Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

"И мы отсюда родом..."

16.01.2009

Иванами, не помнящими родства, нас сделали годы развитого социализма. В бесклассовом обществе, к которому стремилась наша страна, причислять себя к любому из классов было по меньшей мере неуместно. А в какое-то время даже и опасно: вдруг твои предки окажутся из числа «бывших»! А если из простых людей, то вроде родословная тоже ни к чему: ну, жили и жили. И мы живем...

Даже Маяковского многие, вплоть до 1970-х годов, цитировали. Так, на всякий случай, безотносительно, всего лишь по поводу убийцы Пушкина Дантеса. Помните? «А мы б его спросили: “А ваши кто родители, где вы были до 17-го года?” — только этого Дантеса бы и видели!»

Каждый подсознательно чувствовал, что могут «видеть» и его. И не копался в прошлом. Или скромно молчал. Слава Богу, наступили другие времена, позволяющие нам рыться в годах и веках, отыскивать, кто мы и откуда родом. И многим это стало интересно.

Наталья Александровна Шатина, жительница села Цынгалы Ханты-Мансийского автономного округа, взяла и задалась вопросом: а кто же были предки ее семьи? Не только той, в которой родилась, но нынешней — ее и мужа. Начала с поиска архивных документов, старых газет в местной и окружной библиотеках, присоединила фотографии из семейного альбома бабушки мужа, вспомнила ее рассказы... Словом, работа закипела, и Наталья докопалась до прапрапрадедов. Стала составлять родословную — информации-то накопилось чуть ли не на целый роман.

Работа только по оформлению материалов шла почти год. Муж Натальи Владислав Густавович вспоминает: «Только с работы приду, а она уже простыню свою раскладывает по комнате, заставляет тут подержать, там прикрепить»... А вообще семейное дерево Наталья составляла больше пяти лет. Старалась не столько для себя, сколько для детей и внуков. Чтобы знали, откуда они родом, гордились своими предками.

А тут как раз Год семьи, окружной конкурс «Семья года ХМАО — Югры», в котором Наталья решила участвовать. За сбор материалов семейного древа Шатиных, Исаковых, Батуриных, Захаровых, Чагоровых, Хорошевых, Чикирдиных, Шашковых (вот сколько родов соединились в один!), ведущих свою родословную в селе Цынгалы с ХVIII века, Наталья Шатина заняла первое место в номинации «Семейное древо».

Открою секрет: Наталья — жена моего двоюродного брата. И когда мы узнали об ее участии и победе в конкурсе, обрадовались безмерно. Но главное — обрадовались возможности узнать о жизни наших предков. Каюсь: сколько раз пыталась сама взяться за это дело, но... Вечно нам не хватает времени, сил, а скорее — желания. И вот она сделала то, о чем мы лишь мечтали. Спасибо, Наташа!

Минувшей осенью мы с сестрой специально приехали в Цынгалы — село, откуда мы, получается, родом. Из всей прежде многочисленной близкой родни здесь живут теперь лишь Наталья с Владиславом да наш дядя — Валерий Урванович Шатин. Он сам — живая история. Обо всех, перечисленных выше, знает не понаслышке. С ребятишками из этих семей рос, помнит их родителей, и даже их бабушек и дедушек — а это вообще уже позапрошлый век.

Дядя Валя ведет нас по селу, где причудливо сочетаются старые, столетние дома и новые, отделанные современными материалами коттеджи. Нам больше нравятся старые, из потемневших, но крепкущих бревен, с узорчатыми наличниками на окнах — они дышат историей. Удивительно, но избушка, в которой жила моя прабабушка Устинья Гавриловна Шатина, цела до сих пор. Она стоит посреди огорода Юрия Захарова, тоже из нашего рода Шатиных-Исаковых. Огород большой, а дядя Валя говорит, что он был еще раза в два-три больше, и там, где мы сейчас стоим, тоже росла картошка, и не было никакой улицы. И Устинья Гавриловна обрабатывала все это сама.

