Красная Звезда брата

Зинаида Ивановна Зуева обратилась в «ЮП» с просьбой увековечить память о брате. Весь архив красноармейца Гаврила Никитина умещается в тоненькой папке. Три письма-треугольника с фронта, фотография, датированная 1941 годом, письмо-благодарность командования роты за отважную службу, временное удостоверение к медали «За отвагу» и… похоронка. Извещение, то есть, что гвардии старшина Никитин Гаврил Иванович, верный военной присяге, проявив геройство, погиб в боях за социалистическую Родину 21 октября 1944 года. До конца войны оставалось немногим более полугода. Еще ломал войну младший брат (ветеран Иван Никитин сейчас живет в Златоусте), еще надеялись на чудо отец, мать и сестры — похоронки тогда шли небыстро, бывает, что и ошибались…

…Семья Никитиных в 30-е годы прошлого столетья перебралась из соседней Башкирии в поселок Назаровский под Златоустом. Плотницкое ремесло отца, скудное домашнее хозяйство, лежавшее на плечах матери, кормили плохо, и незадолго до войны Никитины переехали в село Новая Пристань Саткинского района. Отсюда старшего из сыновей призвали в армию. Комсомольца, значкиста ГТО (готов к труду и обороне), окончившего до призыва водительские курсы, его определили в танковые войска и отправили служить на западную границу СССР.

Бодрыми, полными веры в победу над любым агрессором были первые письма с границы. Лишь между строк просачивалась тревога, сквозило ожидание беды — войны, готовящейся Гитлером.


Легкий танк Гаврила Никитина, героически обороняя каждую пядь родной земли, докатился от западного оплота до самого сердца страны — Москвы.


Здесь захлебнулось победное наступление врага, отсюда уже опытного боевого танкиста Никитина командировали в Челябинск принимать танки прямо с заводского конвейера. Успел сфотографироваться на память. В сапогах, перепоясанной офицерским ремнем шинели и краснозвездной буденовке отважный боец стоит на фоне незамысловатой декорации с крепостью-дворцом у моря, а под ногами челябинский снег ноября 1941 года. Таким увидела его мать, пешком успевшая добраться на свиданье с сыночком аж от самой Сатки.


Под Москву Гаврил Никитин вернулся в эшелоне с танками ЧТЗ и участвовал здесь в переходе от обороны столицы к наступлению. О том, как воевал боец, повествует благодарственное письмо родителям, датированное 1942 годом.


«…Благодарим отца и мать, что воспитали подлинного воина страны социализма. Мы гордимся им, его подвигами, мужеством и отвагой, преданностью Родине. Вы также вправе гордиться своим сыном, награжденным медалью «За отвагу»… В насыщенном патриотизмом и боевитостью письме командир и политрук роты находят слова благодарности каждому члену семьи поименно — отцу, матери, брату, пяти сестрам отважного красноармейца. Письмо заканчивается традиционным пожеланием «ждать нас с победой».


Осенью 42-го Гаврил Никитин воевал на Карельском фронте. Не на легком довоенной конструкции танке, а на тяжелом «КВ». Враг, отходя, минировал каждый метр покидаемой территории. Бывало, что и отвага, и боевая выучка, и бронированная сталь оказывались бессильны против мощной противотанковой мины, взрывающейся под днищем машины. Лишь один из пяти членов экипажа остался жив в том бою. Иван, чью фамилию в семье не запомнили, оказался уроженцем Курганской области.

Возвращаясь домой, он заехал к Никитиным и рассказал о подвиге сослуживца и друга. О том, что четверо из их экипажа со всеми почестями похоронены в братской могиле на восточной стороне населенного пункта Ахмалахти Мурманской (в 1944 году Печенгской) области. По поручению командования передал на хранение семье комсомольский билет, красноармейскую книжку и выписку из приказа войскам 14-й армии от 27 октября 1944 года № 03-н.

От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР в ней сообщалось, что за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом мужество гвардии старшина Никитин Гаврил Иванович награжден орденом Красной Звезды.


После войны стали искать следы посмертной награды. В ответ на обращение в Министерство обороны СССР получили копию письма главного управления кадров Минобороны. В нем начальнику управления кадров Уральского военного округа предписывалось установить гибель Никитина Г.И. в бою, представление его к награде, и, если награда не вручалась, «…выписать на его имя орденскую книжку, в которую вписать указанную награду и передать ее родственникам награжденного для хранения, как память».


Орденскую книжку выдали, а на вопрос об ордене ответили: «Ордена на хранение семье не выдаются…».


Но ведь есть же Положения об орденах, медалях и почетных званиях СССР, утвержденные указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июля 1979 года! Извлечения из него, которое есть в той же орденской книжке, гласит:
«Ордена, медали СССР, нагрудные знаки к почетным званиям СССР умерших награжденных граждан и награжденных посмертно, а также документы о их награждении оставляются или передаются их семьям для хранения как память».


Именно так: «награды», а также «документы о их награждении», а не наоборот!
Как могло случиться такое, редакция адресует в Управление кадров Минобороны РФ и Государственный архив РФ — в Подольск. Вместе с публикацией, копиями документов, хранимых сестрой Г.И. Никитина, и ее заявлением.

Источник: http://www.up74.ru/rubricks/obshhestvo/2009/oktjabr-09/krasnaja-zvezda-brata.html
Дата: 23.10.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