Бывший телохранитель фюрера Рохус Миш: «Гитлер был хорошим шефом и хорошим актером»

Рохус Миш, 93-летний немец, когда-то работавший на главного нациста, был одним из немногих, кто застал последние часы жизни фюрера и Евы Браун в бункере. Сейчас Миш в полном одиночестве живет в Берлине. Если не считать его экономку, редких журналистов и историков, к нему редко кто приходит. Его дочь вместе с мужем и детьми давно живет в Израиле. Сам Миш говорит, что в ставке фюрера якобы никогда не слышал о Холокосте, а о масштабах зверств режима он узнал лишь спустя много лет после войны, после возвращения из советского плена. В беседе с корреспондентом GZT.RU Рохус Миш вспоминает, каково это было — работать на Адольфа Гитлера.

Миш был не только охранником своего шефа. В аппарате фюрера он выполнял роль охранника, телефониста, курьера и даже фотографа. Сейчас телефон в доме немца молчит. «У меня секретный номер, его знают только несколько человек»,— объясняет он. После выхода в свет его книги мемуаров «Der letzte Zeuge» («Последний свидетель», в России книга вышла месяц назад под названием «Я был телохранителем Гитлера») встретиться с Мишем хотят сотни людей. Поэтому немцу пришлось позаботиться о том, чтобы его старый номер был удален из всех справочников. Но покой это не принесло. Перед началом интервью в дверь звонят. «Я никого не жду»,— оправдываясь говорит Миш, но все равно идет открывать. Оказалось, какие-то молодые люди откопали его адрес в Интернете и приехали знакомиться.

— Здравствуйте! Вы господин Миш? — спрашивают они.
— Да. И что?! — возмущается старик.
— А вы правда были знакомы с Гитлером?

Миш запирает дверь и возмущенно бормочет: «И вот так почти каждый день». Бывший помощник вождя сейчас живет скромно: крохотная кухня, небольшая гостиная. На столе, заваленном бумагами, стоит вазочка с шоколадом. Несмотря на возраст, Миш любит сладкое. Просыпается он рано, потом читает газеты, разбирает письма, приходящие со всего света, иногда смотрит телевизор. 

«Только подумайте, завтра опять будет кино про моего шефа»,— улыбаясь говорит Миш, листая программу телепередач.— «Обязательно посмотрю, хотя, думаю, эти режиссеры снова что-нибудь наврут». Его явно раздражают мифы о Гитлере. «Никак не дадут человеку умереть. Как не устали придумывать о нем небылицы?»,— негодует Миш. На стене его гостиной висит изображение рейхсканцелярии — главной резиденции Адольфа Гитлера. Рядом с семейным альбом лежит его «рабочий». В нем фотографии всяких важных генералов, Евы Браун и, конечно, шефа. 

«Мне на свадьбу Гитлер прислал два ящика вина»

Вы помните, когда первый раз увидели Гитлера?

Еще бы! Никогда не забуду. Это было во время Олимпийских Игр в Берлине в 1936 году. Я пришел на какие-то соревнования и увидел огромное скопление людей. Все приветствовали фюрера. Он ехал в машине стоя и тоже приветствовал толпу. Я был примерно в метрах десяти от него и не верил глазам — я видел Адольфа Гитлера вживую и так близко первый раз в жизни. Не могу сказать, что тогда я, как многие другие, был его фанатом. Конечно, я знал о нем и о его идеях, но у меня было так много личных проблем, что я не особо-то интересовался политикой. Наверное, поэтому и не вступил в НСДАП. Я вообще никогда не состоял в партии Гитлера, даже когда работал у него.

Он был хорошим шефом?

Может быть, для вас звучит странно, но он действительно был хорошим шефом. Мы могли периодически отпрашиваться с работы и заниматься своими делами, он никогда не кричал на нас. Он разрешал нам его фотографировать. Однажды я даже сделал снимок во время его прогулки. На этой фотографии Гитлер идет с опущенными в карманы брюк руками. Это не очень-то вязалось с его суровым образом. Но он ничего мне не сказал. Только условием было — сдавать все пленки. С них печатались только важные для истории снимки. 

