Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Под чью дудку пляшем? Засилье иностранных слов похоже на привносимую извне инфекцию

26.05.2009

Вот уже несколько лет с растущей тревогой слежу я за переменами в облике родного Сыктывкара. Не новостройки, не эстетика возводимых зданий беспокоят (тут как раз многому можно порадоваться – город хорошеет год от года благодаря нашим талантливым архитекторам), а то, что налепляют на дома их маленькие и большие хозяева. Названия магазинов, фирм, офисов пестрят иноземными словами, словно столицу Республики Коми оккупировали полчища чужестранных легионов. Русская, а тем более коми лексика вытеснена с улиц наименованиями, понятными разве только самим их «сочинителям», – «Метаз», «Арнедо», «Лема», «Юникс», «Sale»… перечень можно продолжать и продолжать. Идёшь мимо таких названий и вывесок, и появляется порой ощущение нереальности бытия, словно очутился ты вдруг в непонятном для тебя месте, в другом отечестве. На память приходит детская считалка: «…Америка-Европа, Азия-Китай, а ну-ка, выбирай». 


И выбирают-то новоявленные отечественные бизнесмены как раз оттуда залетевшие слова, из-за бугра, словно уже одно прикосновение к вожделенному заграничному обещает гарантию быстрого обогащения. Или так загнут отечественное словцо, что и сами понять не могут. На одной вывеске читаем – «Шэф». Для чего её автор поменял букву «е» в слове «шеф» на «э», поди разберись. Может, просто грамотей такой? На другом табло крупно выведено – «Тайбала». Кого ни спроси, никто не даст ответа, что означает это слово. Только знающие люди могут предположить, что оно образовано от местечкового термина, обозначающего глухую нехоженую тайгу, только пишется оно иначе – «тайбола».

Ещё дремучей выглядит применение иностранных слов. В центре города появилось недавно красивое здание, в котором разместились ресторан и отель, имя им дали «Авалон». Возможно, авторы просто позаимствовали его у торгового предприятия и издательства в Петербурге, но уместно ли назвать так гостиницу, если знаешь семантику этого слова? Ведь в дошедших до нас кельт-ских легендах «авалон» – не что иное, как страна усопших, царство мёртвых.

(Отвлекусь ненадолго от основной темы. Бездумное заимствование иностранщины проникает во все сферы нашей жизни. В Удорском районе недавно появились новорожденные, которым дали имена Жади и Камилла. В Сыктывкаре в одной из коми семей назвали двойняшек Ассолью и Греем. Представьте, как это сочетается с национальной фамилией, скажем, Кузьчуткомов. Даже фантазия Грина не достигла бы таких «высот»).

Но вернёмся к «нашим баранам». В последние годы много говорилось и писалось о придании внешнему виду Сыктывкара своего национального колорита, как это достигнуто, например, в столицах Чувашии, Мордовии, Башкортостана. Но никаких зримых перемен пока не произошло. А теперь город теряет, страшно подумать, и российский колорит. Неужели же нет никакого противоядия плесени иностранщины? Оказывается, есть. Не мы одни в России подвержены этой болезни, и бороться с нею можно вполне законным путём. Прецедент создан полгода назад в Липецке. Местное управление Федеральной антимонопольной службы признало компанию «Ривьера» нарушившей федеральный закон «О рекламе» по факту использования текста на иностранном языке без перевода на русский. Компанию обязали убрать с улиц четыре рекламных щита с текстом «Торгово-развлекательный центр «Липецк». Sale до 50%», против неё было возбуждено дело.

Началась кампания с засильем иностранщины в Москве и Петербурге. В столичной прессе давно уже ходит шутка о том, что «некоторые уголки Москвы превратились в лоскутное одеяло а-ля Таймс-сквер», и уже в прошлом году здесь убрали с глаз долой 4,5 тысячи рекламных щитов. Широкомасштабную проверку «наружки», в том числе по использованию иностранных слов, начали питерские антимонополисты. Особенно достанется на орехи слову «sale». Впрочем, само это слово может и остаться в наименованиях, но с обязательным пояснением, как и положено по закону, -- «распродажа», «скидки». Глядишь, докатится кампания и до Сыктывкара, и городская реклама, съёжившаяся в языковой подаче до плохого английского, пополнится яркими коми и русскими слоганами. Пока же мы уподобляемся Иванам не помнящим родства, погрязшим в идолопоклонстве перед иностранщиной. Не про нас ли обмолвился в книге «Роман с языком» профессор филологии Вл. Новиков такой убийственной фразой: «Сейчас с английским лучше стало – потому что мы осознали себя туземцами, которым необходимо уметь объясняться с белыми господами»?!

А ведь рекламный уличный беспредел – лишь одно из свидетельств нашего духовного холуйства перед заморским господином. Заимствованная лексика, которая противна уму и сердцу российского человека, лезет со всех щелей: из теле-экрана, газет и журналов, корпоративных тусовок и прочего, и прочего. И что самое страшное – молодые люди, наши дети начинают воспринимать импортное слово как волшебную музыку. И не понимают, что эта музыка льётся из дудочки Крысолова, куда ведущего, думается, не надо пояснять. 

А как бороться с засилием иностранщины?



Алексей Бешкарев, доцент, кандидат филологических наук, преподаватель кафедры русской и зарубежной литературы СыктГУ:


- Слово «борьба» вообще здесь неприменимо, потому что сам по себе язык живой: он что-то принимает, что-то нет. Любая речь рано или поздно превращается в штампы. 

Почему Земфира поет не «меньше всего мне нужно возвращение твое», а «меньше всего нужны мне твои камбэки»? Тут ничего не сделаешь. Вспомните то же дворянство, которое русский язык не знало и говорило на французском, русский же от этого не стал хуже, наоборот, был период расцвета литературы. 


Валерий Вьюхин, поэт:



- Благими пожеланиями дела тут не исправить. Борьбу с засильем иностранщины надо вести на всех уровнях, в том числе законодательном. 

И ещё: побольше и почаще публиковать книги на родном языке во всём его богатстве и разнообразии. Это поможет, по крайней мере, ограничить сферу употребления иностранных слов.


Михаил Чухломин, специалист по защите информации:



- Я считаю, что вести какую-либо активную борьбу с засильем иностранных слов в русском языке не стоит, так как это не принесет никаких результатов, да и в некоторых сферах просто не существует русскоязычных эквивалентов этих слов. К таким областям можно отнести информационные технологии, банковское дело и многие другие. При этом стоит еще с детства прививать любовь и уважение к родному языку и использовать русские аналоги там, где это возможно.


Алексей Рассыхаев, президент Молодежной ассоциации финно-угорских народов:



- Заимствования появляются тогда, когда в языке отсутствуют определенные понятия, важные для дальнейшего развития языка и культуры в целом. Поэтому нет смысла противостоять проникновению заимствований, они встречаются в каждом языке, и без них невозможно представить дальнейшее существование языка. 

Заимствования обогащают лексическую базу, и независимо от желания ученых ограничить влияние других языков заимствование неизбежно. Разносчиками «иностранщины» становятся носители языка, а бороться с такой стихией можно только академическим нормированием языка и постепенной осторожной заменой их неологизмами. А так, я, конечно, противник использования иностранной лексики в тех случаях, когда в языке уже есть подобные слова.

Источник: http://www.komikz.ru/2009-02-24-06-06-57/436?task=view