Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Непростое это дело – взрастить семейное древо

18.02.2010

Чем больше вспоминаешь своих прадедов, тем интереснее становится – откуда растут корни?

Люди обожают детективы, где герои распутывают преступления, разгадывают семейные тайны. А если в сюжет вовлечены ваши собственные предки, если тайны относятся к вашей фамилии?
Корреспондент «Вечерки» пообщалась с генеалогом – с человеком, который расшифровывает «преданья старины глубокой», и разузнала, как самой построить родословную.

Дневник ее дяди Я
начала свое «семейное расследование» с опроса свидетелей-родственников и записи обрывочных сведений.
Это выглядело так: «Пуговичная фабрика?! Не было никакой фабрики у твоего прадеда. Магазины в Москве, Самаре и Оренбурге – да, были. С Финляндией торговал, а фабрики отродясь не было», – вспоминала моя тетя. И тут же, усомнившись, начинала выяснять у других родственников, кто что знает. «Все-таки была фабрика, но не пуговичная, а текстильная, под Оренбургом», – перезванивала мне через час.
Оказалось, даже простой разговор с родственниками может дать очень много. Я не только выяснила про фабрику, но и узнала, что у мамы сохранился дневник ее дяди. В простой общей тетрадке разделы «моя служба», «путешествия», «разные сведения и заметки», «семейные даты» и т. д. Дневник никто от меня не прятал, он лежал много лет в ящике стола, просто об этом никогда не заходила речь.
Когда устная история собрана, фамилии, имена, даты, места рождения и смерти записаны (на компьютере, диктофоне, бумаге), самое время переходить к поиску в Интернете. Здесь незаменимый источник информации – книги памяти. Несколько лет назад Министерство обороны стало оцифровывать хранящиеся у них документы, и теперь на сайте obd-memorial.ru люди находят информацию о тех, кто не вернулся с войны. Это может быть строчка в книге памяти, а может и документ из концлагеря с фотографией родственника или ответ на запрос матери о судьбе сына.
Кроме прямой информации, в этих документах порой находится и косвенная: адрес, где проживала мать, ее год рождения и др.
Это какой-то особый азарт – проникнуть в прошлое. Несколько дней я ложилась спать за полночь, выискивая на просторах Интернета знакомые фамилии, регионы, обстоятельства биографии.
Все детство я пыталась узнать у бабушки, в какой деревне она родилась. «Под Тверью», – неизменно звучал ответ, а больше она уже и не помнила. Стоило мне забить в поисковик имя ее отца, как Книга Памяти Калининской области сообщила, что он был осужден в сталинские годы и посмертно реабилитирован, а родился в Мигалове. Теперь это часть Твери, можно продолжать поиск.
Неплохо проглядеть информацию на генеалогических форумах (например, http://forum.vgd.ru, http:// forum.svrt.ru/). Вдруг кто-то из ваших неизвестных сородичей затеял такой же поиск.
Когда предварительная информация собрана, рисуем генеалогическое древо на бумаге или в специальной компьютерной программе (в Интернете есть как платные, так и бесплатные версии, например, http://www.myheritage.com/FP/Company/family-treebuilder.php?lang=RU) и… отправляемся в архив.

Где ты, деревня Мигалово?
Кожаный переплет, несколько круглых дырочек, проеденных жучками, – передо мной книга высотой 40 см.
Села за стол и подбородком уперлась в обложку. Так, кажется, листать ее нужно – стоя. 1800 страниц, каждый листик с водяным знаком, а чернила даже не выцвели, будто ими на днях писали. Я в Российском государственном архиве древних актов.
Мне бы сначала отправиться в региональные (там хранится более ранняя информация, в архиве же древних актов находятся документы до 1800 г.), но родословные ветки моих предков уходят в Тверь, Оренбург, Александров… А архив древних актов здесь, в Москве.
И я решила попытать счастье – найти что-то про деревню Мигалово. Заказала последнюю ревизию подушной подати. Открыла и вспомнила поговорку: смотришь в книгу – видишь фигу. Буквы вроде русские, но в слова почему-то не складываются, часть гласных и вовсе пропущена. Только и могу разобрать «лета», «дрвня», «село»…
– Ну что вы, это легко читать, да и оглавление тут есть, – это я разговорилась с Валерием Бибиковым, президентом Союза возрождения родословных традиций. – Я, когда только в этот архив пришел, заказал самую первую перепись, так там вообще разобрать что-либо невозможно было: подстрочные, надстрочные буквы, двор обозначен как сейчас в Интернете «собака» пишут. Если ревизские сказки XIX века вы худо-бедно разберете, то более ранние надо уже учиться читать. Но и это возможно, сейчас есть учебники.
Заслуженный изобретатель СССР, авиаконструктор, много лет проработавший в ОКБ им. Сухого, Валерий Владимирович заинтересовался историей своего рода. Да так погрузился в исследования, что генеалогия стала его новой профессией.