Однажды Гитлер сказал: «Вы плохо выглядите», — и отправил меня на обследование к своему личному врачу Тео Мореллю. Когда я после лечения снова приступил к работе, шеф отметил: «Теперь я доволен вашим внешним видом.» Кстати, на свадьбу он прислал мне два ящика отборного вина. Я уж молчу о двадцати футбольных мячах, которые он попросил купить для одного детского дома... Как частное лицо он был неплохим человеком. И только на людях играл роль фюрера, он оказался хорошим актером.

Вы вспоминаете в книге, что привел вас в аппарат фюрера на работу один из знакомых офицеров. Мол, что Гитлеру вы сразу понравились и первым заданием было — отвезти посылку его сестре в Вену. Опишите ваш обычный день в рейхсканцелярии: с чего он начинался и чем заканчивался?

Одной из моих задач было встречать гостей. Я и мои коллеги старались быть предельно вежливыми с каждым из посетителей. Подходит ко мне кто-то, у кого назначена встреча с Гитлером, а я ему: «Здравствуйте! Присаживайтесь, пожалуйста. Я немедленно доложу фюреру о вашем приходе». Конечно, сначала нелегко было привыкнуть к гостям подобного уровня. Раньше и представить не мог, что придется подносить чай режиссеру Лени Рифеншталь. А потом освоился... Даже был в составе группы встречающих, когда в Германию 12 ноября 1940 года приехал ваш народный комиссар иностранных дел Молотов.
«Молотов по ночам в Берлине мерз»

И какое впечатление на вас произвел Молотов?

Встреча с русскими мне еще на станции Анхальтер Банхоф, куда они прибыли поездом, показалась особенной. Вокзал был украшен цветами и зеленью, русских приветствовали маршем. Министр СССР также был со своими охранниками, которые за всем внимательно следили. Например, никаких букетов Молотов принимать не мог. А вдруг в них бомба? Мы проводили русских в «Кайзерхоф» — первую берлинскую гостиницу класса «люкс». Она располагалась в правительственном квартале напротив рейхсканцелярии по адресу Вильгельмплац 3/5. За завтраком в отеле я заметил забавную картину — русские даже не прикоснулись к роскошной еде. Они просто сидели за столами, переговаривались и очень много курили! Думаю, они боялись, что немцы их могут отравить. Помню, что мне пришлось доставить Молотову дополнительные одеяла, потому что ночью он мерз.

Как Гитлер готовился к своим речам?

Текст каждой речи набирали машинистки, это было нужно для газет. Одной из них была Траудль Юнге, которую он нанял в 1942 году. Ей тогда было 22 года (Несколько лет назад бывшая машинистка Гитлера тоже выпустила книгу мемуаров — GZT.RU ). Еще одна — госпожа Христиан, но были и другие. Хорошо помню пишущую машинку, она была с довольно большими буквами. Шеф всегда внимательно наблюдал, что машинистки печатают. Женщины должны были сменять друг друга каждые тридцать минут. Видимо, они просто уставали печатать в том бешеном темпе, который задавал им Гитлер. За смену машинисток также был ответствен я и мои товарищи. Мы должны были предупреждать каждую из них о начале смены, например, я говорил: «госпожа Юнге, ваша очередь», и она шла печатать.  


Вы что-нибудь знаете о медикаментах, которые он принимал?

Он пил довольно много лекарств, но какие точно, я не знаю. Видел только однажды, что перед какой-то важной и долгой речью он принял настойку от болей в желудке.
«Шеф ел из рук повара-еврейки»

Это правда, что Гитлер очень любил музыку русских и еврейских композиторов?

