«Сэр, у вас расстегнута ширинка»

Военная контрразведка России 19 декабря отмечает 90-летие. По этому поводу Центральный музей Вооруженных сил не без помощи департамента военной контрразведки ФСБ России и замечательных, во многом не раскрытых архивов этой организации организовал выставку. На ее стендах, пользуясь особым покровительством «органов», задолго до ее открытия побывал обозреватель «Времени новостей». Выставка такого рода не столько демонстрация экспонатов, хоть как-то характеризующих жизнь одной из секретных советских "фирм", а воспроизведение истории и секретной службы, и государства. На выставке много нового, ранее не показываемого широкой публике.

«Разумеется, подобные службы существовали и до 1918 года, -- рассказывает начальник научно-экспозиционного отдела Центрального музея Вооруженных сил полковник запаса Владимир Семченко. -- Но воочию увидеть свидетельства их работы можно только начиная с истории Русско-японской войны». Например, в случайно найденных недавно в фондах Центрального музея Вооруженных сил чудом сохранившихся французских экспонатах. Это трость-винтовка для 10-мм патрона и похожая на нее трость-ружье начала ХХ века неизвестного происхождения. Посетители узнают о зарождении ВЧК и особых отделов, увидят документы с личной подписью самого "железного Феликса".

Можно и увидеть выставленный здесь впервые скульптурный портрет товарища Дзержинского. Автор произведения -- француженка Клод Шеридан, родственница Черчилля. Лепила она главного чекиста с натуры. Так случилось, что бюст, еще в гипсе, долго валялся на чердаке неприметного московского дома и всего лишь лет пять назад его обнаружили -- случайно уронили, гипс разлетелся, обозначилась бронзовая отливка. Так что представленный на выставке Феликс Эдмундович весьма шероховат. Можно посмотреть личные вещи Дзержинского -- портфель, табакерку и мундштук. Посетители увидят и посмертную маску Феликса Дзержинского. Удивительно, но, судя по ней, мужчина он был довольно крупный, хотя, если судить по фотографиям, кажется худощавым.

Представлены и достаточно известные страницы истории контрразведки -- дело Локкарта, Сиднея Рейли, оказавшегося в конце концов вовсе не англичанином, а выходцем «с Одессы» по фамилии Розенблюм, дело «Синдикат» и ключевой его фигуры Савенкова. Рядом -- постановления о расстрелах, приказы о карательной политике органов, тут же приказы об отмене расстрелов, грамота о награждении в 1924 году особого отдела орденом Красного Знамени. По стенам развешаны экспозиции плакатов, «берущих за душу»: «Разоблачим шпионов и диверсантов, троцкистско-бухаринских агентов фашизма». Времена, что и говорить, были смутные.

Два раздела экспозиции посвящены сталинскому Большому террору. Руководители «органов» возникали и пропадали, сопровождаемые проклятиями со страниц центральных советских газет. Вот «Красная звезда», именующая Генриха Ягоду «кровавым псом» и призывающая расстреливать «бешеных собак», «лакеев фашизма», «презренных гадюк». Тут же газета публикует статью «О некоторых приемах вербовочной работы» -- как агенты империализма могут "охмурить" и "захомутать" добропорядочных советских граждан. Вслед за этой статьей в то время была развернута широкая полемика -- настолько проблема оказалась серьезной. Большой террор не щадил никого -- были расстреляны шесть бывших начальников советской военной контрразведки. «Кстати, -- спохватывается мой экскурсовод, -- в 37-м были расстреляны два начальника музея и два моих предшественника -- начальники научно-экспозиционных отделов».

На документах контрразведки времен уже Великой Отечественной войны собственноручные автографы Сталина, Берии. В частности, на распоряжениях, что нужно взорвать в Москве в первую очередь в случае оккупации столицы. Тут же наградные листы на особистов. Далеко не все они, особисты, были такими, какими стали их представлять в постперестроечное время -- и роты в атаки поднимали, и получали награды, даже звание Героя Советского Союза. «Да, были, как везде, и негодяи, и настоящие патриоты», -- признает Владимир Семченко. Как среди простых особистов, так и работников знаменитого Смерша («смерть шпионам»). Впервые на этой выставке можно посмотреть мундир создателя и единственного главы Смерша генерал-полковника Виктора Абакумова, до сих пор не реабилитированного.

Со снимков на стенде смотрят те, с кем Смерш боролся не на жизнь, а на смерть, -- прибалтийские «лесные братья», украинские члены ОУН-УПА-УНСО. Выясняется, что один из борцов за «вильну Украйну» по фамилии Кук жив до сих пор, жива и его жена, она возглавляет своего рода совет ветеранов УПА. Экскурсовод просит меня обратить внимание на фотографию убитых бандеровцев -- половина из них женщины.

