Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Тайны минского двора

11.04.2010

Во дворе минской «сталинки» по улице Ленина триста лет назад происходили мистические события...


Поселившись в особняке магната Сапеги, Петр I и не догадывался, что отсюда — корни его любовницы, затем жены, соправительницы, а впоследствии единовластной императрицы... Во дворе минской «сталинки» по улице Ленина триста лет назад происходили мистические события. Подробности их до сих пор покрыты мраком: возможно, потому что были засекречены еще в начале XVIII столетия.


Плененная высшим обществом


Историки давно предполагали, что в жилах потомков Петра Великого течет белорусская кровь. Это значит, что правившая до Октябрьской революции в России династия Романовых — не чужая, наша. Но говорить открыто об этом никто никогда не решался.


Между тем доподлинно известно следующее. 326 лет назад, 15 апреля 1684 года, на границе нынешних Латвии, Эстонии и России родилась девушка, имя и фамилия которой не походили ни на латышские, ни на эстонские, ни на русские. Звали ее Марта Самуиловна Скавронская. Детство Марты туманно. Четкие факты биографии фиксируются с 1702 года, когда армия российского фельдмаршала Шереметева ворвалась в шведскую крепость Мариенбург, нынешний латвийский город Алуксне. Русские захватили поселение, взяв «в полон мужеска и женска пола и робят несколько тысяч». Уцелели немногие жители, среди них сохранил свободу и протестантский пастор Глюк. Он явился к Шереметеву с прошением об освобождении остальных мариенбуржцев. Но фельдмаршалу было уже не до того, как только он заприметил рядом с пастором его служанку Марту. И в «довесок» к пленным прихватил и ее. В любовницы...


Девице крупно повезло: она не была ни зарезана, ни изнасилована в горящем Мариенбурге обезумевшими солдатами, да еще попала в круг выдающихся личностей своего времени... Когда Меншиков «забирал» Марту к себе, он якобы сказал такие слова: «Сделаю все посильное, дабы стать ей другом. Слишком уважаю ее, чтобы не дать ей возможность получить свою долю чести и хорошей судьбы».


Осенью 1703 года во время одного из своих визитов к лучшему другу Александру Меншикову на Марту обратил внимание сам Петр, самодержец всероссийский. И повелел ей отнести в свою комнату свечу. Было понятно, что это не просто просьба... Девушка провела с Петром ночь, а на прощание он оставил ей монету один дукат — «сунул по–военному в руку при расставании»... В 1704 году новая любовница государя родила ему двух сыновей.


Мазепа — друг, иезуиты — братья


Тем временем в Восточной Европе шла Северная война. В нее были втянуты не только Россия и Швеция, но и нынешняя Беларусь. Не случайно Петр в 1706 году оказался в Минске, где пробыл с 15 февраля по 13 марта. В ту пору город был воеводским (областным) центром Речи Посполитой. Руководитель этой страны, король Август II Сильный, дружил с русским царем и не жаловал Карла XII. Как говорится, враг моего врага — мой друг (Август, к слову, возглавлял также Саксонию, в столице которой, городе Дрездене, основал художественную галерею мирового уровня).


Петр вступил в Минск как глава дружественного государства. Впрочем, пришел он не один, а с большим войском. Поселился на улице Юрьевской. А своей резиденцией объявил дом магнатов Сапег, воевавших на стороне шведского короля и покинувших Минск накануне визита российского монарха.


Царь вел себя в гостях вежливо. Первыми, с кем подружился, стали... иезуиты. Самодержец с удовольствием обедал в резиденции Общества Иисуса, а ксендзы не могли нарадоваться, что православный кесарь не велит их сечь розгами и даже пищу принимает из иноверческой кухни.


Компанию русскому правителю составлял Мазепа. Украинский гетман также посещал иезуитскую столовую, а порой и проповеди в кафедральном костеле. В том самом костеле, силуэт которого до сих пор украшает площадь Свободы. А дом, где обедали Петр и Мазепа, ныне занимает музыкальный лицей, сразу слева от костела...


Сопровождал царя в Минске еще и Борис Петрович Шереметев — первый русский граф, тот самый, что приметил в Мариенбурге Марту Скавронскую. Шереметев также сдружился с иезуитами и в знак почтения подарил им богатую золоченую дароносицу, стоившую самое малое сто империалов.


Но вскоре к Минску подступили шведы. Уходя, царь приказал поджечь дворец Сапеги. Здание, однако, уцелело. А минчане прозвали его домом Петра Великого.


Родословная жаворонка


Казимир Ян Сапега вернулся в Минск. Но мог ли он помнить, как в 1670 – 1680-е годы держал в услужении некоего Самуила Скавронского? Тот был предан магнату, пока не сбежал в шведскую провинцию Лифляндию, где поселился в имении недалеко от Мариенбурга.


