Как казачий генерал харьковчанам помогал

16 мая 2007 г.
«Никогда в среде харьковцев не изгладится благодарное воспоминание о неоцененных услугах, оказанных нашему городу генералом Шпицбергом» — пророчили газеты в день отъезда этого человека из Харькова. И ошиблись. Сегодня, спустя чуть более сотни лет,
имя и заслуги его прочно забыты. Пожалуй, пришла пора вспомнить…
Евграф Владимирович Шпицберг не был харьковчанином. Он принадлежал к потомственным дворянам Киевской губернии, происходящим из лифляндского дворянства. Родился Евграф в 1843 году. Окончил классическую гимназию в Киеве, Константиновское военное училище в Санкт-Петербурге и восемнадцатилетним юношей поступил на службу в Мариупольский гусарский полк, расквартированный в Царстве Польском. Боевое крещение юный гусар получил в стычках с польскими повстанцами во время знаменитого восстания 1863 года. Тогда же он заслужил свою первую боевую награду — орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». А вскоре в военной карьере поручика Шпицберга произошел неожиданный поворот — молодой гусарский офицер вдруг перевелся в конно-артиллерийскую бригаду Сибирского казачьего войска. Сменить блестящую венгерку на невзрачный казачий чекмень, а цивилизованную Европу — на дикую Среднюю Азию человека того времени могли заставить, пожалуй, только воинская романтика и жажда подвигов. В знойных песках Туркестана, где прошла большая часть службы Евграфа Шпицберга, ему удалось утолить эту жажду в полной мере. Опасности и лишения, военные экспедиции и бои с туземцами, осады и штурмы крепостей стали отныне его служебными буднями. 

В 1866 году, в первый же год своей службы в Средней Азии, во время одного из штурмов Евграф Шпицберг был ранен пулей в локоть левой руки. В следующем году — получил золотое оружие с надписью «За храбрость». Да и последующие награды орденами и чинами, как сказано в послужном списке Шпицберга, были дарованы ему именно за боевые отличия. Хотя и небоевых отличий хватало. Так, например, в 1869 году Евграф Владимирович был командирован в распоряжение Туркестанского генерал-губернатора, возложившего на него почетное поручение — сопровождать в Санкт-Петербург сына бухарского эмира с посольством к Государю Императору. Поручение было выполнено блестяще, а знакомство с эмиром впоследствии не раз пригодилось Шпицбергу и сыграло роль в его служебной карьере. Впоследствии Евграф Шпицберг несколько раз направлялся посланником к бухарскому эмиру, получил от него в награду жеребца арабской крови и много других подарков. 

После службы на нескольких административных и командных должностях в 1879 году Евграф Владимирович Шпицберг был назначен командиром 4-го Оренбургского казачьего полка с производством в полковники. Этот заслуженный и боевой полк исходил весь Туркестан, участвовал в походах против хивинцев, бухарцев, кокандцев и туркмен. За отличие в знаменитом Хивинском походе казаки одной из сотен полка получили почетные знаки отличия на головные уборы, а сам полк — серебряные Георгиевские трубы.
Летом 1881 года полковник Шпицберг получил от военного министра телеграмму с приказом полку отправиться на место новой стоянки — в город Харьков. После нескольких месяцев тяжелейшего похода по пустыне полк прибыл в Оренбург. Еще несколько месяцев ушло на отдых, во время которого полк сменил свой порядковый номер с № 4 на № 1. Наконец в сентябре 1882 года 1-й Оренбургский казачий полк прибыл в Харьков, связав свою судьбу с нашим городом на последующие тридцать лет… 

Рассказ об истории пребывания оренбургских казаков в Харькове может занять не один десяток страниц. Мы же остановимся подробнее лишь на одной, повествующей о полковом командире. Ибо он того достоин. «Один из почетнейших граждан города», «человек замечательно отзывчивый на нужды ближнего, на всякое доброе дело», «истинный христианин, снискавший к себе общую любовь» — вот далеко не полный перечень выражений, в которых писали харьковские газеты конца ХІХ века о Евграфе Владимировиче Шпицберге. Чем же заслужил этот человек столь лестные отзывы? 

