Куряне получают деньги от жителей VII века

Отыскивая отдельные монеты, каждый из них втайне надеется, что ему улыбнется удача. В тихом безлюдном месте, под сенью деревьев металлоискатель зазвенит – копать здесь... А через полчаса лопата звякнет о металл. Узорчатый сундучок, извлеченный из земли, будет наполнен до отказа...

Черная работа, грязная репутация

Так бывает не только в сказках и фантастических фильмах. В правдивость этих историй верят и «большие дяди», вооруженные серьезными инструментами. Верит, что ему повезет, и герой нашей публикации Алексей Иванович, чье имя по понятным причинам мы вынуждены изменить. Таких, как он, окрестили «черными копателями», у кое-кого из них серьезные проблемы с законом: от административной ответственности до уголовной. У многих эти люди положительных эмоций не вызывают. Их называют ворами, вандалами и даже сравнивают с террористами. Особенно, когда дело касается реставрации и перепродажи оружия времен Великой Отечественной войны.

Не любят «черных копателей» и археологи. Работая на поселениях, они смазывают историческую картину. Скажем, собирая монеты и церковные атрибуты, могут натолкнуть ученых на мысль, что городище принадлежало бедным людям, которые не приняли христианство. Подобных примеров – масса.

Сами «черные археологи» убеждены, что почти не наносят вреда. Они работают в глухих полях и лесах. Получается, что государство оберегает те ценности, которые пока и не собирается извлекать из земли. А так они становятся собственностью антикваров, которые знают в этих предметах толк и дают им новую жизнь.

По оценкам Алексея Ивановича, в Курской области орудуют примерно 200–300 копателей-нелегалов. В регионе почти нет неизрытых мест. «Добираешься до какого-нибудь глухого, казалось бы, леса, но оказывается, что вся земля в ямках, – замечает курянин. – За несколько лет работы мне удалось наткнуться только на одну нетронутую «коллегами» прощадку. Но где это, не открою, извините. Впрочем, даже на изрытых участках работать есть смысл – много небольших предметов остается в земле».

Деньги на поднятом из земли металле наш собеседник почти не зарабатывает. Лишь изредка сдает цветмет, но все вырученные средства тратит на новые поездки. Это как игра в казино или игровые автоматы. Виной всему – азарт.

Стариной почти не торгует. Только сейчас появилась мысль заняться этим всерьез – мелкие находки перестали помещаться в специально отведенном для них сейфе. Для крупных экспонатов создан своеобразный музей – в подвале. В основном, здесь оружие, долетевшее до нас «эхо войны». Правда, курянин уверяет, что все снаряды, мины, патроны «пустые», без заряда. Тут же – коллекция топоров, немецкая саперная лопата, ложка русского солдата с выцарапанной фамилией владельца. Копатель говорит, что столовый прибор нашел в овражке. Возможно, солдат подорвался на мине. А это значит, что его останки до сих пор могут оставаться в земле. Если бы на месте работал отряд «Поиск», еще одна семья могла бы обрести могилу родного человека...

Монеты от Екатерины I, украшение от Николая I

Алексей Иванович замечает, что от его коллег не только урон. К примеру, как-то в одном селе, будучи на работе, увидели пожар. Дом выгорел полностью, огонь перекинулся на вторую хату... Копатели, резво схватив свои лопаты в руки, кинулись на подмогу. В селе были только две женщины да дети. Больше часа провозились «случайные» спасатели с пожаром – сбивая огонь лопатами, засыпая его землей, все-таки предотвратили катастрофу – выгореть могла вся деревня. Только когда отъезжали, заметили приближающуюся «пожарку».

Черному копателю приходилось работать и по ночам. Селяне бывают недовольны, что разворачивают пригорок, на котором они привыкли косить траву для скота. Выход один – дождаться, когда стемнеет, фонарь на голову, и вперед. Наш собеседник так приноровился, что для него почти нет особой разницы, ночные раскопки или дневные.

Сколько у него всего находок, курянин подсчитать не берется. Похоже, увлечение «заразно» и передается по наследству: вслед за ним этим стал увлекаться сын. У последнего – огромная коллекция монет. Причем он никогда не продаст ту, которая в семье в единственном экземпляре. В коллекции – первые татарские монеты, датированные VII веком, русские монеты «чехи» XVII века, монеты под названием «деньги», выпущенные в пору правления Елизаветы Петровны, есть и монеты, отчеканенные по указу Екатерины I. Нередко удается найти сразу несколько медяков. Это означает, что набрел на оброненный когда-то кошелек – ткань со временем истлела, обнажив чье-то богатство.

Сложно бывает очистить монеты. По серебряным достаточно пройти щеткой с зубной пастой. Медным же и бронзовым находкам надо откисать в мыльном растворе по полгода, а то и по году. В редких случаях копатели пользуются кислотой, но это опасно – можно повредить верхний слой тиснения.

Среди «черных археологов» хватает счастливчиков, отыскавших настоящий клад. Пару недель назад в Тимском районе очередную «передачу от предков» получил приятель Алексея Ивановича. О кладе грезит и он сам. В ответ на вопрос, отдаст ли государству, рассчитывая на вознаграждение, лишь улыбается. Он стал свидетелем, как на своем огороде житель одного из районов области откопал сокровище. Найденные монеты почти заполнили целый чугунок, который тот отнес в местный музей. «Герою» дали несколько бесплатных билетов в музей. Так и отблагодарили», – замечает копатель.

В его новых находках – фирменный знак старинной обувной фабрики. Надпись свидетельствует, что принадлежала она неким братьям Евдокимовым и Сметанкиным. Название Курска выведено с «ятями». Эту накладку мужчина нашел на территории кожзавода. Здесь, кстати, отыскивается много старинных пуговок – «гирек». Названы они так из-за формы. Удачным обретением копатель считает и накладку с узорчатым вензелем «Николай I». Возможно, ее обронил военный, а может, она служила украшением для конской упряжи.

Дороги Алексею Ивановичу нагрудный царский знак «За отличie», шпора с рыцарского облачения и фрагмент кувшина, отделанного изнутри свинцом. Такими в старину владели только богачи, свинец был дороже золота. Интересная находка – маленькая стеклянная бутыль с двуглавым орлом. Что хранилось внутри, можно понять, лишь узнав, чем занимались братья Мамонтовы – их фамилия выбита на сосуде. Возможно, внутри было лекарство. Большие деньги курянину готовы дать за немецкие нож и золотой перстень с камнем. Он не соглашается...

Сейчас у археологов-нелегалов не сезон, к работе приступят, когда сойдет снег и оттает земля. Последние находки Алексею Ивановичу приходилось вырубать из земли топором. Но настоящая его мечта – поездка во Владимир. Там можно найти монеты, которые у нас не встречаются. Пополнить ими свою коллекцию мечтает каждый ценитель. Так что «завязать» с раскопками, однажды увлекшись ими, вряд ли получится.

Источник: http://www.dddkursk.ru/number/793/new/006524/
Дата: 26.12.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