Три брата из Москвы, Риги и Бийска стали единой командой следопытов, чтобы разыскать своего героического деда-фронтовика

Три брата из Москвы, Риги и Бийска стали единой командой следопытов, чтобы разыскать своего героического деда-фронтовика, - подробности сообщает корреспондент газеты "Бийский рабочий" Наталия Дмитриева. Она пишет:

НАЧАЛО ПОИСКА

Редко встретишь в России семью, где бы не наследила разлучница-война, так и в семье Сабитовых весной 1945 года не вернулся с фронта глава семьи дед Игорь Иллиодорович Карпитский, пропавший без вести где-то на подступах к Кенигсбергу-Калининграду. Остались в семейных архивах последние его открытки с фронта, старые фотографии да похоронка, где было указано место призыва и место гибели Игоря Карпитского: 14 апреля 1945 года, деревня Аржау под Кенигсбергом.

– Все послевоенные годы наша семья хотела отыскать место его захоронения, – рассказывает Александр Сабитов. – Мы с братьями хотели выяснить обстоятельства его гибели, и нам это удалось.

Первую попытку предпринял брат Борис, который живет в Риге: он объехал места тех апрельских боев, но, к сожалению, его поиск успехом не увенчался. Ведь дед был призван на фронт Щербаковским райвоенкоматом города Москвы.

Перед братьями стояла очень непростая задача: на момент призыва, в 1942 году, в Москве было всего десять райвоенкоматов, а на сегодняшний день они разрослись до сотни. Пришлось потратить весь день на обход-обзор, чтобы найти след призывных документов деда-фронтовика. И в Тверском РВК их ждала удача в лице дежурного полковника, который, как оказалось, работал над кандидатской диссертацией, посвященной поисковой работе в России. Он-то и отправил брата Аркадия в Останкинский военкомат, где выяснилось, что бои под Кенигсбергом вел 927-й

Краснознаменный Краснохолмский ордена Александра Невского стрелковый полк 251-й Витебской стрелковой дивизии.

СПРАВКА

Боевой путь 251-й стрелковой Витебской Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии начинается в первый месяц Великой Отечественной войны, дивизия формируется в период с 30 июня по 17 июля 1941 г. в военных лагерях ст. Щуково Коломенского района Московского военного округа из числа военнообязанных запаса и военнослужащих войск НКВД. Уже 18 июля 251-я стрелковая дивизия в составе 30-й армии Западного фронта прибыла в районный центр Батурино с приказом остановить продвижение ударных войск противника на реке Осотня. Боевое крещение бойцы дивизии приняли 24 июля, вступив в схватку с 20-й танковой дивизией врага. Не имеющий боевого опыта личный состав дивизии без поддержки артиллерии сумел контратаковать фашистские танки и даже обратить их в бегство. Начальник Генерального штаба сухопутных войск Вермахта генерал Гальдер записал в своем дневнике 3 июля: «Кампания в России будет выиграна в течение 14 дней». Он просчитался…

ОТКУДА В КАЛИНИНГРАДСКОй ОБЛАСТИ СЕЛО БИЙСКОЕ?

Казалось бы, ценная информация получена, можно братьям собираться в дорогу – разыскивать братскую могилу, где захоронен Игорь Карпитский. Но все оказалось не так-то просто: братья решили изучить старые немецкие карты, чтобы сравнить их с современными и заодно мысленно пройти весь тот героический путь, по которому шли бойцы 251-й стрелковой дивизии. Но не было на старых немецких картах населенного пункта под названием деревня Аржау! Были созвучные – Арнау и Ариссау.

– Задача осложнялась еще тем, что современные названия населенных пунктов никак не вязались с немецкими! – вспоминает нюансы поисковой работы мой собеседник. – К тому же сопоставление населенных пунктов Восточной Пруссии и Калининградской области заняло очень много времени. Кстати, в процессе изучения карт мы нашли село Бийское! А может быть, это название исходит из того, что именно наши земляки оставили там свой героический след? Может быть, среди ветеранов нашего города есть те, кто служил рядом с нашим дедом?

Поисковая работа разворачивалась с каждым днем. Сличив виды на открытках, которые присылал дед своей жене в апреле 1945-го, братья пришли к выводу: полк обходил с боями Кенигсберг с юга и прорывался к Балтийскому морю с юго-западной стороны современной Польши.

– В справке о захоронениях Калининградского областного военкомата упоминаний о нашем деде не было, – разматывает нить повествований Александр Сабитов. – Однако мы выяснили, что его однополчане, которые отдали свои жизни за три недели до Победы, покоятся в братских могилах районных центров Романово и Русское. Так где же истина: Ариссау или Арнау? Романово или Русское?

На одном из форумов братья списались с калининградским следопытом и отправили ему сканы похоронки и дедовские открытки. И следопыт авторитетно заверил братьев, что дед захоронен все-таки в местечке Ариссау-Романово – именно этот хутор находился на пути 251-й стрелковой дивизии. Видимо, писарь ошибся, указав в похоронке несуществующую деревню Аржау.

Но это оказались еще не все сюрпризы: Игоря Карпитского не было в Книгах Памяти Москвы и Калининграда! Была только запись в объединенной интернет-базе, что некий Карпитский погиб в 43-м году. Казалось, поиски зашли в тупик…

– Тогда мы просто начали искать в списке захоронений всех Игорей и нашли Игоря Илларионовича Корнецкого, который так же, как и наш дед, погиб 14 апреля 1945 года, – продолжает собеседник. – У нас больше не было сомнений – это наш дед! Фронтовой писарь ошибся дважды.

ОБИДЫ НЕТ

После долгих и действительно многотрудных поисков было точно определено место захоронения Игоря Карпитского – поселок Романово Калининградской области. Три брата-поисковика встретились в Москве и, взяв билеты, отправились в бывшую Восточную Пруссию.

Они успели вовремя: в поселке полным ходом шла подготовка к празднику Победы – были составлены новые списки для изготовления мемориальных плит, и среди них значился Карнецкий И. И. вместо Карпитского И. И. Братья представили в сельскую администрацию все необходимые документы, которые подтверждали: фронтовой писарь ошибся, и здесь было предано земле тело солдата Игоря Карпитского.

– Нам разрешили в порядке исключения временно написать краской фамилию нашего деда на мемориальной плите, – волнуется Александр. – И никогда я не испытывал такого душевного волнения!

А потом братья навестили в поселке фронтовичку Марию Сысоеву, которая раскрыла еще один секрет: истинное захоронение находится вовсе не там, где воздвигли мемориальный комплекс, а в заросшем бурьяном огороде.

– Местные жители рассказали нам, что на месте этой братской могилы стоял обелиск, который в 50-х годах демонтировали, – вздыхает мой собеседник. – И надо сказать, что эта информация правдива, потому что в те годы братские захоронения переносили в центры деревень и сел. По словам женщины, останки воинов должны были перезахоронить на месте нынешнего мемориала, но тяжелую бетонную плиту техника поднять не смогла. В итоге братская могила была заброшена и заросла бурьяном…

Вот так три ошибки фронтовых писарей – в фамилии, отчестве и месте гибели на 64 года отодвинули тот волнующий момент, когда семья Сабитовых смогла приехать и поклониться праху деда.

– Но у нас нет и тени обиды, – горячо говорит бийчанин. – Потому что писари, как и все остальные бойцы, приближали День Победы.

Источник: http://www.amic.ru/news/123262/
Дата: 08.04.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