на 100 тонн горючего и смазочного;


12) хлебопекарня — 75 кв. м;


13) баня — 98 кв. м;


14) клуб с радиоустановкой на 400 человеко–мест;

15) домик для детского сада — 180 кв. м;

16) рига для хранения снопов и соломы, мякины — 750 кв. м;

17) рига № 2 — 750 кв. м;


18) хранилище для корнеплодов — 180 кв. м;

19) хранилище для корнеплодов № 2 — 180 кв. м;

20) силосные ямы с кирпичной облицовкой стенок и дна вместимостью 450 кубометров силоса;


21) хранилище для зимовки пчел — 130 кв. м;

22) силами колхозников и за счет колхозников будет построен поселок на 200 квартир, каждая квартира будет состоять из 2 комнат, кухни, уборной и небольшого сарая для скота и птицы колхозника. Поселок будет представлять из себя тип благоустроенного, культурного, утопающего в плодовых и декоративных деревьях поселка;

23) артезианских колодцев — 6 штук.


Должен сказать, что валовой доход колхоза «Красный партизан» Кировского района Могилевской области в 1940 году составлял только 167 тысяч рублей.


По моему расчету, этот же колхоз в 1950 году может добиться валового дохода не менее трех миллионов рублей.


Одновременно с организационно–хозяйственной работой у меня найдутся время и досуг для такого поднятия идейно–политического уровня своих членов колхоза, который позволит создать крепкие партийную и комсомольскую организации в колхозе из наиболее политически грамотных, культурных и преданных партии Ленина — Сталина людей.


Прежде чем написать Вам это заявление и взять на себя эти обязательства, я много раз всесторонне обдумав, тщательно взвесив каждый шаг, каждую деталь этой работы, пришел к глубокому убеждению, что вышеупомянутую работу я выполню на славу нашей любимой Родины и что это хозяйство будет показательным хозяйством для колхозников Белоруссии. Поэтому прошу Вашего указания, товарищ Сталин, о посылке меня на эту работу и предоставлении просимого мною кредита.


Если по данному заявлению возникнут вопросы, прошу вызвать меня для объяснения.


Приложение:


1. Описание колхоза «Красный партизан» Кировского района Могилевской области.

2. Топографическая карта с обозначением местонахождения колхоза.

3. Смета отоваренного кредита.



Герой Советского Союза подполковник государственной безопасности Орловский.


6 июля 1944 г.

г. Москва, Фрунзенская набережная,

дом № 10а, кв. 46, тел. Г–6–60–46».



******


Сталин дал распоряжение удовлетворить просьбу Кирилла Орловского — он прекрасно понимал его, потому что сам был таким же. Тот сдал государству полученную им роскошную квартиру в Москве и уехал в разрушенную до основания белорусскую деревню. Кирилл Прокофьевич выполнил свои обязательства — его колхоз «Рассвет» стал первым колхозом в СССР, получившим после Войны миллионную прибыль. Через 10 лет имя председателя колхоза стало известно всей Белоруссии, а затем и СССР.


В 1958 г. Кириллу Прокофьевичу Орловскому присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. За боевые и трудовые заслуги награждён 5 орденами Ленина, орденом Красного Знамени, многими медалями. Избирался депутатом Верховного Совета СССР третьего-седьмого созывов.


В 1956-61 гг. Орловский был кандидатом в члены ЦК КПСС. Кстати, именно Кирилл Орловский — прототип Председателя в одноимённом фильме. О нём написано несколько книг: «Мятежное сердце» «Повесть о Кирилле Орловском» и другие.


А начинал колхоз с того, что почти все крестьяне жили в землянках. Очевидцы описывают так: «Закрома во дворах колхозников ломились от добра. Отстроил деревню, вымостил дорогу до райцентра и деревенскую улицу, построил клуб, школу-десятилетку. Не хватило денег – снял с книжки все свои сбережения – 200 тысяч – и вложил в школу. Платил стипендии студентам, готовя резерв кадров».


Это заявление с грифом «Совершенно Секретно» (таков был статус заявителя), написаное всего через три дня после того, как был освобождён Минск и не предназначенное для того, чтобы быть когда-либо опубликовано, рассказывает о написавшем его человеке, стране и эпохе больше, чем целые тома книг. Оно очень много говорит и о нашем времени, хотя для этого совсем не было предназначено.


