Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Россия и русские в Сербии (V)

17.08.2009

В настоящее время особое значение в Сербии приобрели представительства российских культурных и образовательных организаций. Это, прежде всего, Российский центр науки и культуры (второе официальное название - Русский дом) – представительство Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) (1). 

Русский дом в Белграде в его нынешнем виде является правопреемником как эмигрантского Русского дома имени Императора Николая II, так и Дома советской науки и культуры. Он расположен в том же здании, что и две предшествовавшие его появлению организации. Здание было построено в 1933 г. российским архитектором В. Баумгартеном в центре Белграда как культурный центр российской диаспоры. Русский дом является средоточием культурной жизни русского Белграда, там регулярно проходят фестивали, конференции, симпозиумы, выставки. При Русском доме действуют библиотека и видеотека, различные кружки и творческие студии. К сожалению, наиболее популярны из них на сегодняшний день кружок бального танца, в который приходится записываться за год вперёд. А вот библиотека Русского дома не может похвастаться таким наплывом желающих приобщиться к русской культуре. По словам сотрудников, её посещает не более 5 человек в день. 

В последние годы отмечается заметный рост влияния на культурную обстановку в Сербии Средней школы при посольстве Российской Федерации. С 1979 г. «русская школа» занимает огромный участок территории в Новом Белграде и представляет собой комплекс из нескольких 3-5 этажных зданий: учебного корпуса, интерната на 150 мест, жилых помещений для сотрудников школы, а также спортивных площадок и парка. Учебные классы вмещают, при максимальной загрузке, до 350 учащихся. Обучается в школе на сегодняшний день 151 человек, причём это лишь на треть дети сотрудников российских представительств и на две трети - местные, преимущественно дети от смешанных русско-сербских браков. При школе действуют различные курсы, кружки, студии. Она заслуженно считается одним из самых престижных учебных заведений Белграда, в особенности в нише начального и среднего школьного образования. Школа поддерживает связи с образовательными учреждениями г. Белграда, Русским культурным центром, Русской Православной Церковью. 

Картина российского культурного присутствия в Сербии была бы не полной, если бы мы ограничились только организациями и обществами. Есть несколько проживающих в Сербии российских соотечественников, занимающихся пропагандой и сохранением российского языка и культуры не менее успешно, чем коллективы и организации. Назовём лишь две фамилии. 

Алексей Борисович Арсеньев – главный историограф российской эмиграции в Сербии, человек всеобъемлющих знаний и всесторонних интересов. Потомок эмигрантов первой волны, автор дюжины книг по истории российской эмиграции в Сербии, написанных на высочайшем научном уровне. Это тем более удивительно, что по образованию он не историк, а инженер-энергетик, начинал свою трудовую деятельность на нефтеперерабатывающем заводе г. Нови-Сад. Он сам уроженец этого города, и изначально его интересы были связаны с судьбами россиян в сербской области Воеводина. Однако сегодня сфера научной деятельности Арсеньева выходит за пределы Сербии и бывшей Югославии, включая все Балканы. Личная библиотека Арсеньева включает в себя тысячи томов по истории русского рассеяния, в том числе редкие издания, отсутствующие в каталогах даже самых крупных библиотек. Алексей Борисович всегда готов помочь исследователям и просто интересующимся судьбами русских в Сербии как советом, так и уникальной информацией из своих библиотеки и архива. 

Таким же, как А.Б. Арсеньев, энтузиастом в деле продвижения русской культуры в Сербии является переводчик, редактор и организатор издания современной русской литературы на сербском Ольга Кириллова. По ее собственным словам, Кириллова «приехала в Белград, чтобы писать диссертацию об Иво Андриче и осталась на пятнадцать лет». Кириллова поставила себе целью приобщить сербов к процветающему ныне в России жанру «исторического детектива». С 2004 по 2008 гг. ею были переведены и опубликованы в белградском издательстве «Информатика» 15 романов Бориса Акунина об Эрасте Фандорине. Причём Кириллова не ограничилась переводом – каждый том сопровождается развёрнутыми комментариями об истории и культуре России, краткими биографиями упоминаемых в романе исторических лиц, иллюстративным материалом, относящимся к эпохе. В некоторых изданиях объём «вспомогательных» частей книги приближается к объёму романа как такового. Сербские критики и читатели высоко оценили труд О.Л. Кирилловой, равно как и автор романов, заявивший, что издавать его книги на иностранных языках надо именно так, как это делают в Белграде. 

В 2007-2008 гг. О.Кирилловой осуществлено издание на сербском языке «Московской саги» Василия Аксёнова. В настоящий момент она рассматривает проект по приобщению сербских читателей к литературе русской эмиграции, поскольку на сербский язык «белоэмигрантская» поэзия и проза не переводилась практически никогда. Применительно к работе таких людей Русского мира, как А. Арсеньев и О. Кириллова, от представителей российской диаспоры в Сербии зачастую можно услышать эпитет «подвижничество». Эпитет вполне заслуженный. 

