Воскресенск - город ненаступившего коммунистического завтра

Город Воскресенск появился на карте семь десятилетий назад. Его рождение предварялось многотрудным начальным этапом градостроительства, о котором современные горожане почти позабыли. Восстановить подробности тех событий, воссоздать атмосферу времени, проанализировать градостроительные планы и их реальное воплощение, определившее во многом нынешний облик Воскресенска, — такова была цель Ольги Геннадьевны Пивоваровой, кандидата исторических наук, победительницы конкурса «Лучший учитель России». Результатом её работы стала статья «Из истории градостроительства Подмосковья в 20-30-е гг. ХХ века», представленная на краеведческой конференции. Ольга Геннадьевна любезно согласилась ответить на вопросы корреспондента Олега Колганова о прошлом Воскресенска.
Читая советские газеты

Чем обусловлен Ваш интерес именно к этому периоду истории нашего города?

Сразу поясню, интерес связан не с тем, что 20-30-е годы — время формирования тоталитарного общества. Эту проблематику я не ставила во главу угла. Для меня было важно само появление города Воскресенска на карте. Когда-то, на заре институтской юности, мы поехали на экскурсию, и экскурсовод, когда мы проезжали мимо нашего города, сказала: «А вот здесь находится Воскресенск — город первых пятилеток». Фраза прозвучала очень афористично и запала в душу. Мне же всегда хотелось заняться именно историей Воскресенска, и когда появилась такая возможность — время, статус и необходимость что-то писать — я обратилась к этой тематике.

Работа историка сопряжена с поиском и анализом источников. Какие трудности встали здесь на Вашем пути?

Если Коломна или Москва обладают большими архивами, то архив города Воскресенска, к сожалению, начинается только с 1939 года. Источниковедческая база поэтому оказалась не то, чтобы узкая, скорее несколько односторонняя — это газеты, которые хранятся в Российской государственной библиотеке (РГБ). Это и газета «За темпы», «Коммунист» (ныне «Наше слово»), и газета «Фосфоритка» (ныне «Куйбышевец»), и ряд других. Кстати, нужно отметить, что на территории будущего Воскресенского района выходило тогда много газет — около десятка. Они и стали основным источником информации.

Судя по приводимым Вами выдержкам из газет, очень много публикаций носило откровенно критический характер. Сегодня в районной прессе мы вряд ли найдем сходных по тональности статей…

Действительно, в конце 20-х-30-е годы прослеживается тенденция изменения стилистики газетных статей. Конец 20-х — это еще эйфория, романтизм, связанный со строительством коммунизма и верой в то, что такое общество можно построить. Газеты полны энтузиазма: «Мы строим новое общество!». Они чем-то напоминали стенгазеты и содержали заметки авторов, которые, возможно, впервые взяли карандаш или перо в руки— с желанием критиковать начальство. Но по мере изменения ситуации в стране всё это начинало превращаться в «гербарий». Статьи стали редактироваться, появились специальные люди: не селькоры из деревни или рабкоры с химкомбината, а профессиональные журналисты, которым четко указывалось, что и как надо писать. Эта ситуация была характерна для всей страны, и как в капле воды отражается океан, так и в истории Воскресенска отразилась судьба страны.
Цифры всесоюзной стройки

Со всей страны в Воскресенск, тогда даже еще не город, съезжались люди, привлеченные идеей всесоюзной стройки — строительства химкомбината. Можно ли по газетам установить долю приезжих рабочих?

По газетным статьям, к сожалению нет. Но есть очень любопытные косвенные признаки. Например, в начале 30-х годов в некоторых газетах появляется «Страница нацмена», то есть раздел газеты, напечатанный, например, на татарском языке. Появлялись отдельные статьи, посвященные проблемам именно нерусского населения, живущего в городе. Эта тема поднималась «на щит» более активно, чем сейчас, хотя сегодня национальная проблема в городе Воскресенске стоит, на мой взгляд, острее. Сейчас мы просто говорим о толерантности, а тогда она была не предметом благих разговоров, а действительностью.