Да, это правда. Однажды в его ставке под Винницей я услышал пение из кабинета шефа. Он сидел на краю стола и слушал патефон. Тогда я заглянул в окно и спросил: «Мой фюрер, что это за музыка?». Он ответил: «Это Йозеф Шмидт». «Но ведь он еврей?...»,— промолвил я. Однако шефу в тот момент было все равно. Кстати, одна из кухарок Гитлера тоже была еврейкой из Румынии. Он позднее ее уволил, потому что она плохо готовила.

Расскажите, пожалуйста, о Еве Браун. Гитлер был хорошим мужем?

Ева... С нами она была всегда мила, так же, как и шеф. Однажды она узнала, что у меня и моей жены будет ребенок. Тогда госпожа Браун передала нам подарок — коляску, доверху набитую детской одеждой. Что касается ее брака с Гитлером, то, уверен, он был плохим мужем. Да я и сам слышал от него эту фразу: «Я — плохой муж». Шеф говорил, что его единственная жена — это Германия и другой он знать не хочет. С Евой он познакомился, насколько я знаю, в 1929 году. То есть еще до того, как ему в руки перешла абсолютная власть в Германии. Она тогда подрабатывала в фотоателье. После того, как экономка резиденции Бергхоф (резиденция Адольфа Гитлера в баварских Альпах — GZT.RU) вышла замуж, ей стали искать замену. Хотели пригласить на эту должность подругу сестры шефа, потом какую-ту женщину, работавшую в отеле Дрездена. Но они обе отказались. Так экономкой Бергхофа стала Ева Браун. Ну а потом они поженились... Ева Браун стала Евой Гитлер. Только официальной семейной парой они были чуть больше суток. Потом он ее убил... Думаю, Ева могла стать прекрасной актрисой, она всегда хотела сниматься в кино.

Что происходило в бункере в последние дни войны?

Я работал, как и прежде. Отвечал на звонки, обеспечивал подачу воды и электричества. Гитлер перебрался в бункер окончательно и уже не покидал его, начиная с 12 апреля. Мы понимали, что война проиграна. Оживление на лице Гитлера было только однажды: когда он узнал о смерти Рузвельта. Он думал, что США выступят против СССР, но ошибся. Бункер был крошечным, вовсе не таким огромным, как его показывают в некоторых фильмах. Моя рабочая комната была, как моя сегодняшняя кухня — очень маленькой. Мне приходилось спать, поджав ноги…

Фюрер застрелился 30 апреля. Он попрощался со всеми и ушел к себе в комнату. Я был в своей рабочей комнате («телефонцентрале») и собирался идти есть. Телефонная связь работала ведь даже в тот момент, и потом даже до 2 мая... Позднее Гюншне говорил, что, кажется, слышал выстрел. Но я сам выстрела не слышал. Моя комната была на приличном расстоянии, хотя бункер и был маленький. Потом только услышал, как Борман или Геббельс (точно не помню кто) позвали адъютанта Гитлера — Гюнше. Потом позвали дворецкого Линге. Когда я зашел потом в приемную, дверь уже открыли — Гитлер сидел уронив голову, мертвая Ева Браун сидела рядом с ним на диване...

Как вы попали в советский плен?

Жизнь в бункере закончилась для меня 2 мая 1945 года. Геббельс отпустил меня со словами: «Мы знали, как жить, мы знаем, как умирать». Потом я привел в негодность телефонные аппараты и покинул бункер через окно подвала. Я шел по подземным путям, добрался до станции Штеттинер Банхоф и там меня взяли в плен. Среди пленных оказался и Ханс Баур — личный пилот Гитлера. Он был ранен, поэтому я заботился о нем и помогал чем мог. Но на допросе он сообщил русским, где я работал. После этого меня привезли в Москву в Бутырскую тюрьму. 

«Я просил меня расстрелять, а не мучить»

Вы написали письмо на имя наркома НКВД Лаврентия Берии с просьбой о смертной казни. Почему вы это сделали?

