Наследники по прямой

Обычная городская квартира: типовой семейный уют, скромная современная мебель и вкусный запах пирожков из кухни — в общем, ни единого намека на холодную изысканность и аристократичную чопорность. Надевая на ноги плюшевые тапочки, заботливо предложенные хозяевами, я окончательно убедилась, что мои ожидания провести час-другой в рафинированной атмосфере «дворянского гнезда» были как минимум наивными. Открытие это меня ничуть не расстроило, напротив. Меня вполне устраивала возможность пообщаться с прямыми потомками Николая Бестужева в непринужденной обстановке.

Тайное родство

Наследники декабриста, имя которого слышал, наверное, каждый русский человек, хотя бы поверхностно знакомый со школьной программой, живут в нашем городе давно. Еще в шестидесятых годах сюда приехала учиться праправнучка Бестужева Наталия Редько (в девичестве Гомбоева), здесь появились на свет еще два поколения знаменитой фамилии.

Впрочем, сами члены благородной семьи сравнительно недавно узнали о том, что являются родственниками того самого, старшего из братьев Бестужевых, который почти два века тому назад вывел на Сенатскую площадь Гвардейский экипаж, за что был обречен на вечное изгнание в сибирской земле.

— В 1980 году я получила письмо, из которого узнала, кто был моим прапрадедом, — рассказывает Наталия Владимировна. — И все в одночасье встало на свои места. Я знала, кто была моя прабабушка, а вот дальше страницы нашей семейной истории были словно вырваны.

Общеизвестный факт: от Николая Бестужева в ссылке в Новоселенгинске у местной жительницы родились мальчик и девочка — Екатерина и Алексей. Свое имя отец детям дать не мог — слишком тяжелым было бы подобное наследство. Оно обрекло бы их на гонения: по царскому указу забвению предавались не только зачинщики событий на Сенатской площади, но и их потомки. Фамилию сын и дочь Бестужева получили от друга семьи — купца Старцева. Брат и сестра (в замужестве — Гомбоева), скрывавшие от окружающих свою компрометирующую семейную историю, в жизни добились большого успеха, стали богатыми и уважаемыми предпринимателями.

Если Старцевых ученым удалось не потерять из виду, то Гомбоевы смогли «замести свои следы». Даже своим детям Екатерина опасалась рассказывать, кто был ее отцом. Простая случайность помогла тридцать лет назад исследователям восстановить порванную нить истории, которая к тому времени дотянулась до Новосибирска.

— У меня не было сомнений в том, что наша семья необычная, что не все тайны еще открыты, — продолжает Наталия Редько. — А послание только подтвердило это предчувствие.

Особенно это известие обрадовало дочь Наталии Владимировны. Татьяна (после замужества Ситникова) училась в пятом классе, когда на нее обрушилась настоящая слава, и ровесники стали приходить в гости, чтобы просто взглянуть, как же живут потомки дворян.

Если Татьяне пришлось привыкать к своему новому статусу, то ее дети — шестое поколение Бестужевых — с самого рождения находились в атмосфере уважения к своим аристократическим корням.

— Не то, что современные дети и даже взрослые редко знают своих предков, тем более ушедших из жизни до их рождения, — говорит Татьяна Ситникова. — А мои сын и дочь могут не только назвать их по именам, но и поведать историю их жизни, рассказать о судьбе детей, внуков, правнуков. А о Николае Бестужеве они прочли столько книг, что уже давно стали специалистами в этом разделе истории.

Лена и Денис не только читают о своем знаменитом предке все, что появляется в печати, но и сами проводят научные изыскания, касающиеся своей именитой семьи. Они не раз бывали в экспедициях в Бурятии и на Дальнем Востоке, где отбывал ссылку Николай Бестужев. Совсем недавно Лена, благодаря проведенному исследованию генеалогического древа своей семьи, получила диплом первой степени и серебряный крест Всероссийской конференции «Национальное достояние», которая прошла в марте этого года в Москве. Теперь у нее есть возможность поступить в вуз без экзаменов.

Наследство Николая Бестужева

Правда, девочка пока еще не определилась с будущей профессией.

