«Всегда в роли изыскателя, строителя, руководителя»

 

Когда-то именем этого человека была названа улица нашего города — Межениновская. Позже пришли другие времена и другие герои, и улица стала именоваться улицей Челюскинцев. А Николая Меженинова предали забвению, как и других инженеров-путейцев, много сделавших для основания и развития Новониколаевска. Повезло лишь Николаю Гарину-Михайловскому — его имя носят привокзальная площадь и станция метро.

О Меженинове, Тихомирове, Белелюбском, Будагове почему-то предпочитают не вспоминать. А между тем они не только строили железную дорогу, но и возводили в городах и поселках вдоль трассы школы, больницы, церкви, библиотеки. Поселок Александровский (впоследствии Новониколаевский) не был исключением.

Восьмое чудо света

Значение Великого сибирского пути, или Транссиба, трудно переоценить, недаром его называют восьмым чудом света. Именно с постройки этого пути началось экономическое возрождение Сибири и Дальнего Востока. «Транссиб на перевале двух веков — это не просто рельсовая дорога через весь огромный сибирский материк, который в XIX веке знали почти так же мало, как в XVIII и XVII, но это еще и дорога из столетия в столетие. Только с прокладкой этой дороги, только с «прошивом« Сибири из конца в конец она была наконец-то подтянута к европейской части России накрепко, в одно целое», — писал Валентин Распутин.

«Чугунка» была жизненно необходима Сибири. «Дорогу! Дорогу!» — просили генерал-губернаторы у царя. Одним из первых стал ратовать за обзаведение Сибири железными дорогами генерал-губернатор Восточной Сибири граф Муравьев-Амурский. Он даже предложил маршрут «однотропной чугунки» от Байкала на Иркутск, Красноярск, Омск, Уфу и Самару. А самым первым о ней еще в 30-е годы XIX века заговорил русский инженер путей сообщения Николай Богданов.

В 1886 году Александр III писал: «Уж сколько отчетов генерал-губернаторов Сибири я читал, и должен с грустью и стыдом сознаться, что правительство до сих пор почти ничего не сделало для удовлетворения потребностей этого богатого, но запущенного края. А пора, давно пора». И еще одна запись: «Необходимо приступить скорее к постройке этой дороги».

6 июня 1887 года состоялось совещание министров и управляющих высшими государственными ведомствами, на котором было принято окончательное решение приступить к сооружению отдельных участков железной дороги в Сибири. Однако многие боялись ее большой протяженности, крупных финансовых и материальных затрат. Было распространено мнение, что на первое время можно ограничиться постройкой только тех участков железной дороги, которые связывали бы речные бассейны. То есть дорога была не сплошь рельсовая, а смешанная — водно-железнодорожная.

В проекте намечались три участка дороги: Среднесибирский (от Томска до Иркутска), Забайкальский (от озера Байкал до Сретенска) и Уссурийский (от Владивостока до села Буссе на реке Уссури). Теперь очередь была за изыскательскими экспедициями. Среднесибирскую (это был самый протяженный участок — 1700 верст) возглавил опытный инженер-путеец Николай Меженинов.

Узкоколейке — нет!

Комиссия недаром остановилась на кандидатуре Николая Павловича Меженинова. К тому времени ему было 49 лет, а за плечами уже был огромный опыт работы.

Родился в старинной дворянской семье рязанского помещика. Закончил физико-математический факультет Московского университета (по отделению чистой математики). Однако в том же году (1861) поступил в институт инженеров путей сообщения. После его окончания Николай был назначен начальником дистанции седьмого округа путей сообщения. Однако эта работа была для него скучной. Молодому путейцу хотелось железные дороги строить. Удача ему улыбнулась — он станет участником и руководителем изысканий и строительства железных дорог на Украине, в Белоруссии, Прибалтике, Крыму, центральных губерниях России. А теперь вот Сибирь… Именно здесь был громадный размах для творчества и инициативы.

В конце 1887 года, через три месяца работы, Меженинов представил две записки: «О местных средствах и условиях сооружения Среднесибирской железной дороги» и «К вопросу о направлении Сибирской железной дороги», в которых предлагал строить Среднесибирскую линию как продолжение Уфа — Златоустовской. «Великий сибирский путь, — писал изыскатель, — должен быть сплошным от европейской сети железных дорог до бассейна Амура и должен начинаться от Златоуста и направляться на Челябинск, Курган, Петропавловск, Омск, Каинск, Колывань, пересекая Обь в 80 верстах выше Томска, далее на Мариинск, Ачинск, Иркутск». Меженинов вместе со своей изыскательской партией собрал богатейший материал. Был даже использован опыт многих поколений ямщиков Московского тракта. А сама трасса была максимально приближена к этому тракту.