Наша прабабушка — удивительная личность. В прошлом году известный режиссер Виталий Мельников (фильмы «Начальник Чукотки», «Семь невест ефрейтора Збруева», ряд других) снял киноленту «Агитбригада «Бей врага!», в которой одна из героинь — Устинья Гавриловна Шатина. Надо сказать, что Мельников провел детские годы в Цынгалах и хорошо знает атмосферу поселка предвоенных лет, его историю. Большущий огород Устиньи Гавриловны в фильме хорошо показан. Герой Виктора Сухорукова (он в картине — начальник агитбригады, которая во время войны плывет по Иртышу с целью вести пропагандистскую работу среди сибиряков) приходит к легендарной жительнице села, «грозе» всех безбожников Устинье Гавриловне просто из любопытства. А в итоге вскапывает ей весь огромный огород. Играет Устинью Гавриловну актриса Людмила Зайцева. Смотрю на старую фотографию своей прабабушки и вижу значительное внешнее сходство. Конечно, наша прабабушка была не совсем такой, как ее показали в фильме. Но сюжетная канва выдержана. Она была очень верующим человеком, больно переживала закрытие церкви в Цынгалах, скинутый с колокольни крест принесла к себе в дом, где устроила часовню. Именно в эту избушку, что стоит сейчас посреди огорода, приходили деревенские верующие помолиться, почитать псалмы, акафисты. На долю Устиньи Гавриловны выпало столько испытаний, что не всякому человеку под силу перенести. Она смогла. И не озлобилась, не отгородилась от людей. Валерий Урванович вспоминает:

— Бабушка была очень мудрой. Помню, ходили с ней за ягодами. Комары едят, я отмахиваюсь, а они еще сильнее. Бабушка мне и говорит: «Ты, Валя, не обращай внимания. У каждого своя работа. У тебя — ягоды собирать, у них — кусаться. Ты им не мешай, они и успокоятся». И правда, перестал махать руками, комары меньше стали кусать.

Выдержке, терпению Валерий Урванович научился у своей бабушки, ее уроки помогали ему всю жизнь. Рыбак, трудяга, каких мало, он привык терпеть многие неудобства, переносить все жизненные тяготы без надрыва. И сейчас, в 78 лет, сам сажает огород в 20 соток, рыбачит. Вырастил семерых детей — четверо своих да трое приемные, но все разъехались. Навещают отца, и он для них до сих пор старается быть опорой, а не обузой.

— Я убедилась, — говорит Наталья Шатина, — что в нашем роду, что Шатиных, что Чикирдиных, все были трудяги. Поэтому и бедноты не было, жили все основательно, достойно. Хочу, чтобы мои дети брали пример со своих предков.

Изучаю наше семейное древо и вижу: работали наши прародители не покладая рук. Были среди них и купцы, и землепашцы, но в основном рыбаки, охотники. В советское время все до единого получили образование, стали кто ветврачом, кто учителем, кто бухгалтером. Дядя Валя стал классным электриком, работал в Цынгалинском совхозе. Дом, в котором сейчас живет, построил сам. Полвека дому, а он крепенький стоит. Правда, в последние годы Валерию Урвановичу все труднее его поддерживать, чинить. Окружная власть выделила ветерану новый дом с приусадебным участком. Так что скоро он станет новоселом.

Пересказывать всю нашу родословную — никакой газеты не хватит. Да и зачем? Но то, что она у нас есть, — замечательно. Мы не должны быть Иванами, не помнящими родства. Читаю архивные строки, всматриваюсь в старые, потертые фотографии и ловлю себя на том, что люблю всех этих людей, которые жили давным-давно, ищу (и нахожу!) знакомые черты — в лицах, характерах.

Потом мы посетили Цынгалинское кладбище. Оно расположено на горе Чугас. Интересно, что чугас переводится с хантыйского именно как гора. Говорят, что русло Иртыша когда-то проходило рядом. Теперь оно уходит ближе к другому, высокому берегу реки, подмывает его. Возможно, в далеком будущем нынешний берег станет новым Чугасом — кто знает... Меняются русла рек, не то что ход истории. Но наша память должна быть неизменна: мы не первые в своем роду, мы наследники конкретных людей, забывать об этом нельзя. Год семьи стал для меня поистине таким — годом, в который я поняла настоящий смысл слова «семья».

Источник: http://www.t-i.ru/?w=2&articleID=22058