Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Имя на обелиске

16.01.2009
 
Краевед Александра Будкова никогда не заходит к нам, в редакцию районной газеты, просто так, без причины. Вот и на этот раз в ее руках были фотографии и письма.

В прошлом году в нашей районной газете «Вести» появился материал «Родные и близкие, отзовитесь!». В нем сообщалось, что в Новохоперский райвоенкомат пришло письмо из Санкт-Петербурга, автор которого, председатель совета общественного фонда «Поисковые отряды Ленинградской области» И.Прокофьев сообщал, что они разыскивают воинов, пропавших без вести на Ленинградском и Волховском фронтах. Им удалось установить, что в районе урочища Липовик Киришского района обнаружено место падения самолета Пе-2, в обломках которого найдены останки двух членов экипажа. Третий, по имеющимся данным, успел выброситься из подбитой фашистами машины с парашютом. Были все основания предполагать, что это летчик Ксенофонтий Афанасьевич Попов - уроженец села Михайловка тогда Елань-Коленовского, а ныне Новохоперского, района Воронежской области.

- Буквально на следующий день в моем доме раздался телефонный звонок, - рассказывала Александра Будкова. - Звонили из Михайловки. «Александра Прокофьевна, у Нины Тимофеевны муж нашелся! Ты с ней переписываешься – извести...»

...Нина Тимофеевна родилась и выросла в Подосиновке. Девичья ее фамилия - Тыренко. Семьи Тыренко и Будковых жили по соседству. Перед самой войной Нина Тимофеевна вышла замуж за парня из Михайловки - летчика Ксенофонтия Попова. Сыграли свадьбу. Через неделю муж уехал за назначением.

Уехал. А тут – война. В сентябре 42-го в семью пришло извещение о том, что муж Нины Тимофеевны, Ксенофонтий Афанасьевич Попов, пропал без вести. Какое-то время наша односельчанка пожила еще у свекрови и свекра, а потом вернулась в родное село, стала работать в школе.

- Александра Прокофьевна, - обращаюсь за разъяснением к краеведу Будковой, - летчик Попов пропал без вести, согласно полученной похоронке, в сентябре 1942 года. А в письме, полученном райвоенкоматом, говорится о событиях сентября 1941 года…

- В том-то и дело! В первый раз Ксенофонтию Афанасьевичу удалось выпрыгнуть из самолета и спастись, - отвечает она. – Целый год он еще воевал, а погиб только в сентябре 1942-года. Вот почему санкт-петербургские поисковики и просили оказать помощь в поиске родственников погибшего.

Во время войны в доме Будковых жили военные. Так вот, один из военных приметил красивую молодую соседку и... сделал ей предложение выйти за него замуж. Нина Тимофеевна поехала в Михайловку, к бывшей своей свекрови. И та благословила ее на новый брак.

Продолжение истории было таким: новый муж Нины Тимофеевны уехал на фронт, а после войны вернулся в Подосиновку и увез жену на свою родину, в Брест.

- Села я писать ей письмо – и засомневалась: надо ли? Вдруг она второму своему мужу ничего не рассказывала про первого, и я невольно послужу причиной разлада в семье? Решила сделать так: сообщила, что получила важные сведения об одном нашем общем знакомом, - делится Александра Прокофьевна Будкова, - и отправила письмо в Белоруссию Нине Тимофеевне.

Оказалось, что никаких тайн от супруга у Нины Тимофеевны не было. Как не было их и от сестры Ксенофонтия Попова. Постепенно начал складываться образ погибшего летчика.

«В семье нас было пятеро детей, - вспоминала сестра Попова Нина Афанасьева. - Ксенофонтий - старший. После окончания семилетки брат уехал в Воронеж, где работал и посещал вечернюю школу, а по выходным – еще и аэроклуб. В 1939 году осуществилась его заветная мечта - он окончил Балашовскую школу военных летчиков и был направлен в Прибалтику, в полк под командованием Довбыша. Первый свой боевой вылет во время войны Ксенофонтий сделал на бомбардировщике СБ (скоростной бомбардировщик), но так как эти самолеты не оправдали себя в бою, его направили в Монино Московской области на переподготовку».

О дальнейшей жизни Нины Тимофеевны можно судить из ее письма: «Муж мой, полковник в отставке, умер в 1994 году. Мы прожили с ним вместе более полувека, воспитали двоих сыновей: Валентин (старший сын) кандидат исторических наук, доцент, младший, Владимир, инженер-энергетик».

Супруги прожили достойную жизнь, но память о первом своем муже Нина Тимофеевна хранила всегда: «Связь с семьей Поповых у меня не прерывалась начиная с 1943 года, когда я уехала от них, и кончая нынешними днями».

На могиле же Ксенофонтия Попова родственники все-таки побывали. Спросите, как такое возможно, если в официальном извещении были слова: «Пропал без вести»?

Дело в том, что санкт-петербургские поисковики решили: если летчик Ксенофонтий Попов не вернулся с войны, а в архивных документах четко указано, что он воевал в составе экипажа, сбитого фашистами под Киришами, значит, на памятнике, который будет поставлен в Киришах в честь погибшего экипажа, должна значиться и его фамилия. А воевал экипаж героически.

В письме поисковиков приводится факт, взятый из оперативной сводки штаба 275-го бомбардировочного авиаполка, в составе которого воевал экипаж (документы Центрального архива Министерства обороны РФ):

«275-ый ББАП за период 6-30-17.50 28.9.41 произвел 12 самолетовылетов на бомбометание по войскам противника в районе д. Синявино, аэродрома Любань. По наблюдениям экипажей, на аэродроме уничтожено до 30 самолетов противника. При бомбометании самолеты были обстреляны и атакованы. Самолет летчика сержанта Попова, штурмана лейтенанта Симоненко и стрелка-радиста сержанта Хасанова после атаки истребителей типа «Хейнхель» горящим упал на землю в 12 км северо-восточнее Любани».

…Открытие памятника состоялось в мае 2007 года. Нина Тимофеевна уже собралась поехать на могилу, но… скоропостижно умерла. А вот сестра летчика Нина Афанасьевна с сыном, дочерью и внуком в Киришах побывали.

Автор: Наталья Моловцева, г.Новохоперск
Источник: «Коммуна», № 4 (25238), 16.01.09г.

Источник: http://communa.ru/news/detail.php?ID=31859