Основными материальными воплощениями российского присутствия в Сербии, равно как и символами преемственности российской культурной миссии, являются Русская Церковь св. Троицы в Белграде и Русское кладбище. «Русская парцелла» на Новом кладбище в Белграде стала последним прибежищем для тысяч эмигрантов, а также для русских участников Первой мировой войны, погибших на территории Югославии. В 1935 г. на кладбище установлен монумент «Николаю II и двум миллионам русских солдат Великой войны» по проекту архитектора Р. Верховского. В основании массивного памятника находится склеп, где покоятся российские солдаты и офицеры. Большая часть российских эмигрантов, осевших в Белграде, были похоронены именно на этом кладбище, в том числе и те, кто скончался уже в коммунистические времена. В последние годы Русское кладбище (увы!) находится в запустении, монумент и построенная в 1931 г. Иверская часовня ветшают. В прошлом году в судьбе Русского кладбища наметились изменения - депутат Госдумы РФ, предприниматель Анатолий Лисицын взял на себя финансирование восстановления Русского кладбища. У Фонда А. Лисицина есть опыт проведения подобных работ на территории России, что позволяет надеяться на благополучное завершение проекта. 

Русская Церковь св. Троицы была построена в 1924 г. по проекту архитектора В.В. Сташевского, освящена митрополитом Антонием (Храповицким) 28 декабря 1924 г. Это небольшое строение в псковско-новгородском стиле, сознательно спрятанное создателями за громадным псевдо-византийским собором св. Марка. Церковь строили «всем миром», то есть деньги на нее собирали по подписке среди русских беженцев. 40 тысяч динар, немалую по тем времен сумму, пожертвовал на строительство премьер-министр Сербии Никола Пашич. 

Храм Святой Троицы в Белграде примечателен тем, что в нём покоится прах генерала П.Н. Врангеля, скончавшегося в Брюсселе, но похороненного, согласно завещанию, в сербской столице. С 1931 г. и по сей день в Троицкой церкви Белграда служит священнический род Тарасьевых. Первым представителем династии был отец Виталий Тарасьев, пришедший в Троицкую церковь псаломщиком, в 1940 г. ставший одним из штатных священников церкви, а в 1950 г. - игуменом Подворья Русской Православной Церкви в Белграде. В 1974 г. о. Виталий скончался, ему наследовал сын – о. Василий Тарасьев (1932-1996). После смерти о. Василия династию продолжил его сын, о. Виталий, и по сей день являющийся настоятелем Троицкого храма. 

Особо примечательно, что все Тарасьевы - из числа тех, кого называли «красными попами», то есть они подчинены Московской Патриархии. Под крыло Москвы перешёл ещё предшественник о. Виталия, о. Иоанн Сокаль, причем не по принуждению, а по собственному, глубоко осознанному выбору. Продолжали ориентироваться на Москву и священники из рода Тарасьевых. Для них, в частности для о. Василия, не было антагонизма между окормлением по преимуществу «белоэмигрантской» паствы и ориентацией на коммунистическую Москву. Отец Василий Тарасьев говорит: «Россия – одна, какой бы ни был в ней политический строй, как бы она официально ни называлась, и другой России у нас не будет» (2) . Для второго и третьего поколений русских эмигрантов в Сербии эти слова стали азбучной истиной. Говоря о семействе Тарасьевых, нельзя не вспомнить и выдающегося филолога, профессора русистики А.В. Тарасьева, сына о. Виталия. Андрей Витальевич воспитал не одно поколение сербских русистов и продолжает преподавать по сей день. В истории этой семьи отразилась вся история русской диаспоры в Сербии - от времен Александра Карагеоргиевича, сквозь годы правления И. Броз Тито, через лихолетье девяностых годов XX века до наших дней. К сожалению, таких русских семей в Сербии уже почти не осталось… 
***

Судьба российской диаспоры в Сербии уникальна. Всестороннее присутствие в научной и культурной жизни страны в период между двумя мировыми войнами, полуподпольное существование в коммунистические годы, возрождение культурной жизни диаспоры в XXI веке силами людей, лишь немногие из которых непосредственно связаны с эмиграцией первой волны. При этом – отчётливая преемственность поколений, воплотившаяся в материальных следах российского присутствия в Сербии: Русский дом, Русская церковь, Русская школа, Русское кладбище. 

Русская диаспора в Сербии состоит из многих компонентов, она социально неоднородна, но существует некая общая для всех российских соотечественников в Сербии культурная база, на которой происходит объединение. Эта культурная база включает в себя как наследие российских апатридов 20-30 гг., так и историю взаимоотношений социалистической Югославии и СССР. И естественно, вечные ценности – русскую православную веру, русский язык, русскую литературу. Сегодня это реальное воплощение присутствия России на Балканах. Это именно та связующая с Родиной пуповина, которой не хватало русской эмиграции первой волны.

Источник: http://fondsk.ru/article.php?id=2397