«Я ни разу не слышала лозунга «Русские, рожайте!»

16 ноября – Международный день толерантности. Сегодня нейтральное, по сути, понятие стало одной из самых горячих тем, вызывающих множество вопросов.

Именно о толерантности мы беседуем с Хуршедой Хамракуловой, членом Общественной палаты по образованию в Москве, членом Совета по делам национальностей при правительстве Москвы, председателем совета РОО «Таджикский культурный центр».

- Какой смысл Вы вкладываете в понятие «толерантность»?

- Русские говорят: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Таджики - «Дар шахри якчашмон рави, якчашма шав» («Попадешь в город одноглазых – стань одноглазым»). Почему у разных народов возникают пословицы с похожим смыслом? Это терпимость? Нет, речь не о том, чтобы терпеть друг друга, стиснув зубы. Это принятие различий, понимание, следствием которого является деликатное, корректное по отношению к другим людям поведение. Вот это слово – корректность – мне больше нравится. Фактически это основное условие выживания любого социума с древних времен. И наши пословицы – это выстраданные, вынесенные из опыта жизни правила поведения.

Сегодня мы говорим о глобализации как примете нашего времени. Но и в древности связи между народами и государствами, в частности между Европой и Азией, были значительно более интенсивными, чем нам сегодня кажется. Это подтверждается и существованием общемировых сюжетов, и тем, как отражаются сугубо национальные сюжеты в культурах других народов, как они там преломляются.

Мы знаем, что Александр Македонский – завоеватель, подчинивший себе царство Ахеменидов и Центральную Азию и создавший крупнейшую мировую империю древности. Сколько веков прошло с тех пор? Где Древняя Греция и где царство Ахеменидов?! Но сказания об Искандере Двурогом на завоеванных им территориях сохранились до сих пор. Есть, например, притча, согласно которой Александр, умирая, повелел, чтобы его длань была выпростана из савана, дабы все видели: даже он уходит из этого мира с пустой рукой!

Легенд множество, но во всех Александр фигурирует как великий и справедливый царь, несмотря на то, что был завоевателем. Почему? Потому что он не указывал народам, как им жить, не уничтожал их национальную культуру.

Другой пример – литературный. Сюжет старинной русской сказки о Еруслане Лазаревиче заимствован, окольными, конечно, путями, из иранских народных преданий, а имя героя – русская трансформация имени иранского богатыря Рустама Золи Зара, героя и этих преданий, и поэмы Фирдоуси «Шахнаме». Сказочный сюжет соединил славянскую Русь и древнюю Персию.

Такого рода вольтова дуга между народами возникала на всем протяжении человеческой истории. Возьмите Великий Шелковый путь, который связывал все великие цивилизации Старого Света от Европы до Китая, – это огромное расстояние даже по сегодняшним представлениям, а мы знаем, что по нему шли караваны. Значит, им приходилось весь этот путь – из Римской империи через страны Ближнего Востока в Центральную Азию, в Самарканд и Бухару, оттуда в Индию и Китай – измерять шагами. Караван шел не один и не два месяца. Этот путь в один конец занимал до трехсот и более дней. И каждая веха на этом долгом пути – новый народ, другой язык, другая культура, чужие обычаи. И каждый раз каравану надо с ними ладить, надо взаимодействовать, надо приспосабливаться. И каждый раз это узнавание, это знакомство с новой информацией. Торговля – это тоже культурный сюжет: Великий шелковый путь на протяжении полутора тысяч лет был тем каналом, по которому шел постоянный обмен культурными достижениями — новыми товарами, знаниями и идеями. И народы, живущие на маршрутах Шелкового пути, более толерантны, более деликатны и корректны по отношению к другим, чем те, где таких взаимодействий не было или они были не столь интенсивными.

