Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Пропавшим без вести больше не числится»

25.06.2009

Несколько лет назад власти Германии объявили о том, что готовы открыть историкам один из крупнейших в мире архивов, содержащий сведения о 17,5 миллионах жертв нацизма периода Второй мировой войны. Доступ к этому архиву был закрыт 60 лет. В нём личные дела и регистрационные карточки на заключённых концлагерей, а также на людей, пригнанных в Германию на принудительные работы из стран Восточной Европы и Советского Союза.

Челябинская региональная общественная организация «Память сердца. Дети погибших защитников Отечества» получила 2073 учётные карточки военнопленных солдат из Челябинской области, заполненные когда-то писарями в комендатурах немецких концентрационных лагерей. За каждой такой карточкой чья-то судьба. Чаще всего родственникам этих людей приходили похоронки со словами «пропал без вести». Теперь из этой трагической безвестности можно вернуть истории, вернуть родным дорогие для них имена. Узнать, как и отчего погибли на чужбине в концлагере дед, прадед, отец, и где находится тот клочок земли, которому нужно поклониться, привезти горсть земли с родных мест, с Южного Урала.

Накануне памятной даты, 22 июня, председателю саткинского отделения «Памяти сердца» Марии Михайловне Кустиковой пришёл список из четырёх фамилий - Иван Антропов (Катавка), Тимофей Ежов (Сикияз-Тамак), Степан Зуев (Айлино), Гавриил Кочетов (Рудничное). Все они, как отмечено в документах, были пленены в первые месяцы войны - в июле, октябре, декабре сорок первого, с этого времени они считаются пропавшими без вести. 

А вот даты смерти - практически у всех сорок второй. Всё это время они находились в разных концлагерях. В карточках значатся место их пленения, концлагерь, в котором они находились, и номер, присвоенный там, дата смерти и место захоронения. 

Члены саткинского отделения взялись за поиски родственников солдат. Одним из первых пришло сообщение из Айлино - там живёт сын Степана Зуева Георгий. Стало известно, что в Екатеринбурге есть родственники Ивана Антропова. Поиски родных Гавриила Кочетова идут в Рудничном. Пока нет никаких сведений о Тимофее Ежове.


Судьбою необласканные дети

На этой неделе мы с Марией Михайловной Кустиковой отправились в Айлино. Георгия Степановича Зуева, сына Степана Зуева, застали в огороде. Конечно, разговор начался с того, помнит ли он войну.

- Где сейчас находится магазин, раньше была пожарка, рядом на столбе висело одно на всю деревню радио, - начал рассказ наш собеседник. - По нему собрали на митинг, мы, ребятня, думали - праздник какой. 

Вскоре отец ушёл на фронт, Георгий даты не помнит, ему тогда всего четыре было. 

А вот в карточках, присланных из Челябинска, значится, что Степан Зуев попал в плен в Латвии 8 июля 1941 года. Выходит, что призван в первые дни войны, и повоевать толком не успел.

- Матери я не помню, бабка рассказывала, что она заболела туберкулёзом и уехала, когда мне было год и три месяца, - вспоминает Георгий Степанович. - Особенно тяжело стало в сорок втором, когда умер дед. Он работал на конюшне. Там пала лошадь, её разделили между колхозниками. Дед поел и умер от заворота кишок, прямо из конюшни привезли. С сорок третьего началась голодуха - на траве жили, я милостыню собирал.

Потом меня забрали в детдом. Во время войны в деревне жили дети из Ленинграда, в сорок пятом они стали уезжать, кого-то нашли родители… И по району начали собирать осиротевшую ребятню. Помню, когда меня привели в детдом, накормили кашей, и я спал два дня. Мне тогда счастье было - поесть. Семь лет жил в детском доме, кормили, одевали, обували, а то до этого я босой ходил. 

Помню, как учились, писали на газетах, помню директора Марию Ивановну Бельскую, она блокадница была, строгая, но мы её любили.

Закончил пять классов и - в ремесленное, в Сатку. Вышел слесарем по ремонту оборудования, поработал на «Магнезите», нет, душа не лежит - вернулся в деревню. Учился на курсах трактористов. С тех пор здесь, на земле, - в полеводстве, животноводстве. Стаж - 50 лет.

И до сих пор не сидит без дела - на тракторе возит дрова односельчанам. Здесь же, в Айлино, живут дочь и внуки.

- На внуков мы богатые, - говорит жена Маргарита Григорьевна. 

К сожалению, никаких документов, похоронки и фотографии тех времён не сохранились. Нет и похоронки, в которой сообщается, что пропал без вести брат отца, Фёдор, ещё в 39-м, на Халкин-Голе. Только помнит отца по снимкам, которые были у бабушки, высоким. И признаётся, прижав руку к груди:

- Вот здесь чувствовал всегда, что отец найдётся.

Мария Кустикова, председатель Саткинского

отделения организации «Память сердца»:

- Пока ничего не можем узнать о Тимофее Ежове. О нём нет сведений и в военкомате. Если вы что-то знаете о нём и его родственниках, сообщите нам. Сведения о нашедшихся родственниках солдат направим в Челябинск. Благодаря Челябинской организации более 900 человек побывали на местах гибели и захоронения своих отцов. Я думаю, такие поездки будут организовываться и в дальнейшем.

В области вышло уже второе издание книги «Судьбою не обласканные дети… Письма детей погибших защитников Отечества». Но и там нет ни одного имени из нашего района. Так, может, мы сумеем собрать воспоминания жителей нашего района. Есть и первый отклик - письмо жительницы Бакала Нины Георгиевны Тархановой.

Тимофей Васильевич Ежов, 1920 г. р., мать - Акулина Васильевна, жил в Сикияз-Тамаке, призван в сентябре 1939 года Саткинским райвоенкоматом, связь с ним пропала в июле 1941 года, пропавшим без вести считался с декабря 1941 года, попал в плен 28 июля 1941-го, место пленения - Могилёв. Погиб 27 ноября 1941 года.

Источник: http://satrab.oblast74.ru/news/society/2009/06/20/doc14344