Приглашаем на курсы по генеалогии!
Международный институт генеалогических исследований
Программа «Российские Династии»

Добровольцы мирного времени

26.10.2009

Они стояли у серого обелиска на пронизывающем ветру. Несколько десятков человек - гражданские и в погонах, убеленные сединами и совсем еще мальчишки. Сегодняшние добровольцы, вставшие на защиту памяти. Они до сих пор находят прах павших воинов и предают его земле. Хоронят ту далекую войну, которая, говорят, не закончена, пока не похоронен последний солдат. И они, поисковики, помогают ее закончить…
На Кольской земле немало памятников и обелисков. В наших сопках, в небе и на море шли тяжелые бои, следы которых до сих пор хранит земля. 10 октября был открыт еще один мемориальный знак - в честь павших на высоте 206.0, где, по сведениям, собранным поисковиками, пролилась первая кровь в сражениях за Заполярье. И в честь всех тех, кто погиб, защищая Титовский укрепрайон.
- Бой с немецкими егерями здесь произошел 29 июня 41-го - в первые часы боевых действий на Мурманском направлении. Ведь высота 206.0 находится у самой советско-финляндской границы. Парадоксально, но этот бой практически забыт в отечественной историографии, - разводит руками подполковник Дмитрий Дулич, офицер Северного флота, который свое свободное время отдает поисковой работе. - Достаточно сказать, что в монографии Румянцева «Разгром врага в Заполярье», подробно разбирающей все этапы боевых действий, он даже не упомянут. Единственный автор, который отводит этому бою достойное место, - Макар Бабиков. В своей книге «Летом 1941-го» он пишет, что схватка за высоту шла около пяти часов. Наши бойцы оказали незваным гостям достойный прием и стояли в том неравном бою до конца. К сожалению, их подвиг оказался практически забыт на долгие годы… 
- Останки наших солдат были обнаружены на этой высоте в 1984 году. Два последующих года тут работала поисковая группа из торгового порта, а несколько позже военнослужащий из Печенги Роман Неудахин со своими ребятами, - рассказывает писатель и краевед, организатор поискового дела Михаил Орешета. - Останки находились в отдельных ячейках, припорошенные лишь пылью прошедших с той поры лет… Здесь был найден и затем захоронен в Долине Славы прах сорока пяти советских солдат. 
В свое время Орешета получил письмо из Башкирии: «Я - сестра погибшего в первые же дни войны в Заполярье Селиванова Георгия Яковлевича. Служил он в 95-м стрелковом полку заместителем политрука полка. Михаил Григорьевич, помогите, пожалуйста, отыскать могилу моего брата…»
В облвоенкомате отыскать сведения о солдате не удалось. Тогда были направлены запросы в архив в Подольске, где хранится вся информация о сухопутных войсках. Оттуда пришли списки более двухсот человек, погибших в этих местах - в сражениях за высоту 206.0 и за весь Титовский укрепрайон. И в последней графе против фамилий стояла одна и та же фраза: «Оставлен на поле боя»… 
На месте первой крови, пролитой в годы войны на Кольской земле, решено было построить памятный знак. Средства на него собрали сотрудники Мурманской областной прокуратуры и офицеры-пограничники из Никеля. Чтобы в канун 65-й годовщины разгрома захватчиков в Советском Заполярье на высоте 206.0 появился этот мемориальный памятный знак, все прошедшее лето здесь шла напряженная работа. 
Михаил Орешета и Дмитрий Дулич организовали ребят из Мурманска. Сначала материалы доставлялись по бездорожью к подножию сопки, а затем на руках да на плечах гранитные плиты и цемент метров четыреста поднимались в гору. Едва успели к запланированной дате. Последние работы и сам митинг проходили под мокрым снегом на пронизывающем ветру, как будто погода решила напомнить, в каких суровых условиях защитники Заполярья сражались с врагом.
…Восемь гранитных плит. На них - более двухсот имен воинов, отдавших здесь жизнь в жестоких боях с фашистами, названия более десятка воинских подразделений, защищавших Титовский укрепрайон, до конца сражавшихся на этом рубеже…
На одной из плит список начинается с имени политрука Селиванова. Сестра нашла место, где брат отдал свою жизнь за Родину. Святое место. Теперь здесь стоит памятник. Теперь об этом будут знать все. 