— Нужно ведь выбрать что-то одно, — сокрушается Лена Ситникова. — А это не так легко, когда интересов много. У меня ведь столько увлечений — и история, и журналистика, и музыка…

И в каждой из этих сфер десятиклассница успела достичь неплохих результатов: в ее багаже — десятки медалей, наград, почетных грамот, свидетельств о победах в самых разных конкурсах. Их так много, что даже мама, которая хвалится достижениями своей дочери при каждом удобном случае, давно потеряла им счет.

— Конечно, мне хочется быть достойной своего знаменитого деда, — говорит Лена. — Но я не потому всем этим занимаюсь, чтобы кому-то что-то доказать. Просто делаю то, что мне нравится, а нравится мне многое — такой уж характер.

Родные уверены, эта неугомонность и жизненная энергия — наследство Николая Бестужева, который постоянно стремился к движению, никогда не мог сидеть сложа руки и был талантливым в самых разных областях: историограф, экономист, писатель и художник, он проводил метеорологические, сейсмические, астрономические наблюдения. Кроме того, был мастером на все руки: на каторге и поселении занимался сапожным, ювелирным, токарным, часовым делом. В его голове постоянно зарождались разные творческие идеи. Например, во время службы на флоте он придумал особую спасательную лодку-«бестужевку», в Сибири построил особую «бестужевскую печь», в читинской тюрьме без всяких инструментов сделал часы, которые ходили, не останавливаясь, несколько лет.

Находчивость и изобретательность перешли и к потомкам декабриста.

— В быту эти черты очень часто выручают, — то ли в шутку, то ли всерьез уверяет Наталия Владимировна. — Когда у меня что-нибудь сломается, я сама чиню. Бывало, что даже для какого-нибудь домашнего прибора изобретала новые детали взамен тех, что отказывались служить.

— И мне в голову тоже иногда приходят светлые идеи, — подхватывает ее дочь Татьяна. — Вот, например, случай первого сентября в школе, в которой я работаю. Линейка закончилась, время кульминации — первого звонка. Ко мне идут старшеклассник с первоклассницей. И вдруг я понимаю, что у колокольчика, который они сейчас должны у меня взять, нет язычка. Еще секунда, и роль язычка выполняет маленький ключ, что был у меня в руках. Первый звонок прозвенел, никакого форс-мажора… Но почему-то моя находчивость покинула меня, когда этот ключ нужно было вызволить из колокольчика, мне не хватило на это ни сил, ни хитрости.

По законам предков

Впрочем, не всегда семейные черты выручали потомков декабриста, порой они играли с ними довольно злые шутки. Может быть, образ мыслей тоже передается по наследству? Ирония судьбы или генетика, но как бы то ни было, правнук политического заключенного Бестужева Владимир Гомбоев в советские времена тоже оказался в опале. Свои первые десять лет сталинских лагерей он получил за антисоветскую пропаганду. Выйдя на свободу, наслаждался вольной жизнью недолго. Вновь попал в тюрьму — на этот раз за свои политически невыдержанные сочинения о том, какой ценой строится БАМ.

Татьяна Ситникова уверяет, что у современных потомков Бестужева нет такой опасной склонности — выступать против государственного строя. Возможно, просто прошли времена бунтарей, а может быть, в их семье упрямство и непокорность направлены в другое русло — против человеческой несправедливости.

Свою принадлежность к знаменитой фамилии потомки Николая Бестужева не афишируют.

— Конечно, близкие знакомые в курсе нашей семейной истории, — говорит Наталия Владимировна. — Все относятся к этому по-разному. Удивительно, что находятся люди, которые стараются это использовать в качестве предлога, чтобы уколоть. Например, я очень люблю проводить время на даче — ухаживать за своими цветами, выращивать овощи. Одна моя знакомая подтрунивает: как это я, «аристократка в седьмом колене», не брезгую руки марать? Мне это не очень приятно, тем более что, если уж по справедливости, то и мой прапрадед-дворянин никогда не был белоручкой. И вообще был против социальных противопоставлений.

Впрочем, истинное благородство знатного происхождения проявляется вовсе не в чистоте рук, роскоши платья, изысканности манер и богатстве антуража, считают потомки Николая Бестужева. Быть наследниками человека, чье имя звучит сквозь века, — это образ мыслей, состояние души. Это достоинство, которое не скроешь дорогой одеждой, не спрячешь в старинных антикварных шкафах и не передашь в шкатулке вместе с семейными драгоценностями.

Источник: http://vn.ru/11.04.2009/society/97115/
Дата: 11.04.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