У Самуила была дочь Марта. Кто мать — ныне неизвестно... Когда родители Марты умерли от чумы, сирота попала в другую семью. А что было потом — мы знаем.


Петр между тем звал свою любимую не Мартой, а Катериной, и не Скавронской, а Веселовской. Дело в том, что, прежде чем попасть в дом Глюка, Марта до 12 лет жила у своей тети — Анны Марии Веселовской. В той семье ей дали и новое имя... О Скавронских императрица позже вспомнит в своем завещании, где назовет их «ближними сродственниками ея собственной фамилии».


«Сковронек» по–польски — жаворонок. Это давало основание считать предков Екатерины I поляками. Однако польские фамилии среди белорусских дворян и мещан в XVII — XVIII веках были такими же обычными, как фамилии на русский лад в ХХ веке. Впрочем, в белорусском просторечии известно слово «скаўронак», а в русских говорах — «сковоронок», которое родственно «скворцу» и «ворону».


В 1707 или 1708 году Марта крестилась в православие. Поскольку ее крестным отцом стал царевич Алексей Петрович, девушка получила новое отчество — Алексеевна. Тогда же в царской канцелярии ей приписали третью по счету фамилию — Михайлова. Как известно, Петр I именовал себя Михайловым, когда инкогнито выезжал за границу...


Кровь и корона империи


В 1712 Петр и Екатерина обвенчались. В 1724 году царь спустя много лет гражданского брака короновал жену императрицей — первой в России! В честь Екатерины был учрежден орден Святой Екатерины и назван город Екатеринбург на Урале.


В 1725 году вдова Петра взошла на престол Российской империи как единоличная правительница, но руководила страной всего два года. В эти времена Екатерина–Марта искала в Минском воеводстве среди крепостных крестьян, принадлежавших Сапегам, своих родственников.


Императрица родила от Петра одиннадцать детей, но почти все они умерли в детстве, кроме дочерей Анны и Елизаветы. Прямые потомки Анны правили Россией с 1762 по 1917 год...


Увы, родословная Марты Скавронской до сих пор не уточнена. Каждый факт оспаривается и дискутируется учеными. Неудивительно: ведь Екатерину I считали человеком «чужой крови», иностранкой на русском троне. Что не очень патриотично. Осталось найти подлинные документы, связывающие царицу с Минском и домом Сапегов...


Комментарий


Татьяна Воронова, заведующая отделом научного использования документов и информации Национального архива Республики Беларусь:


— В НАРБ хранится документ, подтверждающий существование в Минске «так званага дома Пятра Вялiкага» — под таким наименованием здание по улице Коммунистической (до революции Юрьевской) в 1926 году было включено Советом Народных Комиссаров БССР, а в 1927 году утверждено Минским окружным исполкомом в списке «помнiкаў старажытнасьцi, якiя абвешчаны дзяржаўнай маёмасьцю». Это фактически аналог нынешнего Государственного списка историко–культурных ценностей. Дом Петра Великого числился за Минским городским отделом коммунального хозяйства, которому надлежало получить охранную грамоту на здание от правительства — Совета Народных Комиссаров БССР. Об особой ценности дома Петра говорит то, что, кроме него, в список памятников старины вошли всего десять зданий. К таковым были причислены (цитирую по оригиналу документа): «Дом 1–га Зьезду РСДРП, Кацярынiнская царква (теперь Свято–Петро–Павловский собор на Немиге), Марыiнскi Кафэдральны Касьцёл, б[ылы] Домiнiканскi касьцёл, Дом Гарадзкога Суда на Замчышчы ля Сьвiслачы, б[ылая] царква мужч[ынскага] Кляштару (судя по адресу, «вул. Бакунiна», это нынешний Свято–Духов кафедральный собор), будынак Архiву (бывший костел Святого Иосифа, ныне архив литературы и искусства и научно–технической документации), дом iезуiцкае школы i iезуiтаў, Замкавая гара на Нямiзе». Не все из них сохранились, некоторые были разрушены в 1941 — 1944 годах или при реконструкции центра города в 50 — 60–е. Улица Коммунистическая до 1945 года проходила параллельно нынешним Интернациональной и проспекту Независимости от улицы Ленина до Янки Купалы. Из–за серьезных разрушений периода немецкой оккупации в 1945 году ее решили окончательно снести, а название перенесли. Лишь два здания дореволюционной постройки от бывшей Юрьевской уцелели до сегодняшнего дня — они «прячутся» во дворе Белгосмузея истории Великой Отечественной войны под общим адресом проспект Независимости, 27а.

Источник: http://www.sb.by/post/99009/