Крестьянин крестьянину рознь
– Если очень захотеть, то где-то до 1795 г. вполне можно разобраться самому, изучив в региональных архивах метрические книги, брачные обыски, ревизские сказки, исповедальные ведомости и другие документы. Конечно, исторические знания тут не помешают. Ты изучаешь историю, культуру, но идешь не от изложенных в учебниках фактов, а от реальной жизни.
Узнаешь прошлое по документам, чувствуешь историю на кончиках пальцев. Крупные числа, обобщенные факты воспринимаются нашим сознанием отвлеченно. А когда видишь, что из деревни, где жили твои родные, с твоей фамилией, не вернулось с войны 46 человек – особое понимание возникает.
Основные источники дают набор фамилий и дат, но не рассказывают подробностей: чем занимался предок, каким он был. Приходится работать с косвенными документами: домовыми книгами, ссудными делами, списками о награждениях...
Те, у кого нет времени и при этом есть деньги, обращаются к специалистам по родословным – генеалогам (цена за двухгодичное исследование 300–500 тыс. руб., включая командировочные и услуги архивов).
– А можно ли быть уверенной в том, что ваша родословная окажется именно вашей? – интересуюсь я у Валерия Владимировича.
– Если исследователь дошел, например, до нескольких одинаковых Иванов, и нет возможности проверить, кто же из них был вашим предком, он должен остановиться либо, предупредив вас, составить вероятностные родословные. Но ошибка может быть и непреднамеренной. Мы, когда составляли родословие Матроны Московской, дошли до 14-го колена, и все так хорошо и гладко было. А потом заметили свою оплошность. Она записана как Никонова. Значит, в роду должен быть Никон, от которого произошла фамилия, а его нет – и все тут. Еще раз посмотрели внимательно, и в той же деревне нашли схожую семью. Но в их роду уже был Никон. Гарантией, что вы получите настоящую родословную, может выступать лишь добросовестность исследователя.
– А как глубоко можно уйти в крестьянской родословной? – продолжаю я расспросы.
– Многим кажется, что, если среди твоих родственников не было дворян, искать нет смысла, вряд ли какие-то документы сохранились, – говорит Валерий Владимирович. – Это не совсем верно.
Да, источников меньше, но их достаточно. В крестьянской родословной можно уйти вглубь на 15 поколений, вы практически приблизитесь к документальному пределу.
Да и крестьянин крестьянину рознь. Государственные, например, никогда не женились на крепостных, а фамилии имели с 1500 г.
Кстати, выяснилось, что именно сейчас создалась уникальная ситуация, и если ее упустить, то через несколько лет мы будем Иваны, не помнящие родства. Дело в том, что результаты ревизии населения 1858 г. хорошо сохранились. А вот результаты переписи 1897 г. практически уничтожены. И если сейчас этот временной пробел не заполнить, не расспросить живущих еще бабушек и дедушек об их прабабушках и прадедушках, то потом восстановить свою родословную будет куда труднее.
…Документы по деревне Мигалово мне за один день, конечно, не удалось найти в архиве древних актов. Заполняю анкету для выдачи пропуска на год. В графу «цель» вписываю: «изучение родословной собственного рода».
Непростое это дело – взрастить семейное древо.

Кстати
Для составления родословной нужно знать имена и фамилии (по женской линии – девичьи фамилии), даты рождения, смерти и заключения браков, где жили ваши родственники.
В каком архиве искать нужные вам документы, можно узнать на сайте http://www.rusarchives.ru.
Там же можно посмотреть форму запросов для обращения в Федеральное архивное агентство (Росархив).

На заметку
Какие документы можно встретить в архивах? Метрические книги церквей – в них священник записывал, кого он крестил, отпевал, венчал. Они велись примерно с 1722 и до 1918 г. (в некоторых районах до 1921 г.), затем регистрацией актов гражданского состояния стали заниматься загсы.
Ревизские сказки – от слова «сказ», «сказывать» – отчеты о численности крестьян в крепостнической вотчине или посадских людей на тягловом дворе. Чтобы уменьшить подати, посадские люди на период переписи могли уходить к своим родственникам, крестьян из многих дворов переводили в один.
Брачные обыски – перед заключением брака священник узнавал о сословной принадлежности жениха и невесты, их местожительстве, роде занятий, возрасте, не находятся ли они в родстве и т. д.
Исповедальные (исповедные) ведомости – список прихожан храма, которые были на исповеди, причащались или «кто ж исповедался токмо, а не причащался и за каким «винословием».
Если прихожанин долго не был на исповеди, записывалась причина его отсутствия: переселение, служба в армии и т. п.

Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=91284