Боролся Смерш, естественно, и против спецслужб фашистской Германии. Например, против специальных формирований типа «Ваффен СС» и «Якфербанд СС», против диверсионных групп, которыми руководил знаменитый диверсант, любимец Гитлера Отто Скорцени. Враг был серьезный, подготовленный. Семченко показывает ботинки диверсанта панцергренадерской дивизии СС «Викинг» -- ботфорты 47-го размера. Подошва вся в металлических заклепках. Были у гестапо и кастеты -- со скрещенными молниями. Есть эсэсовский серебряный перстень, который на черном рынке идет сегодня за 20 тыс. долл. Но это уже из частной коллекции, назвать автора которой мой собеседник не имеет права.

Вот враги из бывших советских граждан. Известна история некоего Таврина, заброшенного в СССР с целью убить Сталина с помощью панцеркнаке -- разновидности фаустпатрона, закрепленного на руке. Немцы хорошо поработали над легендой Таврина -- сфабриковали вырезку из советской газеты с заметкой о присвоении ему звания Героя Советского Союза. И Золотая Звезда у диверсанта была настоящей -- как оказалось, снята с генерал-майора Шепетова, казненного в концлагере. Эти награды представлены в экспозиции. Правда, немцы разместили награды на мундире Таврина неправильно. Это был их просчет. Вообще число выявленной агентуры на фронтах впечатляет. Я лично думал, что было меньше.

Так сказать, попутно в экспозиции можно посмотреть впервые показанный золотой партийный значок Геббельса, пистолет, из которого застрелились он и его жена. И даже увидеть реальный протез с колченогой ноги министра пропаганды Третьего рейха. «Хотите -- потрогайте, хотя удовольствие ниже среднего», -- говорит Владимир Семченко. Я отказываюсь. Рядом -- также выставленный впервые партийный френч Гитлера, несколько подпаленный во время пожара в рейхсканцелярии. Пришитая изнутри бирка говорит, что это действительно мундир фюрера.

«Агентурный фонд. Особый архив» -- корочка такого документа видна за стеклом. Но несмотря на тщательное расследование, споры о том, покончил ли жизнь самоубийством фюрер в 1945 году или все же нет, не утихают. В экспозиции есть копия документа 1970 года, подписанного председателем КГБ Юрием Андроповым, о проведении мероприятий под кодовым названием «Архив». Речь идет о том, что под Магдебургом на территории воинской части Группы советских войск в Германии были эксгумированы останки Гитлера и уничтожены -- уже навсегда. Однако есть великое множество изданных на Западе книг, которые не подтверждают советские изыскания. Загадка остается.

Многое до сих пор неизвестно и про товарища Сталина. В экспозиции впервые выставлены вещи с ближней дачи вождя: матерчатая салфетка с инициалами «ИВС», вышитыми на полотне. Хрустальный стакан в серебряном подстаканнике с изображением башен Кремля. Настольная лампа, под которой он подписывал... Лучше, наверное, и не представлять, что именно подписывал. Может быть, под этой лампой он писал и ответ на письмо китайских товарищей -- представленное на выставке послание китайцев на материи длиной 345 метров.

Любопытна и экспозиция, отражающая послевоенную работу советской военной контрразведки. Среди разоблаченных в те годы много представителей военной разведки -- ГРУ. В частности, первый предатель подполковник Попов, генерал Поляков, от предательства которого пострадало полторы тысячи человек, полковник Пеньковский. На выставке представлен тот самый фотоаппарат, которым шпион пользовался, -- «Минокс». Очень похож на компактный нынешний DVD-плеер, на ощупь тяжелый. Тут же приемник, с помощью которого Пеньковский принимал шифрограммы, кодовая таблица. Вот и очки сотрудника ГРУ Сметанина с ампулой яда. И редкость для спецслужб -- показаны некоторые агенты, разоблаченные в последние годы, вплоть до 2008-го.

Посетители могут ознакомиться с рукописным документом под названием «Положение в «А». Текст: «Поручить тов. Андропову, Устинову, Громыко проинформировать политбюро о ходе выполнения намеченных мероприятий...» Подписи членов политбюро, санкция генсека Брежнева -- именно эта «бумага» дала начало авантюрному вторжению советских войск в Афганистан.

Последний штрих -- история с принуждением Грузии к миру в августе этого года. Хотя событие свежее и всем известное, музейщики не оставили посетителя без интриги. Оказывается, автомобили, которые захватили российские военные и которые американцы потребовали вернуть, были не «Хаммеры», как писали едва ли не все российские газеты, а «АМ Дженерал».

Напоследок -- история о том, что контрразведчики, увы, не всегда достигают результата. На одном из приемов премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю его помощник передал записку, что, естественно, не ускользнуло от нашей контрразведки. И сэр Черчилль передал ответную записку, которую (о, счастье) премьер выбросил в урну. Наши разведчики подобрали и прочли: «Орел не вылетал из гнезда». Ломали головы наши великие умы, но так ничего и не смогли понять в шифровке, не зная текста записки помощника премьера. А он был примерно таким: «Сэр, у вас расстегнута ширинка»...
Источник: http://www.vremya.ru/2008/225/4/218345.html
Дата: 04.12.2008
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