В марте 1893 года в Харькове произошло наводнение, по своим размерам и последствиям ставшее самым большим в истории города. Почти пятая часть территории города, к тому же густонаселенная, оказалась затопленной. В некоторых местах уровень воды достигал 15,2 фута (более 4,5 метра). Наводнением было залито около тысячи дворов, почти 3 тысячи домов и квартир, в которых проживали около 10 тысяч человек. Больших людских жертв удалось избежать только благодаря решительным действиям казаков 1-го Оренбургского полка. По приказу полковника Шпицберга в разгар наводнения казаки начали на лодках эвакуировать из зоны затопления людей, спасавшихся на крышах и чердаках. Нередко казакам приходилось спасать утопающих. Кроме того, полковник Шпицберг распорядился обеспечить доставку продовольствия и одежды жертвам наводнения, оказавшимся отрезанными от города или оставшимся без крова и страдавшим от голода, причем выделил для этой цели собственные средства. 

На экстренном собрании Харьковской городской Думы 12 апреля 1893 года гласный Н.П. Кузин выступил с заявлением следующего содержания: «У всех еще свежо в памяти великое бедствие, постигшее наш город нынешнею весною от разлива рек; все мы еще находимся под тяжелым его впечатлением, следы его далеко еще не изгладились и не скоро изгладятся. Быстрота и небывалые размеры наводнения застигли жителей низменных частей города совершенно врасплох. Много домов было залито, сообщения по улицам закрылись, гибло последнее достояние бедняков, многим приходилось терпеть голод, потому что не было возможности ни достать, ни приготовить пищи. Во время этой тяжкой беды, посетившей Харьков, истинным благодетелем для пострадавших от нее явился командир Оренбургского казачьего полка полковник Шпицберг. Сам он и одушевляемые его благородным примером сыновья его, подхорунжие и весь полк его много жизней спасли, рискуя собственной жизнью и здоровьем; для них как бы не существовало опасности; ни большая глубина разлива во многих местах, ни быстрота течения не останавливали их в подании помощи несчастным. 

Кроме того, Евграф Владимирович оказывал помощь неимущим и раздачею хлеба, купленного частью на пожертвования, собранные по почину уважаемой супруги его. Такой высоконравственный подвиг самопожертвования и человеколюбия, вызывающий чувство уважения и благодарности в среде горожан, не может остаться неоцененным по достоинству и городским представительством. В силу этого я полагаю, что вновь образованная городская Дума, приступая к исполнению своих общественных обязанностей, должна первым долгом почесть засвидетельствовать Евграфу Владимировичу Шпицбергу, его семейству и доблестным казакам Оренбургского полка глубокую признательность общества за великодушную, самоотверженную помощь населению в постигшем его бедствии, о чем и вношу в Думу настоящее мое предложение». 

Дума единогласно поддержала предложение гласного. 23 апреля, в день Св. Георгия, во время полковых торжеств по случаю праздника Оренбургского казачьего войска в полк прибыла депутация думы во главе с городским головой И.Т. Голенищевым-Кутузовым. Городской голова прочел постановление Думы о выражении благодарности полку и поднес командиру полка благодарственный адрес, а член депутации гласный Кузин — образ Нерукотворного Спаса. Приняв образ, полковник Шпицберг, указывая на него полку, пожелал, чтобы эта икона служила оплотом духовного единения между жителями и полком. Затем полковой командир поднял чарку за представителей городского управления. Тост этот был встречен громогласным «ура». 

В те же дни командующий войсками Киевского военного округа генерал-адъютант Драгомиров отмечал в своем приказе: «Во время наводнения в Харькове командир № 1 Оренбургского казачьего полка полковник Шпицберг явил распорядительность и самоотвержение, спасая со своими казаками жителей, большей частью вплавь, а по миновании опасности снабжал пищею тех, которые оказались отрезанными от города наводнением. Объявляю по округу в пример и назидание, главнейше потому, что когда беда пришла, полковник Шпицберг не стал ждать приказания, а сам сделал что нужно и хорошо сделал, т.е. толково, не жалея себя и по закону выручки». А Император Александр III за действия по спасению жителей Харькова во время наводнения 1893 года объявил полковнику Е.В. Шпицбергу свое Высочайшее благоволение. 