Когда думаешь о том, почему наша страна добилась таких успехов и таких взлетов, глядя на подобных Людей с большой буквы, все понимаешь. Именно такие люди строили страну. Именно на таких людей опирался Сталин при строительстве страны. Именно таким он давал все возможности себя проявить. Результат видел весь мир — Победа, Космос, атом и многое другое.


Образ Орловского резко контрастирует с образом лагерного вертухая или особиста, столь любимым современным российским кинематографом. А ведь Орловский был «ликвидатором», работал в НКВД, в том числе и в системе ГУЛАГа. То есть, по мысли нынешних трендов, был палачом собственного народа, уничтожавшего «цвет нации», «всех лучших людей». Наверное, согласно этим трендам, страну строили и защищали исключительно забитые рабы под дулом заградительных чекистских револьверов. Наверное, именно поэтому с ней не смогли справиться объединённые силы континентальной Европы под руководством Адольфа Гитлера.


Наверное, тогда все, как один, были «безынициативными серыми рабами» во времена «административно-командной экономики», где чуть ли не каждый гвоздь был строго регламентирован из центра. Об этом нам последние двадцать лет очень популярно объясняют чуть ли не каждый день по телевизору. Только остаётся непонятным, как это колхоз строился по плану, составленному председателем, как специально под его заказ обучались специалисты — агрономы, зоотехники и прочее?


Однако, всё становится сразу становится понятным, какого типа люди брали на себя ответственность, причём не по приказу, а сами, лично — и поднимали страну из руин в невиданные сроки. Заметим – без какой-либо «невидимой руки рынка», «стремления к прибыли» и «эффективного частнособственнического хозяйствования». Не зря именами сталинских управленцев называли города, улицы и заводы.


Правда, при «неэффективном и неконкурентоспособном» государстве сил и средств хватало и на сильнейшую в мире армию, способную противостоять объединённым силам «золотого миллиарда», и на всеобщее лучшее в мире образование, и на бесплатное всеобщее здравоохранение, и на блестящую науку, и на космос, на детские сады и на пионерлагеря, и на бесплатный спорт для всех желающих.


Нынче ничего этого нет, вокруг только «эффективные собственники», чаяния народа по свободам и правам удовлетворено на 100 лет вперед, и Адам Смит может спать спокойно. А страна в реальности сброшена гигантским социальным балластом. Разрушено и продано всё, что только можно, но почему-то денег нет ни на что. Любопытно, что построенное тогда, во времена сталинских титанов, сейчас под руководством «эффективных менеджеров» и «эффективных собственников» мы не можем не то, что повторить — даже отремонтировать.


Ни один «эффективный собственник» сегодня не может написать: «материально я живу очень хорошо. Морально — плохо» и при этом посетовать на то, что ему плохо от того, что он не может отдавать, а не загребать то, что ему не принадлежит. «Эффективные» даже не поймут его – как это так, имея на руках большие деньги, отдать их на школу, вместо того, что можно использовать их «эффективно», читай — в свое удовольствие?


Итак, человек, инвалид первой группы — без обеих рук, который почти не может самостоятельно себя обслуживать, почти глухой, Герой Советского Союза, который по всем мыслимым законам и понятиям получил право на безбедный пожизненный отдых, считает, что он не может так жить, потому что в состоянии работать для людей ещё. Но не сидеть в «теплом месте», преподавать, например, где-нибудь в школе МГБ СССР, а опять решиться на невозможное, на рывок, вектор которого находится за пределом даже здоровых человеческих сил. А в итоге — построить лучший в СССР колхоз из сожжённой до основания деревни, населённой по большей части вдовами, стариками, инвалидами и подростками. Орловские отдавали все свои сбережения, чтобы построить сожжённую врагом школу, а у нынешних «хозяев жизни» на руке часы, за стоимость которой можно построить несколько сельских школ, в то время как в стране многие сельские школы доведены до такого состояния, что они рушатся, хороня под собой учеников.


Итак, все эти герои той Войны – явно не герои нашего времени, когда героями поколения являются гламурные подонки – детишки «хозяев трубы», способные за пару часов в ночном клубе оставить там несколько десятков или даже сотен тысяч долларов просто так, играючи. А генеральной тенденцией времени является желание во всем походить на них. Но их царство не бесконечно. Потому что дом, созижденный на песке, не устоит, как говорит нам Священное Писание. И рано или поздно нашу страну придется отстраивать всю заново и отдавать за нее душу. А для этого как раз потребуются новые Каманины, Павличенко, Ольшанские и Орловские. И о них придется когда-нибудь вспомнить.


Вечная память Героям!

Источник: http://russianews.ru/rest/31932/