Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Лев Николаевич Толстой: «Мы, Толстые, веками России служили»

15.08.2009

Лев Николаевич Толстой – правнук Сергея Николаевича Толстого, старшего брата писателя Л.Н.Толстого. Герой нашего рассказа доводится своему именитому тезке внучатым племянником. Он единственный из ныне здравствующих правнуков братьев Толстых, сыновей графа Николая Ильича Толстого (1794-1837), кто унаследовал фамилию и титул по прямой мужской линии. 

Лев Николаевич живет и работает в Крыму. По профессии он кадровый военный. Службу оставил 1995 году в звании генерал-майора. Род войск, в которых завершилась военная карьера нашего современника Льва Толстого, определить непросто. После 1991 года 9-е управление КГБ СССР в Крыму было переформировано украинскими властями в особую структуру. С 1988 по1991 годы генерал Толстой был начальником 9-го управления КГБ СССР в Крыму, а с 1991 по 1995 годы возглавлял украинскую службу по охране и обеспечению безопасности государственных объектов и лиц, пребывающих на них. Сегодня бывшие госдачи сдаются местными властями в аренду, и генерал Толстой занимается привычным для него делом – заведует охраной объектов, арендованных правительством одной из Российских автономных республик, правда теперь его должность звучит скромнее: «советник по туризму».
В июне этого года Лев Николаевич гостил на тульской земле и посетил имение своего прадеда С.Н.Толстого в селе Пирогово Щекинского района.
В прошлом году усадьба Пирогово получила статус филиала «Ясной Поляны». Усадьба была куплена графом Николаем Ильичом Толстым, отцом братьев Толстых, в марте 1837 года и после его смерти перешла во владение к старшему сыну Сергею.
Хозяин Пирогова Сергей Николаевич (1826-1904) был женат на цыганской певице Марии Михайловне Шишкиной, происходившей из знатного цыганского рода. В прошедшем июне отмечался 215-летний юбилей Н. И. Толстого-отца. К юбилейным торжествам был приурочен Фестиваль русско-цыганской культуры. На юбилей и цыганский праздник в Пирогово съехались многочисленные потомки Толстых.
Недавно корреспондент «Молодого коммунара» встретился со Львом Николаевичем Толстым в Крыму. Беседа проходила в Форосском парке, вблизи тех самых объектов, охраной которых Толстой заведовал в 80-90-е годы и на которых он трудится до сих пор. Потомок знатного российского рода Толстых поделился с читателями «Молодого коммунара» своими воспоминаниями и впечатлениями от поездки в родные места.
- Я родился в Хомяково, куда перебралась семья моего деда, Григория Сергеевича, после революции. В 1943 году в восьмилетнем возрасте я поступил в Тульское суворовское училище, которое окончил с отличием в 1953 году. В 1955-м вступил в партию, а в 1956 был направлен на службу в органы государственной безопасности.
- Вы - потомок древнего дворянского рода. Вы ощущали себя «простым советским человеком»?
- На все 100 поцентов! Мы, Толстые, веками служили России. Патриотизм – фамильная толстовская черта. Какой бы ни была власть, любовь к Родине выше обид. Кстати, не скажу, что у меня были какие-то сильные обиды на советскую власть. Судьба России – наша судьба. Нам выпало жить в это время, и мы выполняли свой долг перед Родиной так, как понимали. Аристократическим чванством, спесью Толстые никогда не отличались. Мой прадед, несмотря ни на какие сословные предрассудки, женился по любви на цыганке Маше, и был с ней счастлив. Среди Толстых – государственные и военные деятели, писатели, художники. Все они своим трудом прославляли Россию.
Первым из широко прославившихся Толстых был Петр Андреевич Толстой (1645-1729) – государственный деятель, дипломат, сподвижник Петра Великого, руководитель его секретных служб - Преображенского приказа и тайной канцелярии. В 1724 году он получил титул графа и стал основателем рода графов Толстых. Петр Андреевич был одним из шести членов вновь учрежденного Петром Первым Верховного тайного совета. Так что я, можно сказать, пошел по стопам своего предка по «сыскной» линии (смеется)…
- Вы возглавляли 9-е управление в Крыму в памятные россиянам «перестроечные» времена, на них приходится пик вашей карьеры. Чем вам запомнилось это время?