Меня постоянно допрашивали и избивали. Я должен был сто раз отвечать на один и тот же вопрос: где Гитлер? Я говорил правду — он мертв. Тогда этот вопрос задавали снова и снова. Мне казалось, что лучше умереть, чем выносить все это. Я действительно написал письмо на имя наркома НКВД Берии. Просил о смертной казни через расстрел. Это письмо еще хранится в архивах, журналисты ВВС нашли его и даже показали по телевидению.

Что Вам приходилось делать в советском плену?

О! Много чего! Я был на стройке в Караганде, там работал вместе с русскими. Знаете, я зря их побаивался — они надо мной не издевались, несмотря на то, что для них я был врагом. Но я никому и не рассказывал о том, кем работал раньше. Если бы русские знали, что я сотню раз на дню подключал к личному телефону Гитлера его подчиненных — Геббельса, Геринга, Гиммлера, Бормана, что удостаивался их рукопожатий, то меня давно бы убили. Кстати, скажу вам честно: без навыков, полученных в советском плену, я бы никогда не построил себе в Германии гараж.

Когда вы вернулись в Берлин после девяти лет плена, вы не раскаялись в том, что работали на Гитлера?

Да я как-то не размышлял о случившемся. Мне ведь нужно было работу искать, семью содержать, тут не до обдумывания прошлого.

Почему ваша дочь решила уехать в Израиль?

Когда я вернулся из советского плена, ей было 11 лет. Помню, было шесть или семь утра, я только прибыл в Берлин. Позвонил в дверь своего дома и вся семья мне жутко обрадовалась, в том числе и дочь. Мне кажется, что мы с ней ладили. Во всяком случае, я много для нее делал. Потом она получила образование, познакомилась с адвокатом из Израиля и уехала с ним жить на его родину. Ее дети окончили еврейскую школу. Со мной она контакта не ищет. Она вообще никогда не интересовалась моим прошлым... Никогда. Она дала мне понять, что я ей не интересен и не нужен.

Пару лет назад вы призвали установить мемориальную табличку убитым детям Геббельса. Чем закончилась история?

Ничем не закончилась... Сейчас в Германии много всевозможных памятников убитым евреям. В Берлине, например, в мостовые вбиваются пластины с именами и фамилиями жертв. Их уже несколько тысяч. И однажды я сказал: «мне не нужны сотни таких пластинок, я хочу всего шесть штук». Мне бы хотелось, чтобы их вбили там, где были убиты шесть детей Геббельса. Но меня, конечно, не услышали. Объяснили, что в современной Германии это невозможно. Но ведь они были всего лишь дети! Причем очень милые. Они часто спускались в бункер навестить отца. Иногда они мне мешали, тогда я их очень ласково выпроваживал.

Если бы Бог дал вам еще одну жизнь и предложил во всем право выбора, вы бы стали ординарцем Гитлера?

Нет! Я бы вообще не хотел еще одну жизнь прожить. А если бы ее все-таки дали, я бы пожелал себе какой-нибудь более спокойной работы.  

«Русские женщины зовут меня к себе в гости»

Вам приходят письма из России, очень много от русских женщин. Это не кажется парадоксальным?..

А что тут парадоксального? Русские милые люди, и особенно женщины. Одна из них написала мне первый раз года два назад, недавно получил от нее еще одно письмо. Зовет меня к ней в гости приехать. Думаю, что это я уже вряд ли осилю, но свою фотографию с автографом обязательно отправлю.

У вас осталось что-нибудь на память о вашем шефе, кроме фотографий?

Только салфетка с монограммой Гитлера из столовой рейхсканцелярии. Но не подумайте дурно, я ее не украл. Однажды, когда я отправлялся по заданию шефа, сотрудник столовой завернул мне в нее свежий хлеб. Я еще сказал: «но ведь салфетка принадлежит Гитлеру». А он ответил: «ничего страшного, у нас таких много.»

А номер телефона в бункере помните?

Конечно! Уж чего я никогда не забуду, так это номер: 12-00-50.

Источник: http://www.gzt.ru/topnews/world/-rohus-mish--/294006.html
Дата: 05.03.2010
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