Подобная корректность, повторюсь, – единственное условие выживания любого социума, любого общества. Инстинкт самосохранения диктует ему установление корректных отношений между людьми. Если этот инстинкт нарушен, общество ждет саморазрушение. Но одного провозглашения политкорректности мало. В связи с этим, между прочим, уместно упомянуть, что государство Александра Македонского распалось после его смерти, будучи лишенным внутренней связи. Не извлечь ли нам урок из этого? Чем укрепляем мы внутреннюю связь в Российской Федерации, какой идеей обеспечиваем единство российского народа? Без единства народа нет и не может быть крепкого государства.

- Меняется ли уровень такой, как Вы говорите, корректности в российском обществе, каков общий вектор в последние годы?

- 7 ноября 1997 года я в Питере видела, как по Невскому проспекту, по направлению к памятнику Екатерине Великой, шла организованная толпа – шла на разрешенный властями города фашистский митинг. Люди были в повязках с изображением свастики. Пользуясь рупором, организаторы выкрикивали нацистские лозунги, которые толпа мгновенно подхватывала. Шествие охранял усиленный наряд милиции. Скажите, что должны были чувствовать люди, пережившие блокаду, если даже я, родившаяся после войны, не могла сдержать рыданий? Как могли выдержать их сердца подобное кощунство? Я не знаю. Мне и сейчас за них больно.

Прошло двенадцать лет, и недавно мне рассказали: группа скинхедов взяла кровь из вены у своего сверстника-таджика, приготовила напиток из этой крови и пустила чашу по кругу.

О чем можно говорить? Подобных позорных явлений, возможно, не было бы, если бы за убийства на почве ксенофобии наши суды выносили приговоры, соответствующие жестокости преступлений, а не называли их «хулиганскими действиями», как это было все последние годы.

Такие действия властей наталкивают на мысль, что они «рассортировали» народы: есть самый хороший народ, есть те, кто несколько хуже, и есть третьесортные, убийство представителей которых является всего лишь «хулиганством». Это страшная позиция, тиражирующая убийц. Нельзя приучать свое же гражданское население к агрессии! Вчера били армян, сегодня таджиков, а завтра будут бить или убивать любого, кто кому-то не понравится. Я вижу, что власть не может или не хочет ничего менять, более того, сознательно или несознательно создает условия для агрессии против «неместных», «нерусских», «черных».

Когда всю торговлю огромного Черкизовского рынка переводили на сравнительно небольшие площади в центре жилого массива Люблино, населенного в основном европейским населением, разве не понимали, что это вызовет новую волну выступлений? И теперь под моими окнами проходит манифестация во главе со священниками, где участвует много молодых людей. Они кричат: «Москва для москвичей», «Россия для русских», «Черномазые, вон из страны» и так далее.

Мне больно за нашу страну, за моих сограждан. Разве в моих жилах течет только таджикская кровь? Мой отец воевал с первых дней войны, форсировал Волгу, освобождал Сталинград, был тяжело ранен на Курской Дуге. Его, полумертвого, вынес из боя грузин Джангава, а потом в Воронежском госпитале ему переливали кровь добровольных доноров – людей разных национальностей. Сколько и чьей крови ему перелили? И когда я сегодня вижу нацистские символы и нацистские призывы, удивляюсь, почему у нас это не карается. Разве свобода в этом?!

- С тем, что нацистская идеология должна быть вне закона, согласится каждый нормальный человек. Но часто под лозунги «Россия для русских» подводят «патриотическую» основу. Мол, нация вымирает, скоро вообще не будет людей славянской внешности, нужно что-то делать…

- Я ни разу не видела лозунга «Русские, рожайте»! Вместо того чтобы призывать молодежь создавать здоровые, крепкие, многодетные семьи, стимулировать ее к этому, ее выводят на ксенофобские митинги. Где примеры для подражания? Почему нет фильмов, пропагандирующих семейные ценности? Последний такой фильм, «Однажды 20 лет спустя», сняли сорок лет назад! А ведь масс-медиа, искусство могут сделать очень много для создания здоровой атмосферы в обществе!

