Историки хотят архивной оттепели

Под Воронежем, где в годы террора были убиты около 10 тысяч человек, сегодня проведут перезахоронение останков. Место массовых расстрелов показали родные погибших.

Репортаж корреспондента НТВ Ольги Черновой.

«Совершенно секретно. Начальнику воронежского НКВД. Список приговоренных к расстрелу 17 апреля 38 года». 68 фамилий — руководители предприятий, местные партийные лидеры, конструкторы и ученые. Хотя большая часть документов тех лет была рассекречена в начале 90-х, единого банка данных по погибшим и пострадавшим в годы советского террора до сих пор нет.

В 2007 году по решению Росархива МВД и ФСБ доступ к архивно-следственным делам исследователям запрещен. Просмотреть несколько страниц дела могут только родственники репрессированных.

Вениамин Глебов, историк: «Ордер на арест, анкета, приговор и справку о реабилитации можно посмотреть, остальное все закрыто чехлами бумажными».

Краевед Вениамин Глебов за годы архивной оттепели собрал информацию по 17 тысячам репрессированных. Но это, говорит, лишь капля в море.

Вениамин Глебов, историк: «Повторное засекречивание архива — это, по сути дела, повторный расстрел пулями забвения всех репрессированных в период сталинского произвола».

Пока же для воронежских исследователей главный источник информации о страшной истории — расстрельные ямы в Дубовском лесу. Место казни врагов народа под Воронежем было найдено 20 лет назад. На видеосъемке из архива ФСБ видно, как местный житель указывает дорогу к тайным захоронениям НКВД. В 37-м году Иван Текутьев стал случайным свидетелем расправы над людьми.

Иван Текутьев, свидетель расстрела репрессированных в 1937 году: «Мы насчитали 103 ямы. Но здесь раньше было чистое поле, это было стрельбище. И все залито кровью».

Каждый год здесь находят сотни человеческих останков. Россия — это единственная мемориальная зона, где продолжаются поиски и перезахоронения жертв политических репрессий.

По данным воронежского управления ФСБ, только за 37–38-й годы в области расстреляли почти шесть тысяч человек. Ни в одном документе не указано, где приводили приговоры в исполнение. Места массовых расстрелов были засекречены. Сколько подобны полигонов смерти в стране доподлинно не известно.

По мнению исследователей, обнаружить эти данные можно в закрытых архивах спецслужб. В период борьбы с перегибами немало сотрудников НКВД попали под следствие. В их делах могут быть показания о том, где расстреливали и хоронили людей.

Валерий Чекмарёв, сын репрессированного: «Надо эти материалы, ну как минимум, родственникам, а наверняка и исследователям нашей истории открыть для свободного доступа. Притом вы же понимаете, что теперь это ничего не изменит».

Железнодорожника Льва Чекмарёва расстреляли в октябре 37-го, обвинив в сотрудничестве с японской разведкой. Валерию Чекмарёву было всего полгода, когда его вместе с матерью как членов семьи изменника родины приговорили к восьми годам исправительных лагерей. Через 50 лет семью, как и сотни тысяч репрессированных, реабилитировали.

Источник: http://www.ntv.ru/novosti/179015/
Дата: 30.10.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