А вообще какие-то статистические данные могут быть получены из газет?

Газеты того времени почти не публиковали цифр. Большая редкость, если статистика просачивалась на страницы районной прессы. Это связано с характером тоталитарного государства. При этом мне приходилось слышать мнение даже профессиональных историков, что газеты того времени могут служить чуть ли не единственным источником статических материалов, потому что тогда статистических сборников не печаталось. Однако и в газетах такой информации мало. Её надо выискивать по крохам. Но вот каких данных печаталось достаточно, так это сведений об успеваемости учащихся, что особенно интересно мне, как учителю. Приводились конкретные цифры: количество неграмотных, малограмотных, а также число исключенных из школы или оставленных на второй год...

Да, в статье Вы упоминаете о том, что было оставлено на второй год почти полторы тысячи учащихся, а сам Воскресенск находился на последнем месте по школьной успеваемости. С чем было связано такое катастрофическое положение дел?

Я думаю, слишком много сил городская администрация уделяла выполнению производственных планов. Такой процент неуспевающих связан еще и с тем, что школы были вечерними — учились в них взрослые люди, которых весьма сложно заставить обучаться. Кроме того, современная нам идея всеобуча и нынешнее стремление учить всех на «4» и «5» еще не были сформулированы. Тогда придерживались дореволюционного подхода: если человек не учится, значит ему не нужно. Не стоит забывать и то, что первые школы были в бараках — условия, мягко говоря, не самые лучшие.
Облик города

Вообще я очень рада, что появилась галерея фотографий старого Воскресенска, созданная трудами Ольги Колтышевой и Дениса Куликова. Можно сколько угодно описывать словами то, как выглядело какое-нибудь здание, но когда ты видишь это на фотографии — наглядно представляешь, каким был Воскресенск. Просматривая фотографии, многие вещи воспринимаешь с ностальгией: первые улицы города, стоящий в парке «гипсовый пионер»... Это и составляет коллективную память народа.

Вы упомянули парк. Из статьи можно сделать вывод о том, что он был благоустроен и являлся центром культурной жизни и досуга воскресенцев, чего о нем никак нельзя сказать сегодня…

Парк был необыкновенно красив. Еще действовала система прудов, работал летний театр, парашютная вышка, биллиардная, раздавались гамаки. Однако садово-парковое искусство все-таки было далеко от пролетариата, поэтому парк использовался достаточно утилитарно: в летнем театре, например, можно было и посмотреть кино, но и провести профсоюзное собрание. Этим во многом объясняется и нынешнее состояние усадеб, которые использовались тогда как складские, хозяйственно-бытовые помещения. «Война — дворцам, мир — хижинам», — таким был лозунг пролетарского государства. Поэтому бараки строились, а дворцы разрушались

Как долго бараки определяли облик Воскресенска?

Они существовали еще в 50-х годах. Последние бараки, которые находились на месте нынешнего строительного рынка у станции Воскресенск, были снесены в начале 60-х.

Что приходило им на смену. В своей статье Вы пишете об уникальности архитектуры, которой может похвастаться Воскресенск. Так ли это?

Может похвастаться, без сомнения. У нас очень красивая архитектура именно того времени – конструктивизм и «сталинский ампир». Речь идет о домах рядом со старым кинотеатром (ныне ТЦ «Галерея»): фантастической красоты арки с кессонами, лоджии. Затем знаменитый «домик с башенкой» — бывший ресторан (напротив вечного огня), здания по улице Пионерской. Площадь Ленина: ДК Химиков (был построен после войны, но проект был довоенный — античное здание с внутренним двориком, со скульптурами на портике) и два здания напротив, образующие четкую симметрию и перспективу на Октябрьскую улицу (если смотреть со ступеней ДК). Очень красивые здания сохранились в микрорайоне Цемгигант. Воскресенск, таким образом, может похвастаться этой архитектурой. Здесь даже можно водить экскурсии. Просто мы ходим по улицам, не видя необыкновенной красоты этих зданий.

