Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

На что не жалела денег дореволюционная городская дума

13.11.2008

В год 15-летия Московской думы мы продолжаем рассказывать о главных действующих лицах и делах городской думы дореволюционного образца, становление которой пришлось на 1870-е годы - бурное время реформ. Нельзя не вспомнить о том, что общественное управление, начавшее свою деятельность с решения таких сугубо хозяйственных вопросов, как починка московских мостовых и освещение улиц, постепенно пришло к выводу, что городскому сообществу стоит озаботиться и тем, как лечить и учить свое население.

Напомним, что в 1863 году, когда в Москве было введено городское самоуправление, лечебные заведения ему не передали. Они остались в ведении Приказа, то есть министерства общественного призрения. На средства города поначалу содержалась только Первая городская больница, которой позже присвоили имя всемирно известного хирурга Николая Пирогова - почетного гражданина Москвы. Но и ее, и все другие московские больницы передали общественному управлению только четверть века спустя.

Правда, все это время новая местная власть, как писали в те времена, "не оставалась безучастным зрителем беспомощности населения в деле лечения" и постепенно открывала городские больницы. А уж когда получила здравоохранение под свою опеку, развернулась широко - стала расширять и перестраивать старые лечебницы, взялась за организацию абсолютно новых для тогдашней Москвы видов медицинской помощи и просвещения - вроде консультаций для матерей по уходу за грудными детьми.

К началу ХХ века городское управление содержало 18 муниципальных больниц.

В числе этих больниц две детские - действующие до сих пор Св. Владимира и Морозовская, две психиатрические - Преображенская (на улице Матросская Тишина в Сокольниках ) и Алексеевская за Серпуховской Заставой (в московском разговорном обиходе "Канатчикова дача"), одна глазная, одна кожно-венерическая, одна - для пациенток с послеродовыми осложнениями. Причем это были хорошо оборудованные заведения, при них имелись водо- и электролечебницы, рентгеновские кабинеты, лаборатории и пр., а в 1910-е годы город собрался оснастить их еще и оборудованием для радиотерапии.

Только в 1913 году в городе открылись санаторий для туберкулезных больных в Сокольниках, три корпуса второй очереди Солдатенковской больницы, лечебница для кожных и венерических больных при Щербатовской больнице, отделение для грудных детей при Морозовской и два новых корпуса при Преображенской. Расход города на содержание больниц по смете 1914 года составлял 5 млн 451 тыс. руб. - десятую часть муниципального бюджета.

Клиники, построенные на средства города, для москвичей были бесплатными. В отличие от тех, что перешли муниципальному управлению от Приказа общественного призрения, там за лечение брали от 4 руб. 20 коп. до 6 руб. 60 коп. в месяц. Платили за лечение и пациенты психиатрических больниц, причем пребывание в Алексеевской обходилось дороже всего - 15 руб. в месяц.

В сфере здравоохранения город практиковал и абсолютно нетрадиционные подходы. Например, при тех же психбольницах завели посемейное призрение больных, которое звалось тогда патронажами. Преображенская больница размещала своих тихих пациентов по семьям в городе Воскресенске Московской губернии: их содержание оплачивали, а душевнобольных на дому навещали врачи. Алексеевская больница размещала свой контингент по крестьянским семьям в окрестных деревнях. А в начале ХХ века патронажи стали устраивать уже не только для душевнобольных, но и для всех прочих хроников - их выписывали из городских больниц и размещали в семьях на окраинах города. Оплачивало такое "домашнее" лечение городское управление из расчета 10 руб. в месяц.

Городское управление взяло на себя и заботу о помощи роженицам. Первой ласточкой стали четыре крошечных родильных приюта на три кровати каждый, открывшихся в 1880-м. Но тридцать лет спустя Москва имела уже 11 учреждений такого рода, в том числе четыре роддома, вполне внушительных даже по современных меркам. В 1912 году в них - абсолютно бесплатно для горожанок - появились на свет 33 770 новорожденных, то есть большая часть из примерно 50-тысячного ежегодного прибавления, обычного для населения Москвы тех лет (кстати, по переписи 1912 года оно составляло "всего" 1 млн 167 тыс. человек).

За городской счет не только лечились, но и учились. Причем в уже упомянутом бюджете 1914 года на статью "образование" отпустили примерно на полмиллиона больше средств, чем даже на "здоровье".

Особым событием для горожан, воспитывавших и обучавших своих отпрысков по большей части дома, стало, например, открытие в 1911 году Городского универсального детского сада им. Ольги Николаевны Кельиной. Он был создан на средства ее мужа, выполнившего мечту покойной супруги открыть такое заведение для детей городской бедноты. Чем только здесь с ними ни занимались - и рукоделием, и чтением, и письмом. В здании имелись сцена для постановки спектаклей и даже такая невероятная вещь, как своя астрономическая обсерватория.

Первые пять муниципальных начальных школ город открыл в 1867 году. А уже в 1900-м их стало 150, и Москва смогла ввести всеобщее бесплатное четырехгодичное начальное обучение, причем впервые стали обучать даже умственно отсталых детей, а физически слабых начали отправлять для поправки здоровья в летние колонии (тогда так называли летние лагеря).

Но городское управление на этом не успокоилось: в 1914 году городская дума одобрила гигантский заем - 4 млн 940 тыс. руб. - на строительство школ. Кстати, в то время преподаватели начальных школ получали за свои труды солидное вознаграждение - старшие учителя получали основной оклад в 600 руб. и квартиру "натурой", классные учителя - 460 руб. оклада и 240 руб. квартирных, через каждые три года полагалась прибавка в 40 руб.

Но самым известным из городских учебных заведений был, без сомнения, открытый в 1908 году в здании на Миусской площади Народный университет Шанявского - единственный в России вольный университет, служивший привлечению симпатий народа к науке и знанию. В нем имелись всего два отделения - научно-популярное, дававшее, по сути, среднее образование, и академическое, на котором можно было получить полноценное высшее образование, причем в вечернее время, так что в числе слушателей университета оказались горожане, днем зарабатывавшие себе на пропитание или занятые хозяйством и детьми. При вольном университете имелись также специальные курсы - по самым актуальным вопросам, выдвигаемым жизнью. Среди состоявшихся в 1913-1914 гг. значились, к примеру, спецкурс по общественному содействию мелкому хозяйству и по кооперации, а также спецкурс по местному самоуправлению. Которые были бы актуальны и сегодня.

Источник: http://www.izvestia.ru/moscow/article3122495/