* * *
«Около трех часов утра 29 июня от пограничников первой заставы и от красноармейцев, укрытых в дозорах, на командный пункт второго батальона капитану Бородину одно за другим передали донесения, что к границе приближается не менее роты вражеских солдат. Комбат, не мешкая ни минуты, доложил в полк, командир полка майор Чернов приказал не упускать колонну из виду ни на мгновение, о каждом шаге докладывать без задержек. Если же неприятель переступит границу, без предупреждения открывать по нему огонь.
В полукилометре от границы колонна развернулась цепью и медленно-медленно стала подходить все ближе и ближе… Следом за ней тоже от озера Пигвосенъярви показалась вторая колонна, потом третья…
Ровно в три часа неприятельский батальон пересек границу и вступил на советскую территорию. Пограничники и передовые дозоры открыли по ним огонь из винтовок и пулеметов. Выдержки, пока неприятель подойдет поближе, в поражаемую зону, у бойцов не хватило. Раз переступил границу - нажали на спусковые крючки. Пули шлепались возле цепей на излете. Вражеские солдаты не остановились и не залегли.
Командир дивизии генерал-майор Журба, как только ему донес по телефону майор Чернов, что немецкий батальон после перехода границы держит путь к востоку, к озеру Титовскому, приказал командиру полка:
- Ты пропусти их немного вперед, не обстреливай. Потом заставь противотанковый дивизион поработать как следует, да пускай бьют наверняка. А в это время бронедивизион двинь из засады на север, на соединение с артиллеристами. Пусть ударят немцам во фланг да пройдутся по ним, отсекут от границы и уничтожат.
- Понял.
- Проутюжьте их так, чтобы ни один не ушел назад, раскатайте сукиных сынов, чтоб больше не лезли…
С передней, с западной стороны высоту, занятую ротой лейтенанта Каблукова, прикрывало озеро, а доты простреливали все подходы от озера и с боков. Немцы полезли на высоту сзади, с восточной стороны. Ни из орудий, ни из минометов они ее не обстреливали. Командир роты успел переместить часть бойцов на восточный склон. Когда егеря поднялись примерно на одну треть высоты, они вдруг наткнулись на стену огня пулеметов и винтовок. Не ожидая такого, они сначала залегли, а потом и вовсе скатились вниз, к подножию. Через какое-то время появилась девятка «юнкерсов», несколько раз они с пикирования отбомбились по высоте; только перестали рваться бомбы - по вершине и по склонам заухали разрывы тяжелых снарядов. Следом немцы, напропалую поливая из автоматов куда попало, кинулись в новую атаку. На этот раз они поднялись почти до середины высоты. Командир роты, поднявшись в рост, крикнул:
- За мной, вперед на фашистское отродье! - и поднял бойцов в контратаку. Егеря рукопашную не приняли, повернули назад и бросились в лощину. Красноармейцы вернулись на вершину и торопливо стали строить для себя укрытия, собирая валявшиеся во множестве камни-валуны.
Бой за высоту затих на полчаса. Потом над вершиной и восточным склоном завыли мины. Егеря полезли на высоту третий раз, они поднялись еще выше. Пулеметный расчет перебило близким разрывом мины. Командиру роты послать к этому пулемету было некого, и он сам ухватился за рукоятки «максима». И эта атака захлебнулась.
Пятый час бойцы роты удерживали позиции на высоте. Егеря поднялись в новую атаку. С оставшейся горсточкой красноармейцев лейтенант Каблуков бросился врукопашную. Схватка произошла почти у вершины, командир роты и бывшие возле него воины погибли. Из защитников на вершине высоты двести четвертой в живых не оставалось почти никого…» 
Из книги Макара БАБИКОВА «Летом 1941-го».

Источник: http://www.mvestnik.ru/shwpgn.asp?pid=200910242288