Есть объективный фактор: в России очень большие незаселенные или малозаселенные пространства, откуда к тому же не один год идет огромный отток населения. На Дальнем Востоке по нашу сторону границы живет семь миллионов человек, а на китайской стороне вдоль той же границы – 140 миллионов. И что, эти 140 миллионов из полутора миллиардов будут сидеть и ждать? Кем лучше заселять пустующие земли – китайцами или нашими бывшими соотечественниками, которые родились в Советском Союзе, не совсем потеряли связи с Россией, не утратили языка, да и менталитет имеют сходный с российским?

Приезжие могут стать гражданами России, причем не самыми худшими. Посмотрите, как работают таджикские врачи, какой у них рейтинг! Как работают другие специалисты – в самых разных областях! Как-то мне позвонила русская женщина из подмосковного Болшева: «У меня няня-таджичка, замечательная, любит детей, дети тоже привязались к ней, но ей не дают прохода «радетели за русский народ». Я боюсь за нее. Подскажите, как ее защитить?».

Могу со всей определенностью сказать: если не изменится отношение к тем, кто приехал добросовестно работать, это будет хуже для самой России, прежде всего.

- Чиновники говорят: мы не хотим, чтобы мигранты оставались в России, мы хотим, чтобы они приезжали, отрабатывали какое-то время и уезжали, чтобы они не привозили сюда свои семьи.

- Тогда надо отдавать себе отчет в том, что скоро в России некому будет не только работать, но и жить. Посмотрите, как живет сегодня Россия! Дороги плохие, частный бизнес не развивается из-за взяточничества чиновников, население спивается... Четыре миллиона беспризорников – они разве на совести мигрантов? Разве плохо для общества, если в нем станет больше активных, работящих людей, если в нем будет более здоровая атмосфера? Взаимное влияние культур всегда обогащает. Поверьте, русский язык точно не стал хуже оттого, что в Россию приехали люди других национальностей. Зато коренные жители его опустили ниже некуда. Вот проблема. Мне за русский язык и народ обидно – иногда я думаю, что я большая патриотка, чем русские.

- Часто приводят в пример страны Западной Европы, ту же Францию, где мусульманская молодежь стала опасной и неуправляемой силой.

- Франция веками была страной мононациональной, у нее нет опыта масштабной интеграции других народов. Россия генетически многонациональна, в этом ее богатство и сила. Другой страны такой нет. Россия изначально была нацелена на то, чтобы присоединять соседние территории, постепенно расширяя свои. Не уничтожать, не завоевывать, а присоединять, что позитивно по своей сути. Моя бабушка, которая родилась в 1886 году и которая страшно потерпела от Советской власти, осталась одна с тремя детьми, говорила: времена Николая были лучшими. Царизм не пытался переделывать народы, не лез со своим уставом в чужой монастырь, не ставил задачу грести всех под одну гребенку.

Потом пришла большевистская идеология: не будет наций, будет одна общность – советский народ. Не буду говорить о средствах, но удалось создать эту общность. Мы поняли это, только когда потеряли – я с ностальгией говорю об этом. Советский народ был не мифом, а реальной и очень мощной силой. И я не сомневаюсь, что если бы СССР сохранился, мы жили бы лучше – при условии разумных реформ, разумеется.

Главное – была идеология, построенная на идеях коммунизма. И она оказалась выше руководителей. Больше того, народ в целом соответствовал идее больше, чем руководители страны.

- Вернемся к Франции…

- Если вернуться к Франции, то, кроме того, о чем я сказала, то есть кроме отсутствия опыта интеграции других народов, причиной явлений, которые мы наблюдаем, не в последнюю очередь стало отсутствие воспитывающей, формирующей сознание молодежи идеологии. Свято место пусто не бывает, и если нет государственной светской идеологии, возникает идеология исламского фундаментализма, православного фундаментализма, какого угодно религиозного экстремизма, сект и так далее.

И России необходима идеология, чтобы не допустить чего-то подобного. Хваленая американская демократия – разве там нет идеологии? Есть: Америка превыше всего! Что это значит? Это значит, что каждый американец ценен, что перед законом все равны, что нет американца высшего сорта, низшего сорта и так далее. Американцы меньше чем за 50 лет выстроили вполне толерантное общество! И это там, где совсем недавно свирепствовал ку-клукс-клан. Эти рецепты не нужно выдумывать, они достаточно известны.

