Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

У каждого из них, фронтовиков, была своя война

02.04.2010

Не зная своей истории, очень трудно строить будущее!

В Москву, за новым направлением
…В июле 1944 года я, молодой командир батареи 131-го артиллерийского полка 7-й армии, принимал участие в наступательной операции Карельского фронта на Свирском направлении, где наши войска вышли к финской границе в районе города Сартовалла (на северном берегу Ладожского озера). Финны прекратили сопротивление и начали переговоры о капитуляции.
В это время я получил приказ сдать батарею моему товарищу по училищу старшему лейтенанту Бабанову и прибыть в отдел кадров армии для отправки в Москву. Чтобы старшего лейтенанта вызывали в отдел кадров армии – такого не помню, а тем более для отправки в Москву! Товарищи шутили: «Едешь за генеральской должностью!» Только прибыв в Управление кадров артиллерии Красной армии, которое располагалось рядом с Артиллерийской академией в Китайгородском проезде, я узнал, что с группой офицеров я направляюсь в командировку в Рязань в Центр подготовки офицерских кадров для формирующейся Первой польской армии! Небольшая историческая справка: В 1942 году в Советском Союзе был создан Союз польских патриотов, который возглавила писательница Ванда Василевская. В него вошли известные общественные деятели – поляки, граждане Советского Союза, в основном из районов Западной Украины и Западной Белоруссии. Задачей Союза было формирование Польского правительства в освобожденных районах Польши и воинских частей, которые должны были с советскими войсками освобождать Польшу от фашистских захватчиков и в перспективе создать демократическую Польскую республику. Все материальное обеспечение и вооружение СССР взял на себя. Кроме того, были командированы тысячи военных специалистов для укрепления военных кадров польских частей.
Вначале была сформирована 1-я польская дивизия им. Тадеуша Костюшко, для которой боевым крещением был бой под белорусским местечком Ленино 12 октября 1943 года. Этот день стал национальным польским праздником как День Войска польского.
За мужество, проявленное в этом своем первом бою, Героями Советского Союза стали косцюшковцы-поляки капитан Владислав Высоцкий и автоматчица Анеля Кшивонь.
Впоследствии было принято решение о создании 1-й польской армии. Еще в Москве я понял, что «основанием» для отправки меня в польскую армию была моя фамилия. Языка я не знал и когда прибыл в учебный центр: думал, как же я буду докладывать солидному майору в польской форме (знаки различия я уже знал) на русском языке? В этот момент зазвонил телефон, и майор, остановив меня движением руки, четко представился в трубку: «Дежурный по учебному центру майор Павловский!» Тут я успокоился.

Польский мундир – не помеха
Учебный центр был развернут на базе двух военных училищ. В артиллерийском училище были организованы офицерские курсы офицеров-артиллеристов, где изучали польский язык, уставы польской армии, новые образцы вооружения и артиллерийских приборов. Пехотное училище было преобразовано в общевойсковое польское пехотное училище, где готовили младших офицеров из числа сержантов и солдат, уже участвовавших в боевых действиях, а также из числа польских граждан, перемещенных из районов Западной Украины, Западной Белоруссии в 1939 году в Казахстан и Западную Сибирь.
Теперь несколько слов не по теме. Хочется поделиться впечатлениями и переживаниями молодого человека, фронтовика, просидевшего более двух лет в землянке и дзотах на берегу Ладожского озера. Впереди или водный простор, или безбрежная белая гладь; сзади – дремучий лес и болота. На берегу – несколько рыбацких деревень, в которых проживали только рыболовецкие бессемейные бригады. И вот этот молодой человек, то бишь я, в Москве хоть и военного времени, но уже оправившейся от ужасной зимы 1941–1942 гг. – с действующим метро, наземным транспортом, магазинами, кинотеатрами! Два дня я бродил по знакомым московским улицам, восторженно смотрел на знакомые бульвары и здания, на идущую навстречу мне публику. Я всем улыбался, меня распирала радость! Документы мои были в порядке, так что патруль, проверяя их, отдавал честь, и я шел дальше.
В Рязани мы тоже быстро освоились с мирной тыловой обстановкой. Польский мундир не мешал знакомству с девушками. Наоборот, мы иногда хитрили, притворяясь, будто не очень понимаем по-русски, что вносило в «амурные» отношения определенную интригу. Мы были тогда на казарменном положении, но иногда нам давали увольнительные до утра….