Но вот появилась новая идея — инженер Гронский настаивал на перепроектировании Транссиба под узкую колею, как у американцев. Это якобы удешевило бы стоимость сооружения и сократило длину линии. За советом обратились к Меженинову. Тот категорически отказался пересматривать изыскания. «Сибирская дорога, — ответил Николай Павлович, — соединяющая сеть европейских железных дорог с восточным побережьем Азии, будет иметь широкое торговое и государственное значение, и как дорога транзитная непременно должна быть ширококолейная. Будущность ее для экономического развития края и торговли нашей с Дальним Востоком громадна». А насчет Америки он заметил, что там все главные транзитные линии — ширококолейки, а узкая колея лишь на боковых ветвях.

Это утверждение не было голословным. Инженер в сентябре 1889 года после первоначальных изысканий в Сибири успел съездить в Америку для изучения опыта железнодорожного строительства. Плюс еще успел произвести изыскания и построить Джанкой-Феодосийскую железную дорогу, пока министры утрясали все спорные нюансы по Транссибу.

Начальник Среднесибирской дороги

Наконец 17 марта 1891 года Александр III издал Высочайший рескрипт о начале строительства сплошного рельсового пути от Челябинска до Владивостока, за что как раз ратовал Меженинов. В документе было предписано отказаться от услуг концессионеров и иностранного капитала, хотя предложений было много: построить Великий сибирский путь «средствами российской казны», силами отечественных инженеров, рабочих и каторжников, из своих материалов, с применением «нашенских» паровозов и вагонов. Транссиб начал строиться одновременно от Владивостока и Челябинска.

Спорным моментом среди инженеров-изыскателей был выбор места для моста через Обь. И Николай Меженинов как раз отстаивал строительство моста возле Колывани. Однако река здесь во время паводка разливалась до 12 верст, да и грунт был неустойчив для мостовых опор. Поэтому победил Кривощековский вариант перехода через Обь.

В 1892 году Меженинова вновь назначают начальником экспедиции для проведения подробных изысканий и составления проекта Среднесибирского участка от Оби до Иркутска, а позже — начальником работ по сооружению этой дороги.

Работы по строительству Среднесибирской железной дороги на участке Обь — Красноярск начались в мае 1893 года. А 20 июля 1894-го на месте будущего Новониколаевска в присутствии томского губернатора Тобизена, управляющего контрольной палатой Шпейра и начальника строительства Среднесибирского участка железной дороги Меженинова был отслужен молебен и состоялась торжественная закладка первого камня в правобережный устой железнодорожного моста. Мост связал два самых крупных участка Транссиба — Западносибирскую и Среднесибирскую железные дороги.

Для нашего города Николай Павлович тоже сделал немало. Под его руководством началось быстрое сооружение пристани и причалов (ведь грузы для строительства моста все прибывали и прибывали), товарных складов, жилья для речников, станции Обь. К его заслугам принадлежит и возведение храма Александра Невского. Меженинов возглавлял комитет по его постройке, выбравший площадку и организовавший сбор пожертвований на его сооружение.

15 мая 1897 года состоялся молебен в связи с закладкой собора. Помимо представителей власти на нем присутствовал и Меженинов вместе с другим инженером-путейцем, руководившим строительством собора, — Тихомировым. Кроме того, Меженинов способствовал переименованию поселка Александровского в Новониколаевский.

К эксплуатации Среднесибирской железной дороги приступили первого января 1899 года. Ее создание было связано с огромными трудностями: на пути — болота, тайга, реки. Но благодаря сотням тысяч людей — крестьянам, рабочим, военным, ссыльным, благодаря всей России мы построили самую протяженную дорогу в мире. Но были еще и те, без чьих знаний, организаторских способностей и таланта (по сути своей аристократы), Транссиб просто бы не состоялся. Среди них и Николай Павлович Меженинов. Сооружению железных дорог в Сибири он посвятил 13 лет своей жизни.

В Сибирском торгово-промышленном календаре на 1898 год (Томск) дана такая характеристика деятельности инженера: «Уже одно простое перечисление должностей, которые Николай Павлович занимал в течение 30 лет, показывает нам с яркой очевидностью, к какому роду деятельности он принадлежит. Мы видим его всюду, где является потребность в широком применении научных знаний, многосторонней опытности, неутомимой энергии, где происходит созидательная деятельность. Заканчивается такая деятельность на одном месте — Николай Павлович стремится уже на другую окраину нашего обширного отечества, и всегда в роли изыскателя, строителя, руководителя».

За свой труд Меженинов был награжден пятью орденами и нагрудным знаком «За содействие духовному просвещению Сибири». В память о нем названа станция Межениновка — сейчас это разъезд на 48-м километре от станции Тайга.

Источник: http://vn.ru/29.11.2008/history/95764/
Дата: 29.11.2008
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