Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Романовы напоминают истории о себе

30.07.2009

Члены семьи Романовых, ныне проживающие в эмиграции в разных странах мира, никогда и ни при каких обстоятельствах не собираются просить у правительства России особого статуса, особых условий или каких-либо льгот – об этом сообщил сегодня официальный представитель «Ассоциации членов семьи Романовых» в России Иван Арцишевский. 

Он также огласил заявление князя Димитрия Романовича о статусе Дома Романовых в России – но перед этим он поспешил заверить журналистов, что речь ни в коем случае не идёт о «раздоре» или ссоре среди потомков великой фамилии. 

Напомним, что княгиня Мария Владимировна (называющая себя «Её Императорское Величество, Глава императорского дома Романовых») в интервью агентству «Интерфакс» заявила, что уверена в возвращении царской семьи в Россию. «Ничего просить для себя мы не намерены, – сказала она, – когда в России произойдет то, что уже произошло в большинстве стран, и государство сочтет полезным возвращение Императорского дома и его более активное участие в общественной жизни, я уверена, оно само выработает в данном вопросе правовое и практическое оформление». 

«Императорский Дом хочет вернуться в Россию на постоянное место жительства, мы убеждены, что это произойдет, как это произошло во многих цивилизованных странах: Болгарии, Сербии, Румынии, Венгрии, но как скоро это будет – мы предсказывать не будем, – также заявил Александр Закатов, называющий себя «главой канцелярии Императорского дома Романовых». – Там сохраняется республиканская форма правления, прежде царствовавшие династии вернулись и активно участвуют в общественной жизни государства, никому от этого плохо не стало, это приносит пользу, помогает развиваться национальному самосознанию и помогает упрочнению позиции этих стран на международном уровне». 

После таких заявлений в СМИ появились публикации с различными версиями развития событий и последствий для общества. 

То затухая, то вновь разгораясь, конфликты и недоразумения, связанные с легитимностью титулов императорской фамилии и правовыми нюансами престолонаследия, тянутся в династии Романовых фактически со времён Александра Второго. В нынешних исторических условиях, заметил Арцишевский, реставрация монархии в России невозможна – однако ясность в вопросе статуса семьи Романовых и легитимности тех или иных титулов необходима как для понимания российской истории, так и для того, чтобы избежать возможного раскола среди историков и рядовых граждан страны. 

Сегодня представителей династии Романовых в мире насчитывается около ста человек, из них прямых потомков императорской фамилии – двенадцать (их объединяет «Ассоциация членов семьи Романовых» – общественная организация, зарегистрированная в Швейцарии в 1979 году). Однако Мария Владимировна, именующая себя Великой княгиней (что, по мнению Димитрия Романовича, неверно) называет себя ещё и «главой Императорского Дома», претендуя при этом на какой-то особый статус в России и некие особые привилегии. Это настолько не понравилось Димитрию Романовичу, что он решил выступить с заявлением – несмотря на то, что всегда избегает публичности в обсуждении всех спорных вопросов, касающихся престолонаследия. «Дело в том, что по поведению Марии Владимировны многие судят обо всех Романовых; однако подобное суждение будет неверным и далёким от истины», – сообщил Иван Арцишевский. Он также добавил, что она явно дистанцируется от остальных членов семьи – но и остальные представители императорской фамилии также не разделяют отношения Марии Владимировны ко многим вещам. Именно потому Димитрий Романович и поручил Арцишевскому выступить с заявлением от своего имени, поскольку – по мнению Арцишевского – «молчать более уже не было сил». 

