Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Уроки расселения Хитровки

04.11.2008

В год 15-летия столичной думы мы продолжаем вспоминать самые яркие сюжеты из истории городского общественного самоуправления. Например, нельзя не заметить настойчивых попыток "старорежимных" думцев решить злободневный для Москвы квартирный вопрос.

На исходе ХIХ века столичные думцы совершили несколько вылазок в  ночлежки Хитрова рынка, в которых обитала примерно половина из 15 тысяч московских бездомных. А также подробно обследовали недалеко ушедший от хитровских стандартов городской "коечно-каморочный жилфонд", в котором сто лет назад ютились примерно  175 тысяч москвичей (то есть каждый шестой). Впечатления оказались сильными. Настолько, что дума тут же стала действовать. Причем весьма мудро и ответственно.

И со зловонными ночлежками Хитровки, и с сырыми и грязными каморками вполне можно было разделаться одним махом - принять соответствующие распоряжения об устройстве и содержании такого рода помещений - и назавтра дешевое жилье несоответствующего "качества" оказалось бы вне закона. Но тогда бедняки вообще остались бы на улице. Поэтому дума предпочла не запреты, а позитивную программу действий.  Например, город стал создавать собственные дома "ночного пребывания" - с условиями не в пример лучшими, чем в убогих частных ночлежках Хитровки: к 1913 году в ведении городского управления находились уже шесть вполне пристойных ночлежных домов.

Разбираться с "коечно-каморочным фондом" в городской думе тоже решили цивилизованно, предложив беднейшему городскому населению альтернативу захудалым халупам. Как раз тогда городу был завещан капитал в 7 млн рублей. Так совпало, что эту фантастическую сумму умерший весной 1901 года московский купец Гаврила Солодовников - самый богатый из российских миллионеров начала прошлого века - отписал Москве с одним условием: употребить  деньги на "строительство домов дешевых квартир для бедных людей, одиноких и семейных". "Большинство этой бедноты, - писал он в завещании, - составляет рабочий класс, живущий честным трудом и имеющий неотъемлемое право на ограждение от несправедливости судьбы".

Построенные на капиталы Солодовникова первые два дома дешевых квартир заселили весной 1909 года. 5-этажный корпус, предназначавшийся для семейных и названный "Красным ромбом", имел 200 квартир. В четырех 5-этажных Дом для одинокихкорпусах для одиноких, получивших гордое название "Свободный гражданин", разместились 1155 квартирантов. Как ни странно, эти жилища во многом предвосхитили более поздние "находки" советских домов-коммун. Одинокие граждане обитали здесь в крохотных комнатках площадью  не больше 6 кв. м, с "меблировкой" в виде железной подъемной кровати, стола и табурета. Семейные - в комнатах площадью 16-21 кв. м, причем готовили на общей кухне. Зато в доме для семейных  имелись детский сад и ясли, а в распоряжении обитателей обоих домов - развитая инфраструктура с магазином, столовой, баней, прачечной, библиотекой, летним душем. Дома освещались электричеством, имели центральное отопление и даже лифты, которые в те времена в Москве считались даже не роскошью, а верхом излишества. При этом - немыслимо низкие цены: квартира для семейных обходилась в среднем в 130 рублей в год, для одиноких - в два раза меньше (для сведения: рабочий средней квалификации зарабатывал тогда примерно полтора рубля в день). Вот только дешевое жилье оккупировала вовсе не московская беднота, а мелкие чиновники. А также фармацевты, учителя, почтальоны, музыканты и художники. Как выяснилось вскоре, в доме для семейных 134 жильца были дворянами, 249 - мещанами и только 33 - рабочими.

Исправлять это досадное упущение, идущее вразрез с намерениями завещателя, столичная дума собралась при помощи возведения новых домов дешевых квартир. Проблема в том, что на оставшуюся часть солодовниковского капитала можно было построить жилье максимум для девяти тысяч горожан. Но что такое эти девять тысяч при 175 тысячах "каморочников"? И не стоит ли городу начать строительство  дешевого жилья на коммерческих началах, в смысле - на заемные средства? К этой здравой мысли думцы пришли в начале 1911 года с подачи одного из гласных -  Э. И. Альбрехта. Предложившего городскому самоуправлению построить на кредитные деньги 60  дешевых 5-этажек, в которых могли бы поселиться примерно 39 тысяч горожан. Жилищные проблемы беднейшего населения Москвы, уверял депутат, сопроводивший свою идею подробными расчетами, можно  постепенно решить без всякой приплаты из городского кармана - кстати, именно таким образом строил в те времена муниципальные дома Совет Лондонского графства. На "проект Альбрехта" требовалось 8,5 млн рублей. Доходы с 60 домов, спроектированных по принципу "система коридорная" - с комнатами в 10-19 кв. м, общими коридорами и кухнями, - при арендной плате от 6,5 до 12 руб. должны были полностью покрыть расходы и по их эксплуатации, и по оплате кредитов. Надо сказать, что эту схему создания в городе социального арендного жилья для беднейшего населения дума не просто одобрила, но и постановила, что в 1912 году должен быть устроен "в виде опыта" один поселок из трех "дешевых" домов. Однако этим планам не суждено было сбыться: помешала Вторая мировая, за ней  пришла революция 1917-го...

Источник: http://www.izvestia.ru/moscow/article3122114/