Но и на этом благодарности не закончились. Депутация благодарных харьковчан посетила семью Шпицбергов на их квартире и поднесла полковнику и его супруге еще один благодарственный адрес и икону. Адрес гласил: «Глубокоуважаемый Евграф Владимирович! В начале марта сего 1893 года неожиданное бедствие от наводнения подвергло многих беднейших жителей города Харькова смертельной опасности. Тогда Вы, супруга Ваша Ольга Ивановна, сыновья Владимир, Леонид и предводимые Вами казаки спасали людей от смерти в воде, от голода и холода, не щадя собственной жизни и здоровья. Взволнованные такими подвигами Вашими ради человеколюбия, мы не могли отказать себе в потребности запечатлеть на чем-либо наши лучшие чувства и выразить их вам, почему, соорудив иконы Спасителя на водах и святых Евграфа, Ольги, Владимира, Георгия, Леонида и Бориса в виде складня, просим принять таковой и хранить в семействе вашем в удостоверение постоянных молитв наших; да подкрепит Господь и впредь Вас и всех членов семьи на всех путях жизни». 

Икона-складень работы известной московской ювелирной фирмы Хлебникова — поставщика Двора Их Императорских Величеств представляла собой подлинное произведение искусства. На центральной доске складня было помещено изображение «Спасителя на водах», на боковых — лики святых покровителей семьи Шпицбергов — св. мученика Евграфа, св. Благоверной княгини Ольги, св. Благоверного князя Владимира, св. князя Бориса, св. Леонида и св. мученика Георгия. На обратной стороне, на серебряной вызолоченной доске синей эмалью была выведена надпись: «Складень сей сооружен почитателями самоотверженной деятельности полковника Евграфа Владимировича Шпицберга, супруги его Ольги Ивановны, сыновей Владимира и Леонида и подчиненных в деле подания помощи погибавшим от наводнения, бывшего в Харькове 7-8 и в следующие дни марта 1893 года на память о сих днях бедствия и в знак молитвенных отношений к святым покровителям о благоденствии доблестного семейства». 

После вручения адреса и иконы два харьковских священника отслужили в квартире Шпицбергов благодарственный молебен. Евграф Владимирович поблагодарил депутацию и сказал, что отныне и до последних дней своей жизни он будет считать себя неоплатным должником пред жителями города Харькова за оказанную ему и его семейству высокую честь, которой он не считает себя достойным, так как немногое сделанное им во время наводнения преувеличенно возводится в какой-то подвиг. 

За годы службы и жизни в Харькове Евграф Владимирович Шпицберг снискал славу щедрого и неустанного благотворителя. В 1896 году, уже будучи генерал-майором, он стал инициатором создания в Харькове нового благотворительного учреждения — Дома трудолюбия. Идею оказания трудовой помощи трудоспособным работникам, по каким-либо причинам не находящим работы, незадолго перед тем подала Государыня Императрица Александра Федоровна, под чьим покровительством в 1895 году в Петербурге было учреждено попечительство о домах трудолюбия и работных домах. Харьковский Дом трудолюбия, по замыслу его учредителей, должен был предоставлять безработным приют и небольшой заработок вплоть до устройства их на работу. Город передал в распоряжение Дома трудолюбия новое здание на Конной площади. В этом здании харьковское общество Дома трудолюбия, принятое под Августейшее покровительство, получило право устроить столовую, ночлежный приют, ясли, лечебницу, библиотеку, мастерские. В последующие годы помощью Дома трудолюбия постоянно пользовались до 200 человек. 

Осенью 1896 года генерал-майор Шпицберг был назначен начальником Туркестанской казачьей бригады и навсегда покинул Харьков. В день прощания Евграфа Владимировича с полком газета «Харьковские Губернские Ведомости» напечатала его подробную биографию вплоть до последнего назначения, которое, по словам газеты, «заставляет его оставить наш город, где он сумел приобрести всеобщее уважение и стать для всех харьковцев сердечно дорогим и любимым человеком». 

После казачьей бригады генерал Шпицберг командовал 1-й Туркестанской казачьей дивизией, затем — 7 армейским корпусом. Двое его сыновей, служившие офицерами в 1-м Оренбургском казачьем полку, остались в Харькове. Впоследствии один из них, есаул Владимир Евграфович Шпицберг, погиб на фронте первой мировой. Евграфа Владимировича известие о смерти сына не застало в живых. Он скончался незадолго перед войной в Санкт-Петербурге, где жил после выхода в отставку в чине генерала от кавалерии.
И все же однажды фамилия Шпицберг еще раз громко прозвучала в Харькове. Правда, это был другой Шпицберг. И это уже совсем другая история…
Источник: http://www.vecherniy.kharkov.ua/news/11469
Дата: 17.05.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