И построек в стиле конструктивизма?

Конструктивизм отличается тем, что здания, построенные в его стиле, лишены каких-либо украшений. Это как раз отражение тенденций и идей 20-х годов, когда все должны были жить вместе, семья должна уничтожаться: «Вместе мы проводим всё время, вместе работаем и отдыхаем, а детей воспитывает государство». И в этом стиле строились дома — не только из-за недостатка денег, но еще и потому, что создавали коммунизм – всё же общее. Мы видим дома, где комнаты по четыре квадратных метра, в которые можно втиснуть только кровать и тумбочку, но при этом отводились громадные площади для совместного проведения досуга. Нет душевых и ванных. Зачем их планировать? У нас всё будет общее, и мыться будем вместе, поэтому строились общественные бани.

То есть даже бани строились с коммунистическим подтекстом…

Так ведь город создавался именно как «город коммунистического завтра». На базе уже существовавших рабочих поселков попытались основывать социалистические городки, а затем появилась идея создать общий соцгород. Но конкретных шагов по его созданию не было сделано, не существовало общего плана. И это проблема очень многих городов первых пятилеток. Было всего несколько мест, где эта идея была воплощена на практике. Например, в Сталинграде, где появился план города коммунистического будущего, который стал воплощаться в жизнь. Мы же «прошли рядом».
О том, о чем не умолчать

Помимо градостроительной проблематики в статье Вы приводите данные и свидетельства о бытовых условиях… Не простых, прямо скажем. Даже в наполненных пафосом выдержках из заметки о праздновании 7-го ноября говорится об очередях за валенками…

Мне было интересно передавать быт. Любовь к малой Родине заставляет тонко относиться к мелочам, к деталям. Может быть, если бы я писала о каком-нибудь чужом мне городе, не так чутко это воспринималось бы. А здесь речь о своём, родном. Этим и обусловлено желание говорить о Воскресенске в таких подробностях.

Да, действительно, любовь к родному городу заставляет по-другому взглянуть на обстоятельства жизни, которые некоторые сочли бы неприглядными…

Сегодня мы имеем возможность говорить о прошлом достаточно объективно. Не пафосно-героически, а так, как было на самом деле. И про бараки, и про вшей, и про то, что одна баня на весь рабочий поселок... А почему мы должны замалчивать наше прошлое?

Еще о тех темах, о которых не следует молчать. Не влияли ли репрессии на внешний облик Воскресенска? Например, в статье Вы упоминаете поселок Мособхода, точное местоположение которого неизвестно. При этом много работников этой организации значится в расстрельных списках…

Возможно, эти обстоятельства связаны, но точно утверждать не могу. У Мособхода существовала своя газета, которая выходила на протяжении нескольких лет, однако в газетном зале РГБ ни одного её номера не сохранилось, да и в газете «Коммунист» этот поселок упоминался крайне редко.

Ольга Геннадьевна, Вы являетесь также автором учебника для начальных классов «Герои прошлого». А были ли герои в то время — в 20-30-е годы в Воскресенске?

Исторический герой — это человек, который оставил какой-либо след в истории: со знаком ли плюс или со знаком минус. Конечно, конец 20-х – 30-е годы — это героическая эпоха, но вот с конкретными фамилиями дело обстоит непросто. На ум приходят имена ткачих: Симанжонковой — депутата верховного совета СССР, и Красновой — депутата Верховного совета РСФСР… В то время не приветствовался индивидуализм и личностный подход, поэтому конкретных фамилий очень мало и все они официальные. О неофициальных героях, конечно, газеты писать не могли.

Источник: http://www.vosinfo.ru/news/events/2009/11/20/events_1230.html
Дата: 20.11.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