В сюжете нового фильма Никиты Михалкова угадывается история липецкой семьи

В прошлом году в Липецке во время кинофестиваля «Золотой Витязь» Никита Михалков заявил, что у героя «Утомленных солнцем» не было реального прототипа. Однако, в главном герое и сюжете фильма угадывается история, происшедшая в Липецке в 1937 году. Накануне премьеры картины «Утомленные солнцем. Предстояние» внук начальника Липецкой летной авиашколы комдива Котова Николай Котов, поделился c GOROD48 подозрениями, что и в этом фильме режиссер мог использовать историю его семьи.

- В «Утомленных солнцем» достаточно совпадений с судьбой моего деда, - рассказывает Николай Котов.- Фамилия - само собой. Или воинское звание киногероя, например. В РККА был всего один комдив с такой фамилией. Жену киношного Котова, которую сыграла Ингеборга Допкунайте, звали Маруся, мою бабушку, жену настоящего комдива, тоже звали Мария. У Котова-Михалкова в фильме есть дочь, и у моего деда была дочка. И наконец-то, главное совпадение - арест комдива НКВД и его последующий расстрел, как значится в титрах «Утомленных солнцем». Так и мой дед в 1937-м был арестован и в январе 1938-го расстрелян. Совпадения с историей моей семьи, судя по тому, что я читал о «Предстоянии», прослеживаются и в новом фильме Михалкова.

сын в ответе за отца
Сына комдива Котова Владимира постигла та же судьба, что и отца – его, вместе с матерью и сестрой арестовали как членов семьи врага народа. На момент ареста Котову-младшему было всего 15 лет. В 1942-м году Владимир Котов попадает из лагерей на фронт, в штрафную роту. Дрался с фашистами Владимир Котов отчаянно. Клеймо «врага» смыл кровью, и затем воевал в обычной части, в звании старшины. Правда, вскоре звания его лишили. Котов подрался с командиром, который назвал его «врагом народа»…

В 1944-м при сражении за Дуплинский перевал в Чехословакии старший сержант Владимир Котов получает тяжелое ранение в голову. Победу встречает в Праге. За мужество и отвагу сын комдива награжден многими орденами и медалями.

После Победы, Котов-младший пытается поступить в Московский университет. Но в вуз его не зачислили, припомнив судимость. Вскоре прошлое вновь напомнило о себе. В 1946-м Владимира Котова арестовали. Вместо десяти стандартных для членов семьи врага народа лет, ему дают 25, и отправляют строить железную дорогу Абакан – Тайшет На этой стройке Котов находился до смерти Сталина.

В 1953-м Котов-младший возвратился в Липецк, город, где его семью постигла трагедия. Вскоре сюда же возвращаются из ГУЛАГа его мать Мария Семеновна, и сестра Ирина. В 1958-м комдива Котова реабилитировали, сняли все обвинения и с его родных. В 1954-м Котовым дали небольшую квартиру на улице Ленина, и больше Липецк они не покидали. Владимир Котов всю оставшуюся жизнь работал на Новолипецком металлургическом заводе, в ККЦ-1. Умер Котов-младший в 1996-м.

настоящий комдив
- Когда папа посмотрел фильм «Утомленные солнцем», - вспоминает, перебирая в руках награды отца, сын Владимира Котова – Николай. – Он очень расстроился. Отец подметил много знакомых деталей. Например, действие фильма проходило на даче. У его отца была такая же, под Липецком. И так же, как в фильме, на ней собирались родственники, знакомые. Также веселились, устраивали розыгрыши. Дед, по рассказам папы, был точно такой же, как и герой Михалкова – шутник, хохмач. Поэтому папа и расстроился после просмотра «Утомленных». Не могу себе представить, что с ним было бы, посмотри он продолжение, где Михалков играет, по сути, его самого…

- Отец часто вспоминал деда, - продолжает Николай Котов. – Причем, когда посмотрел «Утомленных солнцем», отметил, что настоящий комдив Котов, ростом и в плечах был больше Михалкова. Например, дед брал в руки пулемет «Максим» как игрушку и очередью расписывался на заборе. Или, сажал на плечи моего 15-летнегог отца и переплывал наш Воронеж.

