Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Осетины на фронтах Великой Отечественной войны. Дмитрий Каджаев

12.03.2010

Дмитрий Каджаев 1924 г.р., ветеран Великой Отечественной войны:

На фронт я ушел добровольцем в августе 1941 года. Забрали нас в Тбилиси, а оттуда в Азербайджан - в г. Кировабад. Там мы прошли трехмесячные курсы полевого телефониста - связиста. После окончания курсов, в Кировабаде мы пробыли еще три месяца. Северокавказский военный округ на фронт в основном отправляли с Грузии. Нас обратно привезли в Грузию, пробыли там два месяца.
Затем нас отправили в Георгиевск, где началась наша фронтовая жизнь. С боями мы дошли до Ростовской области, а оттуда до Таганрога. Когда мы были в обороне, там был мой односельчанин Георгий Тедеев. И был еще со мной один отсюда – по фамилии Джиоев. Я от радости выскочил и сказал ему «Георгий, это ты?», - для меня эта была большая радость встретить на фронте своего земляка. Он потом был ранен, и лежал в госпитале, но вылечился и вернулся. В Таганроге мы пробыли до 1942 года.
В 1943 году Советская Армия начала идти в наступление, а немецкие войска начали отступать. Война продолжалась, но немец уже отступал.
Был такой эпизод, когда нарушалась связь, мы должны были ее восстановить от роты к батальону – потом – далее. Тогда-то я и был ранен в ногу. Но ранение было легкое - во время войны такие раны не в счет. Я сам себе оказал первую помощь, и связь мы все же восстановили. В другой раз снова снарядами оборвали связь. У нас был комбат Тихонов. Он погиб под бомбежкой, потом прислали Веселова. Я ему доложил, что связи нет. Во время войны связь имеет большое значение. Он меня звал «Голубчик» - в армии по именам не обращаются, а по позывным. Мы отправились вдвоем, по лесопосадкам ходили и проверяли кабель, когда проверяли, в одном месте обнаружили разрыв кабеля. Мы сразу же обрадовались, включили, но связи все-таки не было. Пришлось нам дальше идти, дошли вплоть до украинского фронта. В руке держав кабель так мы шли, там я получил осколочное ранение в руку. Для фронтового человека, если рана не смертельна, то это не так страшно. Я позвал своего друга и сами обработали мою рану. Но, несмотря, на это мы пошли дальше пока не восстановили связь. Как только мы восстановили связь я и мой товарищ оба закричали от радости: «Связь готова!». От ранения мне становилось хуже, и меня отвели в санчасть передовой линии и там мне перебинтовали руку. Это было в декабре 1943 года.
Когда немецкие войска отступали, то они сжигали за собой города и села. Как мой командир мне дал такое задание, он оставил на связи моего товарища в штабе, а меня отправил в сторону горящего села, чтобы узнать немцы отступают или нет. Я отправился, по пути зашел в одно село, а там никого не было, только в одном доме я встретил пожилую женщину. Перед ее домом стояла лошадь с повозкой. Я ее спросил: «Чья эта лошадь?» А она мне сказала, что «Немца, он ее здесь все время оставляет, а сам уходит куда-то в ту сторону и прячется». Я нашел его и взял в плен. Привел немца в штаб и сдал нашим. За это мне вручили орден Красной звезды.
Тяжелораненых мы на повозках забрали в город Сталина в госпиталь, а солдаты с легким ранением добирались пешком. В госпитале мы пробыли три дня. Потом нас посадили на поезд и отправили в тбилисский госпиталь. С Тбилиси я домой написал письмо и ко мне приехали моя мать и мой младший брат. Моя рана долго не заживала, меня больше не отпустили на фронт, а отправили после госпиталя обратно домой. На этом моя фронтовая жизнь закончилась. Но, конечно, я помню ту великую радость, когда мы узнали, что немец повержен – это ни с чем не сравнимо. И память об этом должна жить в веках!

Источник: http://cominf.org/node/1166482614