Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Перед Днем Победы саратовчанка узнала о судьбе брата-фронтовика

12.05.2009

Фотокарточка, дневник да несколько скупых записей из документов Госархива - вот и все, что осталось от Дмитрия Родионова. А еще - вечная память...

- Я ведь всю жизнь переживала, жив ли он или умер. А может, в плен попал или сбежал с фронта, - рассказывает 78-летняя Лариса Родионова, перебирая пожелтевшие листки бумаги: треугольники писем, фотографии... - Слава Богу, теперь знаю о нем все. Словно заново обрела его.

ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ

Лариса Александровна хорошо помнит своего двоюродного брата Диму. Веселый, красивый, пел, как артист. В 1941-м ей было девять лет, когда она вместе со всей родней пошла на вокзал провожать его на фронт. Выпускник Саратовского авиационного техникума 21-летний Дмитрий попал механиком в авиационные войска. До 1944 года писал сдержанные письма матери. Мол, жив, прошусь на фронт, но пока не отпускают. В последних весточках он рассказывал, что наконец выучился на летчика и скоро полетит бить фашистов. Писал и о своем командире Федоре Пудове. Именно с ним Дмитрий сел в свой первый двухместный самолет - «Боинг». А осенью 1944-го из Минобороны пришло извещение о том, что Дмитрий Родионов пропал без вести. И ни слова о том, где и при каких обстоятельствах.

 

ВСЮ ЖИЗНЬ ЖДАЛА

Военное детство Ларисы Родионовой было тяжелым. Все деревенские мужики из родной Куриловки ушли на фронт, с малых лет девчонка пахала и сеяла вместе с остальными женщинами. Все эти трудные годы она ждала весточки от брата. Но война кончилась, пришли похоронки на отца, на соседей, а о Дмитрии - ни слуху ни духу. Единственное, что от него осталось, - фронтовая фотокарточка.

- Всю жизнь я писала письма во все военные инстанции, искала Диму или его знакомых. Но никакого ответа: пропал, как сквозь землю провалился. Даже мать Димы перед смертью уверилась, что сын сбежал в Америку и просто боится объявиться, чтобы его не расстреляли как предателя.

БРАТ-2

Больше всего Лариса Александровна боялась, что так и умрет в неведении. На 60-летие Победы, в 2005 году, ей приснился странный сон: будто встречает она в деревне своего старого знакомого фронтовика, с которым познакомилась в госпитале (ему ампутировали ноги, и позже он скончался от ран).

- Во сне он ко мне подбежал, весело спросил, помню ли я его. Ответила: конечно, помню. Он обрадовался и сказал, что это хорошо и что скоро «ты все узнаешь».

Ларисе Александровне пришлось ждать еще четыре года. В начале 2009-го по одному из телеканалов сообщили, что где-то на севере Украины были найдены останки солдата по фамилии Пудов. Лариса помнила: именно такая фамилия была у командира Дмитрия, о котором брат много писал в начале войны. А две недели назад пришло долгожданное письмо...

Конверт был отправлен с Украины, фамилия адресанта - Родионов, вот только имя не то - Владимир. Оказалось, письмо отправил сводный брат Дмитрия, о существовании которого Лариса Александровна даже не догадывалась. В конверте - справка из Госархива и несколько листков из личного дневника, который Дима вел в авиаполку: эти документы Владимир, так же как и Лариса Александровна, искал долгие годы. В поиске ему пригодился опыт историка. Приходилось переписываться с десятками различных архивов. И только в прошлом году он обнаружил ценные документы в Центральном архиве Минобороны России. Там же ему сообщили место, где родился Дмитрий Родионов: Саратовская область, деревня Куриловка, а глава сельсовета подсказал Владимиру, что у него в Саратове есть сестра Лариса.

 

ПОГИБ СМЕРТЬЮ ХРАБРЫХ

Читая выдержки из дневника Дмитрия Родионова, Лариса Александровна не может сдержать слез.

23 февраля 1943 года 

«...День Красной армии. Первые два вылета на Ил-2 с капитаном Костеровым. Сказал: «Толк выйдет». Сколько радостных переживаний и ощущений. Ведь это моя мечта - стать хорошим, именно хорошим летчиком...»

И в то же время он будто предчувствует свою гибель.

11 сентября 1943 года

«...На фронт, на фронт, чтобы положить свою голову на благо Родины. Моя дальнейшая жизнь не предвещает мне ничего хорошего...»

 

Справка из Госархива скупым, казенным языком сообщает о последнем дне второго пилота бомбардировщика «Боинг-25» Дмитрия Родионова. В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года командир - лейтенант Федор Пудов - и старший лейтенант Родионов вместе с самолетами 45-й авиадивизии бомбили фашистские войска на железнодорожном узле вблизи венгерского города Дебрецена. В ответ фашисты отстреливались из зенитных орудий. С задания не вернулся один самолет. В нем были Пудов и Родионов.

- Я всегда была уверена, что если наш Дима и погиб, то только как герой, - горестно и в то же время как-то успокоенно вздыхает Лариса Александровна. - Вечная ему память...

Источник: http://saratov.kp.ru/daily/24290/485283/