Из освобожденной Варшавы – на Берлин
Пролетели четыре месяца, и вот мы уже в действующей армии. По прибытии на фронт я узнал, что мой отец, генерал-майор Б. И. Полторжицкий, командир 146-й стрелковой дивизии, которая в составе Воронежского фронта принимала участие в Курской битве и отличилась в боях за город Ахтырка (Военно-исторический журнал за 1981 г., стр. 38–43), так же откомандирован в Войско польское на должность заместителя командующего 1-й польской армией.
В то время линия фронта проходила по территории Прибалтики, Польши, Чехословакии, Румынии. Готовилась крупная Варшавско-Сандомирская операция, обеспечившая выход Красной Армии к Берлину – на реки Одер и Нейсу.
Я был направлен в армейский артиллерийский полк 2-й польской армии, которая только формировалась в районе города Люблин, а вот 1-я польская дивизия им. Костюшко принимала самое активное участие в боях за освобождение Варшавы. Кстати, начальником штаба этой дивизии был генерал С. А. Стеца (в то время полковник), отец моей будущей жены. Советское командование предоставило право частям 1-й польской дивизии первыми пройти по улицам освобожденной столицы, и их восторженно приветствовали жители города.
2-я польская армия участвовала в Берлинской операции в составе 1-го Украинского фронта и совместно с 47-й армией в тяжелых оборонительных боях остановила Балатонскую группировку немцев, которая пыталась прорваться на помощь осажденному Берлину.

Помню всех поименно…
После окончания войны я, как и многие советские офицеры, продолжил службу в польской армии: был преподавателем военного училища в Кракове, офицером штаба артиллерии в Варшаве, а после окончания Высшей школы командовал дивизионом и полком.
…Сегодня многие наши граждане забыли, а большинство вообще не знает о том, что маршал Советского Союза, герой Великой Отечественной войны Константин Рокоссовский по приглашению руководства Польши был министром обороны Польской республики в период 1949–1956 гг. Герой Советского Союза генерал армии Станислав Поплавский во время войны командовал 1-й польской армией, потом был заместителем министра обороны. Генерал-полковник Кароль Сверчевский командовал 2-й польской армией, а в мирное время был заместителем министра обороны. И никто сейчас не помнит, что Кроль Сверчевский – это легендарный генерал Вальтер – командир Интернациональной бригады, воевавший с большим успехом на стороне республиканцев против генерала Франко во время Гражданской войны в Испании.
Погиб генерал Сверчевский в 1947 году, во время проведения совместной советско-польско-чехословацкой операции по ликвидации крупных сепаратистских польских и украинских банд в районе города Перемышль.
С большим уважением вспоминаю моих непосредственных начальников: генерал-полковника Болеслава Чернявского, командующего артиллерией Войска польского, и полковника Адольфа Криштофовича, начальника штаба артиллерии, и всех сослуживцев.
…Во время службы в польской армии я знал лично многих офицеров, которые впоследствии стали крупными военачальниками и даже политическими деятелями у себя на родине. Это полковник Ярузельский, впоследствии маршал Польши, президент Польской Республики; капитан Рапацевич, генерал – командующий войсками Военного округа; поручик Гупаловский, генерал – заместитель начальника Генерального штаба.
А несколько лет назад нам с женой удалось побывать в Польше, встретиться с моими товарищами по службе в Польской армии – полковниками Генрихом Дорре и Марьяном Гжегожевичем. С Генрихом и его женой Уршулей провели славный вечер в кругу его семьи, вспоминали нашу молодость с Марьяном и его женой Веславой, увидели их детей и внуков… Жизнь продолжается, но наше военное братство нерушимо, об этом хорошо сказал польский поэт военных лет Люциан Шенвальд:
В том наша гордость,
И честь, и сила,
Что кровь нашу дружбу
В боях оросила,
Что в воронке от бомбы,
В окопчике узком Один хлеб ели –
Поляк и русский!
У каждого из нас, фронтовиков, была своя война и своя победа. Мне выпала такая судьба, другим – иная…
Но хочу сказать: пока еще живы последние участники войны и ветераны военной службы, пусть они напишут о своей службе все как было.
Это будет самый правдивый и очень интересный исторический материал для создания учебников, на которых нужно воспитывать будущие поколения. Не зная своей истории, очень трудно строить будущее!
Иосиф Брониславович ПОЛТОРЖИЦКИЙ, полковник в отставке

Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=93889