Интересная судьба была у деда. И не нужно было Михалкову ничего придумывать, бери и снимай по биографии. Возможно, о комдиве Котове и вспомнили бы, но Михалков своими фильмами перечеркнул эту фамилию. Кому теперь нужен другой Котов. Настоящий. А его судьба, не судьба а судьбища. Судите сами.

Родился Николай Яковлевич Котов в 1893 году на Украине, в семье дворянина-помещика. Его семья считалась зажиточной, имела 40 десятин земли, два магазина и свечное производство. Из детей, кроме Николая, у помещика Якова Котова, было еще трое сыновей – Михаил, Лев и Григорий и дочь Елизавета.

По окончании гимназии, Николай Котов поступил в Новороссийский университет, но отучившись всего два курса учебу бросил и поступил в Одесское военное училище, которое окончил аккурат к началу Первой мировой войны. Во время Первой мировой Николай Котов дослужился до звания подполковника. Февральская революция застала Котова в окопах. К тому моменту он уже не был чужд революционных идей. После Февральской революции Котова избрали председателем дивизионного и корпусного комитетов, а также членом ревкома Особой армии. С 1917 года штаб-офицер полка Котов состоял в партии эсеров.

После заключения Брест-Литовского мира и выхода РСФСР из войны, Николай Котов вновь оказался на Украине. Во время правления в Украине гетмана Скоропадского Котов партизанил, был захвачен в плен и отсидел несколько месяцев в тюрьме.

В 1918 году он вступил в Красную армию и участвовал в гражданской войне на Южном фронте. Занимал должности председателя ревкома Павлоградского уезда Екатеринославской губернии, губернского военного комиссара в Харькове, командира 121-й бригады 41-й стрелковой дивизии. В должности комбрига исполнял обязанности начальника обороны побережья Черного моря и Днепра, начальника гарнизона Одессы.

- Кстати, дед участвовал в подавлении Антоновского восстания на Тамбовщине, - говорит Николай Котов. - Это еще одно совпадение. Как раз в новой картине Михалкова, говорится об этом. Однако, дед не рубал шашкой священников, как в «Предстоянии». Это точно…

В 1920 году Котов распрощался с эсеровщиной и вступил в ВКП(б). После Гражданской войны Котов на командной работе в пехоте и авиации, в военно-учебных заведениях РККА. Командовал полками, дивизиями, бригадами. Окончил Высшие академические курсы при Военной академии РККА. Служил помощником начальника Штаба РККА, помощником начальника Управления боевой подготовки и инспектора пехоты РККА. С сентября 1926 года - адъюнкт Военной академии имени М.В.Фрунзе. С 1929 года - помощник начальника этой академии и начальник штаба академии. С 1933-го по 1937-й комдив Котов – начальник Липецкой летно-тактической школы.

Блистательная карьера комдива Котова окончилась в августе 1937-го. Верхушка Красной армии усиленно очищалась от «троцкистов» и прочих «участников военно-фашистских и повстанческо-террористических заговоров». Борьба маршалов Тухачевского и Ворошилова за влияние на товарища Сталина, закончилась не в пользу первого. С весны 1937-го в стране Советов начались репрессии в отношении комсостава РККА.

«Сталин должен уйти!»
- Дед был закадычным другом Тухачевского, - рассказывает Николай Котов. – И за перемены в армии он выступал яростно. В Липецком государственном архиве хранится его следственное дело. Там много интересного. Например, протоколы допросов. Следователь показывает свою подкованность во многих вопросах, и, порой, допрос превращается в острую политическую полемику. Например, дед прямо говорит, что репрессии против комсостава РККА приведут к катастрофическим последствиям, и что многие военные недовольны арестами. Также Николай Яковлевич подробно рассказывает следователю о состоянии дел в Липецкой авиашколе. О том как, чтобы поднять в воздух один самолет приходится разбирать на запчасти несколько других.