- Можете перечислить?

- Прежде всего, системность во внутренней политике, в национальной политике. Если мы говорим, что мы россияне, что народы имеют равные права, что многонациональность – наше богатство, которым мы гордимся, это должно быть везде: в кино, в газетах, на всех каналах ТВ, в школе, в вузе, в любом учреждении.

Если мы говорим, что перед законом все равны, милиционеры не должны вылавливать в метро у эскалатора по одним только им известным признакам – затравленному взгляду, что ли, – инородцев. Человек ничего плохого не сделал, но должен откупиться от милиционера, иначе тот просто порвет его документы. Все это – с одобрения власти и при нашем общем молчаливом попустительстве.

Только ли милиционер виноват? Сколько он получает за службу – 20-25 тысяч рублей? Он должен на эти деньги содержать жену, ребенка, рожать следующего, лечить, дать образование детям и так далее. В таком дорогом городе, как Москва, на его зарплату не проживешь. Об этом должна думать власть, но у нас представители власти, к сожалению, чаще всего думают только о личном обогащении.

- Сейчас идеи в нашей стране нет…

- Когда я прочитала статью «Россия, вперед!», то почувствовала, что моя душа впервые за многие годы отозвалась на речь главы государства. Все правильно, все в точку, акценты верно расставлены, проблемы сформулированы самые болезненные. Но как бороться с коррупцией, разъевшей всю вертикаль власти, – ведь ржавчина не может бороться сама с собой! Где механизмы реализации? Лишь бы все не осталось на уровне деклараций.

Главное, президент сказал: помогайте мне. И захотелось засучить рукава, бежать ему на помощь. Уверена, 90 процентов населения страны готовы его поддержать.

- Допустим, власть в руках у Вас лично. Чтобы Вы сделали, чтобы в России хорошо жилось всем народам и чтобы через 50 лет люди с голубыми глазами у нас еще рождались?

- Чтобы в России всем хорошо жилось, нужны работающие одинаково для всех законы. Это та системность, о которой я говорила. Когда для всех есть определенные нормы поведения, когда чиновник знает, что за взятки сажают в тюрьму, а мигрант – что он должен вести себя в соответствии с правилами нашего социума, иначе будет отвечать перед законом.

Нужно гражданское, неравнодушное общество, которое должно контролировать, как власть выполняет свои обязательства перед гражданами.

Нужна целенаправленная пропаганда семейных ценностей. Нужна продуманная система охраны материнства и детства. Нужна существенная финансовая поддержка молодой, растущей семьи. Постоянная, а не единовременная помощь семьям с детьми, чтобы удержать приемлемый уровень жизни. Нужно увеличить размер пособий…

- Ваши оппоненты приведут в пример Скандинавию и другие европейские страны, где увеличение пособий не привело к желаемому результату.

- Россию нельзя сравнивать с этими странами. Там уровень эгоизма настолько высок, что уже никто не думает о продолжении рода, нации. У нас, как это ни странно звучит, не до конца уничтожены коллективизм, общинные поведенческие стереотипы. Народы в нашем евразийском пространстве, в том числе и русский, сохранили здоровые начала, об этом не надо забывать.

Исторически Россия – страна уникальная, и я иногда думаю, что правильно ее называют «богоизбранной». У нее есть все, чтобы стать территорией, которая осеняется светом божьим. Просто для этого нужны не только слова. В древней книге зороастризма, «Авесте», говорится, что человек должен руководствоваться нравственной триадой: «благая мысль, благое слово, благое деяние». Какая мудрая мысль! Вот бы ее взял на вооружение каждый чиновник, каждый россиянин! Тогда мы с Вами говорили бы о чем-то другом, более приятном.

Вопросы задавала Ирина Ильина

Источник: http://www.ferghana.ru/article.php?id=6372
Дата: 16.11.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