По просьбе «Фонтанки» заявление князя прокомментировал историк и политолог Валерий Островский: 

– Вы знаете, в данной ситуации я бы посоветовал обратиться к бессмертному роману Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». В частности, во время заседания «Союза меча и орала» Остап Бендер, обращаясь к слесарю Полесову, произносит замечательную фразу: «Вы, надеюсь, кирилловец?». Вот эта пресловутая вражда «кирилловцев» и «николаевцев» – точнее говоря, спор: спор династический, сложный и по сути неразрешимый, тянется уже много лет. Все представители фамилии Романовых прожили в эмиграции не один год, не одно десятилетие. А эмиграция – это всегда споры, раздоры и конфликты. Поэтому, при всём моём безграничном уважении и к Марии Владимировне, и к Димитрию Романовичу, я должен констатировать, что в данной ситуации у каждого из оппонентов – своя правда, как говорится. 

Как пишет Википедия, в своё время Кирилл Владимирович (старший сын великого князя Владимира Александровича, третьего сына императора Александра II, и великой княгини Марии Павловны, а также дедушка Марии Владимировны), оказавшись за границей, претендовал на престол ещё при жизни вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны, однако получил отказ с её стороны. Однако ещё к 1905-1909 годам относится его конфликт с Николаем II, связанный со вступлением Кирилла в несанкционированный императором брак (Кирилл женился на своей двоюродной сестре Виктории (урождённой Принцессе Великобританской, Ирландской и Саксен-Кобург-Готской Виктории-Мелите), которая перед этим развелась с родным братом российской императрицы Александры Федоровны Эрнстом-Людвигом). За три дня до заключения брака император Николай II лишил Кирилла всех прав члена императорской фамилии, включая права на наследование Престола, так как этот брак не был разрешён Императором (ст. 183 российского Закона о престолонаследии); невеста не собиралась принимать при заключении брака православной веры (ст. 185 российского Закона о престолонаследии); кроме того, данный брак, заключаемый между двоюродным братом и сестрой, противоречит православным канонам и не допускался гражданским правом Российской империи. Сохранившиеся архивные материалы обсуждения данного вопроса в Государственном совете указывают на то, что Николай решительно настаивал на лишении кузена прав престолонаследия, однако члены Государственного совета предлагали не объявлять этого решения публично, ибо очередь на престол, «по всему человеческому рассуждению, никогда до него не дойдёт», и Николай II так и не подписал никакого указа, лишающего великого князя Кирилла Владимировича прав на престол. Однако 15 июля 1907 года, после того, как Виктория приняла православие, Николай II признал этот брак именным указом, присвоил супруге Кирилла титул «Великой княгини Виктории Феодоровны», а родившейся от этого брака дочери Марии Кирилловне – титул княжны крови императорской. Характерно, что это решение было обосновано уважением к ходатайству отца Кирилла, дяди императора – Владимира Александровича. 14 апреля 1909 года Кириллу были возвращены все права члена императорской фамилии. Противники прав Кирилла и «кирилловской» ветви на российский престол указывают прежде всего на то, что он был лишён последним царствовавшим императором этих прав в полном соответствии с действовавшим законодательством; восстановление его в правах члена императорской фамилии не сопровождалось эксплицитным (то есть, открытым и публичным) восстановлением прав на престолонаследие. Следовательно, его претензии на престол незаконны. Тем не менее, эта точка зрения оспаривается, так как в указе не говорится о каком-либо выборочном восстановлении в правах, следовательно, Кирилл был восстановлен во всех правах, включая право на престолонаследие – тем более, что никакого специального указа о лишении Кирилла прав на престол не было. Нередко противниками «кирилловской» линии указывается и на то, что вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, мать Николая II, не одобрила принятие титула Императора Всероссийского великим князем Кириллом в 1924 году, так как надеялась, что ее сын и внуки еще живы. Однако именно этот аргумент, в отличие от предыдущих, не имеет юридической силы. Сторонники прав Кирилла утверждают, что всякий член императорской фамилии ipso facto имел права на престол, следовательно, указы 1907 и 1909 годов восстановили Кирилла и в праве престолонаследия. Согласно этой точке зрения то, что царствовавший император признал его брак, сняло все проблемы, связанные с законодательством.

Источник: http://www.fontanka.ru/2009/07/28/105/