В деле четко описаны обвинения, основанные на доносах. Николаю Котову припомнили слова о никчемности общеармейского руководства и в частности Ворошилова. И слова о том, что «…Ворошилов является тенью Сталина, политика которого разоружает Россию». Ну и как приговор звучат слова деда: «Мы должны заставить Сталина уйти». Мог ли рассчитывать дед, что после таких обвинений его помилуют?

арест и расстрел
- Арестовывали моего деда обманом, - рассказывает Николай Котов. - Сначала его выманили из Липецка, вызвав в Москву, для, якобы, присвоения звания комбрига и назначения на высокий командный пост в Ленинградском военном округе. Но оказался он в воронежской тюрьме.

Котова обвинили в шпионаже в пользу Германии, участии в военно-фашистком заговоре с целью свержения социалистического строя и реставрации капитализма в СССР, подрывной и вредительской деятельности в РККА. Усугубляло дело дворянское происхождение Котова. И то, что два его брата – Михаил и Лев в свое время служили у Деникина, вместе с остатками его армии бежали после гражданской войны во Францию и жили в Париже.

К тому же комдив Котов во времена советско-германского военного сотрудничества бывал в Германии, общался с офицерами Шпальке и Хохмейстером и даже отобедал с ними (как сообщали стукачи) в ресторане «Бонбаньер» в Берлине. Некоему же полковнику Листу Котов передал письмо от начальника академии им. Фрунзе Роберта Эйдемана (позже расстрелянного), вероятнее всего содержащее шпионские сведения, как посчитали в НКВД. В ходе следствия выяснилась и его «вредительская деятельность на посту начальника липецкой авиашколы», «ведение контрреволюционной пропаганды среди слушателей ВЛТШ» и многое-многое другое.

10 января 1938-го, комдива Котова после однодневного суда расстреляли в тюрьме Воронежа. Наша семья узнала об этом лишь двадцать лет спустя.

мог ли Михалков знать о судьбе комдива?
- В принципе мог, - уверен внук комдива Николай Котов. - Иначе чем объяснить такое количество совпадений? А рассказать о судьбе моих деда и отца ему мог один человек.

У деда был еще один брат – Георгий, который жил в Ленинграде. Ему каким-то чудом удалось избежать ГУЛАГа. Так вот у Георгия Яковлевича был приемный сын, которого они с супругой усыновили забрав из детдома – Владимир. Он далеко пошел по военной лестнице. А в самом начале карьеры, он совершил подлость – отказался от своих усыновителей, так как отчим был родным братом «врага народа», то бишь, моего деда. Владимир командовал подводной лодкой, дослужился до высоких чинов, вращался в самых высоких кругах. В 60-х годах он раскаялся, прислал моему отцу покаянное письмо, но отец послал его к чёрту. Я думаю, что Владимир мог рассказать историю моей семьи или самому Михалкову, или его отцу, а может Рустаму Ибрагимбекову, который был соавтором сценария первой части «Утомленных солнцем». Ну а признаться в этом не в правилах Никиты Михалкова, у которого на первом месте его собственное «Я».

Мы пока не знаем, что там он снял в «Предстоянии». Но судя по обсуждению отрывков сценария, трейлеров и тиззеров в Интернете – глупость несусветную, хотя и в красивой обертке. Своим же долгом я считаю донести до народа правду о настоящем комдиве Котове, судьба которого была куда захватывающей и интересней чем фантастика Никиты Михалкова.

В заключении, корреспондент GOROD48 спросил у внука комдива Котова – не собирается ли он на премьеру «Утомленных солнцем – 2».

- Да, я пойду, - сказал Николай Котов. – Не хотел, но супруга настаивает и уже взяла билеты. Когда посмотрю, обязательно поделюсь с вами впечатлениями.

Источник: http://gorod48.ru/associations/news-31641.html
Дата: 11.04.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