Мастера архивных дел

В районном архиве знают, чем «бумажка» отличается от «документа»
На этой неделе, ознаменованной, в первую очередь, празднованием Международного женского дня, отмечался и другой, менее заметный и более «частный» праздник – День архивов.
«Какая скука – архив! – скажут люди непосвященные. – Желтые бумаги, папки с завязками, унылые архивариусы…» И будут трижды неправы. Нет, папки с делами здесь действительно имеются, и в огромном количестве. Среди документов есть и пожелтевшие от времени листы, но ни о скуке, ни об унынии речь идти не может – очень уж работа у сотрудников архивного отдела ответственная и напряженная. О специфике и подводных камнях этой работы мы побеседовали с начальником архивного отдела серпуховского района Ириной Садчиковой.
— Я часто повторяю: до тех пор у людей не будет порядка в делах, пока они не начнут говорить вместо пренебрежительного «бумажка» уважительное «документ», – считает Ирина Эдуардовна. – А то у нас запросто могут на подлинной выписке из постановления написать что нибудь ручкой. Нет, надо к каждой выданной официальным органом бумаге относиться как к важному документу. И обязательно все документы очень внимательно читать, невзирая ни на какие авторитеты. Везде работают люди, везде есть человеческий фактор.
Что далеко за примером ходить: по документам мой муж женился на мне на два месяца раньше, чем я вышла за него замуж. В любых документах могут быть ошибки. А как им не быть? Печатаем справку – глазами то в документ, то в компьютер, в это время дверь открылась: «Я только спросить…», в коридоре гомон, ты отвлекся – и начал печатать со следующей строчки. Но это хорошо, если ошибка наша – мы ее исправим элементарно. А если ошибке несколько лет? Например, когда я беру трудовые книжки за 60 е годы по совхозу «Большевик» и вижу сиреневые чернила и знакомый мне почерк – я не могу без тоски смотреть на посетителя, которому нужно подтвердить стаж работы за этот период. Потому что уже знаю по опыту, что даты приказа не совпадают с тем, что написано в деле.— Как же быть?
— Листать дела: год вперед – год назад. Это ведь только кажется, что оформить справку – минутное дело. Сейчас у нас все специалисты великие, но когда начинали работать и на нас сыпалась масса запросов по личному составу, приходилось туго. Всем требовалось подтвердить заработную плату для пересчета пенсии. А для этого нужно проследить, какой была зарплата в течение последних 60 месяцев. То есть, необходимо взять, как минимум, 5 дел, в каждом найти по 12 листов ведомостей (и не факт, что все они там будут), а бывает, что по полмесяца зарплата платится, значит, уже 24 листа. Выходит, что одну лишь справку по личному составу можно делать 8 часов – весь рабочий день. Особенно это касается 60 70 х годов по «Большевику». Совхоз был очень большой, списки по отделениям, по бригадам огромные, да не по алфавиту… Но с опытом приходит какое то внутреннее чувство – даже дело открываешь автоматически на нужной странице. К личным связям тоже нередко прибегаем. Садимся, начинаем вспоминать: «Этот вон там работал, он знаком с другим, а тот, другой, может знать этого человека, а давайте ка ему позвоним!»… И вот так, по длинной цепочке, находим трудовую книжку, в которой – о чудо! – записан интересующий нас приказ… И сложно, и интересно, и азарт какой то просыпается. Я это называю «следствие ведут колобки»…
— Ирина Эдуардовна, неминуемо возник вопрос: а как вы попали в эту профессию?
— До того, как прийти на эту работу, я была ответственным секретарем комиссии по делам несовершеннолетних, поработала в отделе семьи, женщин и детей. Потом ушла в бизнес, быстренько вернулась, стала работать в Управлении образования инспектором по опеке, а потом пришла сюда. Дело в том, что после опеки я взмолилась, чтобы меня перевели на «бумажную работу». Все говорили: «Ты – и вдруг на бумажки?» А я уже не могла работать с людьми. Мне еще с год, наверное, снились суды, лишения родительских прав… На мое счастье, меня взяли на работу в Центр хранения документов по личному составу. Было начало 90 х, пошла тотальная ликвидация предприятий – они банкротились, разорялись, просто прекращали работать… На документы мало кто внимание обращал, но их надо было сохранить в целях защиты пенсионных прав людей, которые на этих предприятиях работали. Поэтому в районе создали центр хранения документов по личному составу. К ним относятся приказы о приеме, переводе, увольнении, финансовые документы, карточки формы Т2, где идет информация о самом сотруднике… Я занималась всем этим, а Людмила Олеговна Писарева, бессменный руководитель архива в течение 30 лет, заведовала документами постоянного хранения. Когда она ушла на пенсию, я заменила ее. Кажется, это было в 2005 году – я как раз защищалась…
— От кого?
— Я ведь еще кандидат юридических наук. Закончила второй вуз и за два года переделала диплом в диссертацию. Понимала, что возраст уже большой и юристом-практиком я не стану, но все таки я 20 лет проработала в исполкоме, тема муниципального права, по которой я защищалась, мне близка. И все равно два года у меня не было ни отпусков, ни выходных, ни праздников, ни встреч с друзьями. Я каждый день приходила с работы и в 10 вечера обязательно садилась за компьютер.
– Стало быть, работнику архива необходима сила воли. А что еще?
— Терпение необходимо. Все люди разные. Бывает, приходит человек, пишет заявление, а мы не находим документ: нет его в архиве. Начинаем извиняться, а он: «Ой, да что вы, спасибо, здоровья вам, сколько у вас народу то…». А бывает, приходят другие люди, ищем их документы втроем, вычисляем, кто кого знал, где можно посмотреть. Находим, радуемся, но там, предположим, есть какие то ошибки, которые надо исправить. И тут такого о себе наслушаешься!..
— Расскажите немного о своих коллегах. Их ведь всего три?
— Да, у нас в отделе четыре женщины. Все взаимозаменяемы, все знают работу. Со мной в кабинете работает Ирина Румянцева. Она занимается программным комплексом и организационными вопросами. Наталия Сивоконь и Анастасия Ашина – на приеме. Девчонки уникальные. В среднем мы выдаем 6000 справок за год, причем, считаются только те граждане, которые оставили заявление. А сколько еще тех, кто просто был на приеме, получил консультацию… Так вот, девчонки всех помнят: кто приходил, по какому вопросу….
— Насколько я знаю, в серпуховском районном архиве хранятся старинные документы…
— Ну, может быть, и не старинные, но достаточно старые. Самые ранние – это церковно-метрические книги. Они хранятся не здесь, а в отдельном корпусе на улице Советской. Старейшая датирована 1848 годом. Документы интереснейшие. Огромная книга, разлинованная, на каждого родившегося в этом приходе данные: когда родился, когда крестился, когда венчался… Где то почерк каллиграфический, а где то – такой, что мы всем отделом по очереди битый час гадаем – что же это за буква имелась в виду…
— Обращаться к этим фолиантам часто приходится?
— Да, в последнее время поток запросов вырос. В основном требуются данные для вступления в наследство и права собственности, но многие просто хотят узнать свою генеалогию.

Источник: http://oka-info.ru/content/view/10313/2/
Дата: 12.03.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