- Еще при Брежневе наша служба начала подыскивать места на южном берегу Крыма для новых баз отдыха для ответственных работников. В 1985, когда к власти пришел Горбачев, эти места начали осваивать. Новый генсек не хотел отдыхать на старых объектах, видимо, из желания показать, что он политик новой формации. Михаилу Сергеевичу предложили три варианта для строительства новой дачи. Он остановился на Форосе. Тихий маленький населенный пункт, неплохой пляж, удобная закрытая бухта, большие глубины, благодаря которым к берегу легко подойдет прогулочное судно, словом, место хорошее. Строительство дачи началось уже в 1985 году, но дело продвигалось медленно. В 1987 году семья Горбачева отдыхала на даче №1 в Ливадии. Летом того года произошло одно памятное событие. Однажды, когда на пляже принимали солнечные ванны Раиса Максимовна с дочерьми (самого Горбачева в тот момент не было), иностранное судно прошло в непосредственной близости от берега. По ошибке лоцмана, который вывел греческое туристическое судно на точку встречи на полмили ближе, чем было предусмотрено курсом, корабль прошел в акватории, охрану которой должны были обеспечивать пограничные суда. Пограничники наблюдали за этим маневром, но не решились атаковать гражданское иностранное судно. Раиса Максимовна была сильно возмущена. Учинили разбирательство. Осенью 1987 года на торжественном приеме в Кремле по случаю 70-летия Октябрьской революции Раиса Максимовна, отвечая на светские вопросы жен членов аппарата ЦК о том, как прошел отдых в Крыму, рассказала о случившемся безобразии. «Ужас! Кошмар!» - неистовствовали дамы. Наше руководство, чтобы как-то сгладить этот конфуз, поспешило заверить первую леди, что на будущий же год семья генерального секретаря будет отдыхать на новой даче.
Начался аврал на объекте «Заря» (это имя было присвоено форосской госдаче). Строили ее солдатики, но отделочные работы выполняли специалисты из Москвы. Делалось все в страшной спешке и горячке. Шестиметровый массивный деревянный карниз в спальне дочери Ирины прикрепили не на кронштейны, а на деревянные пробки. Не успевший как следует просохнуть цемент и сыроватое дерево поначалу держали эту конструкцию. Объект сдали. Комиссия, проверяя надежность крепления карнизов, добросовестно дергала за шторы. Все держалось. В июле 1988 года стояла страшная сушь, и деревянные пробки покоробились. Девочки, дочери Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны, играли в спальне, и карниз рухнул прямо на голову Ирине. Удар пришелся по темени, к счастью, по касательной. Девочка сильно испугалась. В тот злополучный день я сопровождал на охоте в горах Анатолия Ивановича Лукьянова, председателя Верховного Совета. Тогда я занимал должность заместителя начальника управления. Срочной телефонограммой меня вызвали на «Зарю», где я и узнал о случившемся. Все офицеры – в тяжких предчувствиях: «Гильотина готова, сейчас головы полетят». Головы действительно полетели, и на место отставленного начальника назначили меня. Это повышение стало настоящим испытанием. Мне было сказано определенно: «Ты один головой отвечаешь за все, что здесь будет происходить». Обнаружив строительный брак, работники нашей службы должны были мне рапортовать незамедлительно как о ЧП: «Там ступенька скрипит, тут камень шатается, здесь что-то непонятное бухтит…» Сейчас вспоминаешь об этом с юмором, но тогда нам было не до смеха…
- В августе 1991 года именно вам пришлось выполнить роль «тюремщика» генерального секретаря. Скоро очередная годовщина ГКЧП, как вы спустя годы оцениваете это событие?
- На государевой службе приказы не обсуждают. Любой офицер меня поймет.
Даже теперь, спустя 18 лет, говорить о событиях 1991 года непросто. Я жалею о том, что сегодня мы, славяне, находимся по разные стороны границы. У меня сын в Москве, а дочь в Киеве. И что хорошего? Развалилась великая держава. Китайцы поступили мудрее: изменили формы правления, политические и экономические приоритеты. Нам надо было тщательнее прорабатывать союзный договор. Нет примера процветающего современного федеративного государства, которое бы строило отношения между субъектами внутри на национальной основе. А мы, увы, попытались это сделать…
Об июньских днях, проведенных на родной тульской земле, генерал Толстой говорил с большой теплотой. Глядя на этого яркого представителя славной русской фамилии, вспоминаешь слова Льва Толстого-писателя: «Что есть порода? Черты предков, повторяющиеся в потомках»…

Источник: http://mk.tula.ru/14934.html